«Бюрократизм года 2020»

Preces atmuitošana, kas nopirkta ārpus ES. Situācija pirms - fiziska persona no juridiskas personas nopērk preci piem. ASV. Ja preces vērtība pārsniedz 10 EUR, jānomaksā PVN, ja 150 EUR arī muitas nodoklis. Agrāk Latvijas pasts fiziskai personai atsūtīja paziņojumu, kurā bija aprēkināta valstij nodokļos nomaksājamā summa un konts Valsts kasē, kur veikt pārskaitījumu. Fiziskā persona no savas bankas konta veicot pārskaitījumu, varēja iet uz pastu saņemt preci vai samaksāt nodokli uz vietas pastā, par ko pasts ieturēja komisijas maksu. Viss bija tik vienkārši. Sākot ar 2019.gada novembri mainījās notaikumi. Tagad, lai fiziskā persona varētu atmuitot preces ir jāveic sekojošas darbības. 1. Pasts atsūta ziņu, ka ir saņēmis muitojamo preci. Ziņā pasts iekļauj sekojošu informāciju, kas ir nepieciešama fiziskai personai, lai tā aizpildītu muitas deklarāciju: pasta sūtījuma numurs, PUD jeb pagaidu uzglabāšanas dokumenta numurs, PUD kārtas numurs un preces svars. 2. Fiziskā personai ir jāpieslēdzas EDS, kur jāaizpilda muitas deklarāciju, tājā ievadot visus augstāk minētos datus, kā arī vēl citus datus par preci un obligāti klāt pievienojot divus dokumentus - rēķins no pārdevēja un samaksu aplicinošs dokuments. 3. Fiziskā persona ielogojas savā bankas kontā un sagalbā maksājuma uzdevuma apliecinājumu. 4. fiziskā persona ielogojas piemēram ebay un saglabā rēķina apliecinājumu. 5. Tad, kad ir visi nepieciešamie dati un papīri, aizpilda muitas deklarāciju un sistēma aprēķina nodokli. 7. Tiek samaksāts nodoklis un var iet uz pastu. Vai arī, ja fiziskā persona nespēj veikt visas augstāk minētās darbības pati, viņa raksta e-pastu pastam, ka vēlas izmantot pasta muitas brokeri. Un arī šajā gadījumā ir jānosūta pasta muitas brokerim rēķinu no pārdevēja un maksājuma uzdevuma apliecinājumu. Tā teikt ļoti atviegloja visiem dzīvi!!!
Ļoti ilgs informācijas aprites ceļš, kas, iespējams, ir ietekmējis manu 2. līmeņa pensijas uzkrājumu.
Pirmdiena,16.03. dienas vidū ar Latvija.lv starpniecību darīju zināmu VSAA, ka nomainu 2. līmeņa pensijas plānu, ar mērķi mazināt potenciālos zaudējumus. Reāla izmaiņa ar plānu notiek precīzi pēc 7 kalendārām dienām. Kapēc līdz šim nav automatizēts, ka darbības notiek nekavējoties vai ilgākais dažu stundu laikā? Es centos mazināt ietekmi uz saviem uzkrājumiem laikā, kad ir straujš akciju un obligāciju tirgu cenu kritums, bet VSAA bezdarbības dēļ 7(!) dienu garumā tika pazaudēta nopietna summa.
Atbildi no VSAA uz 16.03. iesniegumu saņēmu 1.04., jeb pēc 12 (!) darba dienām. Vēstulē mani informēja par pirms 9 kalendāra dienām paveikto.
Tā kā iesniegumā VSAA man bija jānorāda no izvēlnes uz kuru plānu pāreju, tad ziņai tehniski bija jāvar nākamajā minūtē būt pie pensiju plāna izpildītāja, un atbildei 16.03. bija jābūt, nevis no VSAA iesniegumu saņēmām, bet, gan no pārvaldītāja sistēmas - redzam, ka izsakat vēlmi mainīt plānu, tas jau izdarīts vai tiks izdarīts tad un tad. 16 kalendārās dienas starp iesniegumu un atbildi ar apstiprinājumu, ka pensiju plāns nomainīts, ir absurdi ilgs termiņš. Ļoti gribas ticēt, ka VSAA darbinieki taču ar roku nepārrakstīja manu iesniegumu, nenesa to uz pensiju fondu personīgi, fonds arī nevilcinājās.
Informācijas apritei ir bijusi nodrošināta 15 kalendāro dienu dīkstāve, jo viss darbs paveicams dažu h laikā, ja tiek pielietotas digitālās tehnoloģijas iespējas.
Сообщайте

Чтобы получить госдоплату на ортозы для ребенка — ежегодно приходится доказывать, что они нужны

Отец шестилетнего мальчика Янис Земене выдвинул на соискание антиприза «Бюрократизм года 2020» историю о том, через какие процедуры проходят родители, чтобы получить для своих детей (лишь частично за счет государства!) ортозы, необходимые им, чтобы ходить, посещать детсад и социализироваться. Каждый раз для получения этих приспособлений родителям нужно представить всю кипу документов, которые они уже приносили, сосканированные и электронные заключения не годятся, учреждения не могут обменяться информацией — поэтому гоняют туда-сюда родителей, рассказал Янис. В реабилитационном центре Vaivari поясняют, что врачебные проверки необходимы для блага самих же маленьких пациентов, сообщает Latvijas radio.

Каждые год-полтора сынишке требуются новые ортозы, и нужно подавать заявку в Центр технических вспомогательных средств Vaivari на предоставление государственного софинансирования, рассказал отец.

«Это не передать словами, через какой бюрократический кошмар мы проходили и до сих пор проходим, чтобы ребенок просто мог ходить, посещать детсад, музыкальную школу, развиваться, дружить с ребятами! — говорит Янис. — Мне в конце месяца надо ехать с ребенком в реабилитационный центр Vaivari — на три дня, чтобы специалисты осмотрели и сказали, что — да, ортозы все еще нужны, ступни не изменились, то есть не произошло внезапного чуда, они остались прежними, и поэтому государство может заплатить 2500 евро.Сами ортозы стоят больше 6000, годятся около года, полутора».

Требования в учреждении крайне бюрократические, каждый раз там запрашивают часть документов, которые уже были родителями представлены и не изменились. Например, заключение консилиума врачей о том, что малышу действительно нужны ортозы, хотя хирург Детской больницы их уже назначил. К тому же консилиум проводился в самом же центре Vaivari. Что за проблема узнать нужные сведения от своих же коллег? Нет, пусть родители побегают, отмечает Янис:

«Однажды я послал им заявление за электронной подписью об изготовлении ортозов, приложил сосканированное заключение врача-ортопеда, потому что доктор писал от руки — но нет, это не годилось. Надо идти на почту, надо слать оригинал, потому что кто знает, вдруг эти родители подделали... Позор, что такое учреждение отвечает за помощь тем, кому она больше всего нужна».

Столько же бюрократии при выдаче орто-обуви: не написал семейный врач в справке, что размер ножки у сына изменился, и в выдаче ботинок было отказано, добавил Янис.

С вопросом, зачем родителям каждый год собирать столько бумаг, Latvijas radio обратилось к члену правления реабилитационного центра Vaivari Мартиньшу Олиньшу. Тот заявил, что это полностью одобряемая практика, потому что за год-полтора ребенок подрастает, может измениться его вес и другие параметры:

«Так что это врач определяет, что необходимо, потому что это скорее ради безопасности самого ребенка, то есть пациента, чтобы эти вспомогательные средства не причинили вреда».

На вопрос, может ли статься, что прямо через год у ребенка с ножками все будет в порядке, и ему не потребуются приспособления для ходьбы, Олиньш ответил: да, такое бывает, что «ребенок сам себя укрепил, или этому сопутствовали какие-то занятия физиотерапией или тому подобное, какая-то операция».

«Именно поэтому и оценивается каждый раз. [..] Еще и то, что разные технологии идут вперед, и может, есть возможность предложить что-то другое или какие-то другие рекомендации, что лучше использовать, что могло бы помочь».

На вопрос, как часто такое выздоровление бывает, чтобы ситуация существенно изменилась через год, Олиньш признал, что «в принципе, нет, так часто не происходит, но в любом случае совершенно нормально, что должно быть под надзором врачей, и по чуточке нужно проверять, может быть, чтобы не стало хуже». 

Поделитесь опытом, заявите бессмысленную процедуру на приз «Бюрократизм года 2020»!

Сообщайте
Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно