Covid-кризис и общество: «пострадавшие», или те, по кому ударили ограничения

Во время кризиса Covid-19 противоречия в латвийском обществе усугубились — это можно наблюдать в социальных сетях и даже отдельных протестных выступлениях. Передача Латвийского телевидения (LTV) «Запрещенный прием» (Aizliegtais paņēmiens) изучила основные группы самых недовольных — что их объединяет и каковы их интересы. Третья группа борется и злится, не желая проигрывать — «пострадавшие».

КОНТЕКСТ

Aizliegtais paņēmiens пригласил четырех представителей разных сфер — специалисты комментируют и анализируют группы общества и ситуацию в целом. Аналитики выбраны на основании их опыта или образования в области публичной коммуникации. 

Избранные эксперты — профессор Рижского университета им. Страдиня в сфере коммуникации Анда Рожукалне, журналист, ведущий дискуссий на портале Delfi Янис Домбурс, главный редактор портала Santa.lv Синдия Мелушкане, которая осенью сама переболела Covid-19, а также специалист по корпоративной коммуникации Ральф Виландс.

Это группа тех, кто проиграл из-за ограничений, введенных, чтобы остановить распространение Covid-19. Некоторые пострадали экономически, потому что не могут работать в выбранной отрасли, некоторые не удовлетворены механизмами поддержки, которые предлагает государство. Часть недовольных также пришла на акции, которые проводились в Риге на набережной и у Памятника свободы.

Одна официантка, которая сейчас осталась без работы, выразила свое возмущение: «Из-за объявленной чрезвычайной ситуации я сейчас без работы. У мужа пока работа есть. Как-то пытаемся выжить, осмыслить всю эту ситуацию. Мы не отрицаем существовании вируса и болезни, но какое-то понимание должно быть, нельзя людей так ужасно подавлять. Поймите, я живу дома и чувствую, что уже в полной депрессии. Я не могу только сидеть в четырех стенах и гулять только по кругу в саду. Ужасно тяжело все это».

«Отменить ограничения, хотя бы частично. Я руковожу небольшим предприятием — занимаемся лазертагом. Это похоже на пейнтбол. Мы не можем работать. У нас же все происходит на улице, на свежем воздухе, на большой территории. Весной мы могли обслуживать 25 человек, соблюдая все рекомендации, а сейчас вообще не можем работать. Нам надо было бы попытаться как-то обойти, но этого мы делать не будем. Но давайте посмотрим, что происходит на лыжных трассах. Там собираются люди. Хотя там примерно то же самое, что и у меня», — высказал свое мнение предприниматель Янис.

Журналист Синдия Мелушкане считает, что возмущение этой группы обоснованно: «Весной, когда впервые объявили чрезвычайную ситуацию, премьер-министр заявил: у нас много денег, мы всех поддержим. [...]. Вскоре после этого — по крайней мере, в моем информационном потоке в социальных сетях — появились записи очень лояльных государству предпринимателей, которые были сильно разочарованы тем, что им не хватает, например, 1000 евро, чтобы квалифицироваться [для получения помощи]. Или была информация о том, что есть люди, получившие четыре евро в качестве пособия по простою. (..) И одновременно с этим мы слышим рассуждения о том, будут или не будут повышены зарплаты министров и президента».

Правительство нередко меняло свои решения. Например, в какой-то момент в сфере красоты разрешили работать только парикмахерам. Остальные устроили пикет у Сейма, после чего работать в отрасли позволили всем. Сейчас работать нельзя никому.

«Сегодня, в эпоху социальных сетей, принятие решений и коммуникация неразрывно связаны. Но умение принимать решения во много раз важнее, чем коммуникация. Плохое, противоречивое решение невозможно хорошо разъяснить. И это тот момент, который не вполне понимают, когда начинают говорить о плохой коммуникации. (…) Это просто невозможно. Это проблема коммуникации, это проблема принятия решений», — пояснил Виландс.

Волны негодования со стороны предпринимателей и поставщиков различных услуг поднимаются и в социальных сетях. Музыканты, официанты, мелкие торговцы, у которых отняли базарчики, представители индустрии туризма возмущены. Однако анализа решений не было — или о нем до сих пор неизвестно.

Журналист Домбурс считает, что правительство должно объяснять лучше и расторопнее: «Я не говорю, что премьер или еще кто-то должен выйти и часами излагать детализированный анализ. Но я бы сказал: если поискать на сайте правительства, на специально созданном сайте про Covid-19, то найти нечто, описывающее не само принятое решение, а его обоснование, мучительно сложно. Чтобы с анализом по группам, по сегментам, со сравнениями с другими странами. Только какие-то крупицы можно найти. Доступ к подписанному премьером докладу секретариата Совета по кризисному управлению, если не ошибаюсь, от 27 апреля до сих пор ограничен. Ну какой ограниченный доступ для апрельского документа?! О чем мы говорим?».

Мелушкане также подчеркнула, что правительство должно объяснять решения: «Важно, чтобы каждое правительственное решение сопровождалось «потому что...». То есть в тот момент, когда сообщается, что детям нужно будет носить маски, должно быть ясное объяснение: маски надо будет носить, поскольку происходит это и это, мы проверили, это безвредно. Детская больница выступила с сообщением, что маски не несут угрозы здоровью детей, но запоздало: на manabalss.lv уже были собраны подписи».

«Вопрос в том, действительно ли кто-нибудь в этой стране понимает, что чувствует общество. В селах, в городах, матери, отцы, с детьми и бездетные и так далее. Потому что может быть и так, что надо больше говорить с теми, кто не самый громкий», — признает Домбурс.

Первые два рассказа серии — о протестующих, или «спасителях мира», и «властолюбцах», или стремящихся к лидерству.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить