Что делала в Европарламенте Ивета Григуле-Петерсе

25 мая граждане Латвии проголосуют за тех политиков, которых считают наиболее достойными представлять интересы страны в Европарламенте. Latvijas Radio в преддверии этой знаменательной даты решило проанализировать, чем отличились европаламентарии текущего созыва от Латвии — всего их, как известно, восемь. Кто-то был заметнее, кто-то не настолько. Ивета Григуле-Петерсе (СЗК) вошла в ЕП уверенно, а вот в этом году заявила, что баллотироваться больше не желает.

1. Избрание — яркое, при поддержке бизнеса

Путь в Европарламент Григуле себе торила интенсивной рекламой. Пять лет назад ее портреты были повсюду: на телевидении, в листовках, на общественном транспорте, на билбордах... С осени 2013-го Григуле активно, каждую неделю, проводила встречи с избирателями в регионах. А вот в предвыборных дискуссиях ее не было заметно — в них «светились» лидеры кандидатского списка Союза «зеленых» и крестьян Андрис Берзиньш и Ивета Шульц.

Партия не смогла тогда объяснить, почему именно Григуле, вообще-то в списке идущая третьей, рекламируется с таким размахом. Позднее в масс-медиа прошла информация, что к этому приложил руку и кошелек предприниматель Юлий Круминьш, а того попросил об услуге бывший супруг Григуле Роман Межецкис в обмен на поддержку партии «От сердца — Латвии». Вскоре после избрания в ЕП Григуле назвала примерную стоимость своей предвыборной кампании: 150 тыс. евро. Она рассказала, что «говорила с Валдисом Калнозолсом, говорила с Юлием Круминьшем», с товарищами по партии, и они «проявили понимание». «Плюсиков» у Григуле оказалось на десяток тысяч больше, чем ей поставили  в бюллетенях «минусов».

Пройдя в Европарламент от СЗК, Григуле не пожелала защищать интересы сельчан в комитете по сельскому хозяйству и развитию села. Какая разница, в каком комитете, сказала она потом, в 2017-м, в эфире LTV – интересы латвийских фермеров удалось защитить, Латвия получила 6 млн евро дополнительных дотаций крестьянам. «И благодаря моей работе тоже», — пояснила евродепутат.

2. Овеянная скандалами

Большого влияния на европейское законодательство г-жа Григуле, находясь в ЕП, не оказала, отмечает Latvijas radio. Но вокруг ее имени возник ряд скандалов. Для начала Григуле примкнула к евроскептикам. Но через несколько месяцев внезапно покинула фракцию, из-за чего на несколько недель деятельность фракции приостановилась — из-за отсутствия достаточного числа представителей стран-участниц.

Почти сразу Ивета Григуле стала руководителем парламентской делегации по сотрудничеству со Средней Азией. Евродепутат опровергла слухи о том, что на этот шаг ее подвигла взятка от Европейской народной партии. Ситуцию она обсудила лично с президентом ЕП Мартином Шульцем.

В апреле 2015-го Григуле вошла в  Европейское объединение либералов и демократов. Но через год — новый скандал. Ведь в ноябре 2016-го она вместе с коллегами Андреем Мамыкиным и Татьяной Жданок проголосовала против резолюции ЕП об усилении борьбы с российской и исламистской террористической пропагандой. Объяснение, почему она так поступила, Григуле отложила на целых два месяца, а потом заявила: она бы, может, и поддержала резолюцию, не будь там слова «ислам», зачем-де ислам популяризировать. Тогдашний премьер Латвии Марис Кучинскис официально отмежевался от действий Григуле, назвав их противоречащими позиции Латвии. А в феврале 2017-го Григуле и из рядов СЗК вышла — так что теперь она беспартийный евродепутат.

3. В Европарламенте предпочитала... помалкивать

Пост руководителя делегации накладывал на Ивету Григуле обязанность крепить отношения ЕС со среднеазиатскими государствами и далекой Монголией. Своим достижением она считает восстановление связей Евросоюза с Азербайджаном — отношения которого с альянсом охладели после того, как Азербайджану было указано на нарушение прав человека в стране. (Ту резолюцию Григуле назвала ошибкой.) В беседе двухлетней давности с Latvijas Radio евродепутат рассказала, что ее усилиями наладились отношения с туркменским парламентом, который перед тем «невозможно было удержать в каких-то рамках».   

Кроме того, Ивета Григуле участвовала в работе делегаций по сотрудничеству с Израилем, США, всем Аравийским полуостровом и Белоруссией. Но вот в самом Европарламенте политик избрала тактику молчания. По данным MEPRanking.eu, у нее 739-е место из 750, или 12-е с конца. На пленарных заседаниях она дебатировал всего пять раз, на ее счету всего один доклад и три проекта резолюций. Сама Григуле пояснила, что «работа ведется не на пленарных заседаниях», и назвала их театром.

Евродепутат была щедра к партии, от которой избиралась. Если до занятия этой должности она пополняла кассу Крестьянского союза, крупнейшей пожертвованной суммой были 500 евро. Но уже месяц спустя после избрания Григуле перечислила сразу 14 тыс. евро, а следующее перечисление сделала лишь в мае 2017-го, зато сразу 17 тысяч — только уже на счет СЗК, хотя из рядов его она к тому времени вышла.

Неясно, как евродепутат расходовала те более чем 4000 евро, что ЕП ежемесячно выделяет ей на содержание офиса и другие нужды. Пару лет назад Центр исследовательской журналистики  Re:Baltica в сотрудничестве с другими коллегами выяснил, что Ивета Григуле ввела Европарламент в заблуждение относительно местоположения своего бюро. Пока она состояла в СЗК, ее офис находился там же, где офис партии — в здании Минземледелия в Риге. Теперь у нее нет рижского офиса.

4. Помощники: по трое там и там

Евродепутат поначалу подыскивала себе помощников с помощью объявлений и выбрала двухмолодых людей, с СЗК не связанных. Один, Айвар Бернер, спустя несколько месяцев попал в фокус внимания СМИ в связи с тем, что незадолго до выборов Сейма пожертвовал СЗК 15 тыс. евро. С мая 2015-го он у Григуле больше не работает. А другой помощник, Леонард Бунга, трудится до сих пор. Всего у евродепутата сейчас шесть помощников: трое и Риге и трое в Брюсселе.

В конце 2016-го Re:Baltica сообщала, что Ивета Григуле и Андрей Мамыкин трудоустроили на практику в ЕП родственников друг друга: у Мамыкина практиканткой стала дочь Иветы Анете, а Григуле приняла к себе супругу Мамыкина Наталью. Позже, комментируя эту ситуацию, Григуле подчеркивала, что та и другая практикантки работали бесплатно, что ей самой по роду службы было нужно много работать с документами на русском языке, оттого выбор и пал на г-жу Мамыкину. А ее дочке, в свою очередь, было полезно набраться опыта, работая у Андрея Мамыкина.

5. Связь с избирателями — встречи и соцсети

В первый год после своего избрания в ЕП Григуле продолжала посещать регионы Латвии. Но позднее поддерживала связь с электоратом, в основном приглашая группы заинтересованных посетить ЕП — например, в апреле 2018-го предоставила оплаченные путевки 20 участникам видземских фестивалей патриотической поэзии.

Коммуникацию Григуле с общественностью усложняли ее непростые отношения с прессой. Зачастую связаться с евродепутатом или получить ее ответ на актуальный вопрос для журналистов было практически невозможной миссией. Не доверяя их объективности, Ивета Григуле излагала свое мнение в оплачиваемой ею самой газете.

В этом году Ивета Григуле-Петерсе объявила, что не видит смысла работать в Европарламенте и не связывает свою дальнейшую профессиональную жизнь с политикой.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить