Covid-кризис и общество: что власть смогла сказать народу

Четвертый рассказ о реакции латвийцев на пандемию коронавируса и ее последствия

Во время кризиса Covid-19 противоречия в латвийском обществе усугубились — это можно наблюдать в социальных сетях и даже отдельных протестных выступлениях. Передача Латвийского телевидения (LTV) «Запрещенный прием» (Aizliegtais paņēmiens) изучила основные группы самых недовольных, а также выяснила, как вела с ними коммуникацию власть.

КОНТЕКСТ

Aizliegtais paņēmiens пригласил четырех представителей разных сфер — специалисты комментируют и анализируют группы общества и ситуацию в целом. Аналитики выбраны на основании их опыта или образования в области публичной коммуникации. 

Избранные эксперты — профессор Рижского университета им. Страдиня в сфере коммуникации Анда Рожукалне, журналист, ведущий дискуссий на портале Delfi Янис Домбурс, главный редактор портала Santa.lv Синдия Мелушкане, которая осенью сама переболела Covid-19, а также специалист по корпоративной коммуникации Ральф Виландс.

Комментаторы «Запрещенного приема» оценили коммуникацию четверых государственных должностных лиц: президента Эгила Левитса, премьер-министра Кришьяниса Кариньша («Новое Единство»), министра здравоохранения Илзе Винькеле («Развитие/За!») и министра экономики Яниса Витенберга  («KPV LV»).

Министр здравоохранения

Рожукалне считает, что Винькеле большую часть ответственности несет на своих плечах: «Сейчас я вижу, что министры, каждый из которых представляет свою отрасль, возложили большую часть ответственности на министра здравоохранения Илзе Винькеле, которая очень стоически это переносит, очень много общается и отвечает на очень многие вопросы».

Также Рожукалне указала, что замечания в адрес министра необоснованны, потому что работу главы Минздрава подтверждает ряд хороших достижений.

В то же время, отметил Виландс, министр здравоохранения в летние месяцы ослабила активную коммуникацию: «В первые месяцы она была достаточно хороша, сильна, динамична, а потом летом что-то произошло. Но это произошло не только с ней, это произошло, возможно, и с другими министрами, и с правительством в целом. Правительство немного ослабило хватку — или устало, и не подготовилось ко второй волне Covid, хотя кто-то и называет ее продолжением первой. Я не специалист в этой области, не могу это комментировать, но надо было понимать, что осенью будет труднее. Мне кажется, что в какой-то момент Министерство здравоохранения это прозевало, потому что были заявления о том, что никаких дополнительных мер принимать не надо. Эти заявления были всего полтора месяца назад». 

Журналистка Мелушкане отмечает: «За коммуникацию с обществом я ставлю Илзе Винькеле высший балл, потому что она единственный министр, кто в соцсетях регулярно пишет и о том, что нового, и о каждом решении. (…) То, что с ее стороны возможна резкость в этих напряженных условиях, мне кажется абсолютно нормальным». 

«Ей в довольно большой степени присуще нежелание делегировать многие вещи. (…) Она очень многое хочет решать сама — или хотя бы руководить процессом принятия решения. В какой-то момент скопилось «-надцать» дел, которые все время должны проходить через одного человека. Здесь в какой-то момент могут возникнуть проблемы», — сказал Домбурс. 

Министр экономики

«Я знаю, что Витенбергс — министр экономики, но я его почти не замечала. Если честно, об экономических вопросах я больше слышала от Сандиса Гиргенса [министра внутренних дел]. У меня такое ощущение, что он стал этаким ассистентом министра экономики, потому что я слышала, как он дискутирует с Павлютсом и Ашераденсом о том, что, возможно, следовало ввести «принцип вертолета» — и всем нам раздавать деньги», — говорит Мелушкане.

Рожукалне не совсем понимает действия министра экономики: «Разрабатывает сценарии, которые противоречат уже принятым решениям относительно магазинов или как-то изменяют их, создавая еще большую путаницу».

«Его коммуникация для меня осталась не до конца понятной. Предпринимателям поступали определенные сигналы. Но эти сигналы могли быть и посильнее. Но никаких его особенных ошибок или достижений в памяти не осталось», — комментирует Виландс. 

Премьер-министр

Журналист Мелушкане заявила: «По моим оценкам, коммуникации слишком мало. Может, я не видела и не слышала всего — я не смотрю телевизор с утра до вечера, не слушаю с утра до вечера радио, не читаю абсолютно все новостные порталы. Но мне кажется, маловато.

И еще его заявления мне кажутся противоречивыми. С одной стороны, он говорит, что правительство должно работать как единая команда, с другой — мне очень не нравится, что он регулярно критикует Минздрав. Это министерство, на котором на самом деле лежит наибольшая нагрузка на данный момент. У меня такая ассоциация: вот есть некий отец, который работает где-то в другом месте, раз в неделю появляется дома и говорит: «У тебя плохие отметки, надо бы повыше». Но сам при этом не принимает достаточного участия в этом процессе, чтобы эти оценки действительно улучшить». 

Виландс тоже подчеркивает публичную критику Кариньша в адрес своих министров: «Возможно, не справляясь с необходимостью мобилизовать правительство для качественной и быстрой работы, он публично критиковал министров своего правительства в средствах массовой информации. С одной стороны, это шаг отчаяния, я понимаю. С другой — это был такой честный сигнал, который общество, вероятно, оценило. И его правительство, очевидно, начало двигаться в более энергичном темпе в том, что касается принятия решений. Вот что он, возможно, мог сделать раньше — так это быть немного более решительным, пригрозив отправить домой какого-нибудь не особенно усердного министра». 

Однако журналист Домбурс считает, что премьер принятые решения мог бы объяснять в намного более понятном виде: «Сидеть до позднего вечера и в полночь выйти с чем-то, что назвали пресс-конференцией — я не понимаю, зачем так надо было делать. Я не понимаю, почему, раз уж спорили до полуночи, нельзя было договориться — окей, вы пишете тезисы, вы готовите фотографии, еще что-то, завтра утром выходим в десять-одиннадцать и нормально рассказываем публике, о чем мы спорили и к чему пришли». 

Президент

«Левитс по факту стал писателем писем Сейму. Весной он написал письмо после принятия Закона об административно-территориальной реформе, а затем написал там еще один законопроект. Но, может быть, в тот момент, когда пикеты пришли к Сейму, стоило усадить этих людей за какой-то стол, может, пытаться разговаривать, вовлекаться. Это же не запрещено ему Конституцией», — поясняет Домбурс.

В свою очередь, Мелушкане указала, что президент был политически неактивен: «Если вернуться к моему сравнению Кариньша с отцом, который появляется раз в неделю и говорит про плохие оценки, то президент вообще как такой дедушка или крестный из Америки, который появляется раз в месяц и говорит: «Нехорошо, уже летом надо было начинать учиться, летом нужно было делать домашние задания, тогда к Рождеству в табеле не было бы такой плохой отметки». Но он же все время здесь [а не в Америке]». 

Виландс призывает власть — и особенно правительство — работать все же более сообща: «Сейчас — за два года до выборов — для коалиции очень важно все же показать свою достаточно развитую способность работать совместно и не ссориться друг с другом, потому что большая часть избирателей воспринимает их как единое целое, а не как пять партий». 

В свою очередь, Домбурс призвал своих коллег сохранять бдительность и требовательность: «Я очень хочу подчеркнуть, что не вижу никакой фундаментальной разницы между критикой в адрес тех, кто собрался на набережной, и критикой в адрес правительства. Средства массовой информации, журналисты обязаны относиться критически ко всем — в соответствии с уровнем ответственности каждого». 

Ранее опубликованные материалы цикла:

 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить