Личное дело

Перебеженцы

Личное дело

Личное дело

Чечня: государство в государстве

Чечня. Репортаж LTV7 из государства в государстве

Рамзана Кадырова в Чечне часто зовут просто «Рамзан», «глава» или «лидер». Некоторые в Грозном верят, что иногда он лично садится за руль автомобиля, чтобы проверить, живёт ли город по правилам. Это скорее всего, неправда, но от слова Кадырова тут действительно зависит почти всё. Работая здесь, иногда приходится напоминать себе, что Чечня – регион России, а не отдельное государство, почти теократия, сообщает из Чечни программа Русского вещания LTV7 «Личное дело».

«Я его матери завидую белой завистью, иногда думаю, почему ты не мой сын. Да, честно, [он] мне нравится», — говорит LTV7 жительница Грозного Разет Шаблатова. Ей вторит Раиса Дильбиева: «Конечно пойдём [на выборы], как же не идти?

За главу нашего будем голосовать. Он незаменим, мы без него не сможем просто.

Вот всю эту красоту создал, работаем, учимся, никто не беспокоит, нам всё нравится, мы довольны».

«Абсолютно все знают за кого болеть, голосовать, поддерживать. За Кадырова Рамзана Ахматовича. Думаю, он своими действиями показал результат. Жизнь стала намного лучше, чем была когда-либо. Условия прекрасные.  Я училась и условия были прекрасные,  всёго, что я хотела, я добивалась. У меня были прекрасные возможности, сейчас я работаю на госслужбе и у меня тоже прекрасные возможности. Я имею право голоса, право выбора», — перечисляет Камета Хожуева.

«Чистота, порядок, все нормально. Без него бы мы прожили, но всё равно — при нём порядок. Вот сейчас посмотрим, ни одна машина не закрыта, из квартир не воруют.

Жёсткость есть у нас, поэтому всё спокойно»,

— рассуждает Муса Аслаханов.

«За последние 10 лет очень преобразился наш город Грозный, очень быстро воздвигли высотки, высочайшие строения по 45 этажей. Мы радуемся и гордимся нашим городом. Город из руин превратился буквально в Дубай суперсовременный, — заявляет Халима Мусаева. —

Нам очень нравится жить в городе Грозном, в Чечне, и мы его не променяем ни на один город в мире».

Впрочем, за отстроенный Грозный благодарить нужно не столько Рамзана Кадырова, сколько федеральную дотационную программу, Чечня до сих пор получает 85% доходов из государственного бюджета. Да и если на несколько метров отойти от сияющей главной улицы, открываются совсем другие реалии. Например, неофициальная «биржа труда», где мужчины и женщины ждут, пока придёт клиент, которому нужна простая подработка — положить крышу, провести трубы. Но об этом здесь не говорят. Не говорят и о системе двойных сборов —

помимо налогов, с работающих взимают  подати, иногда — на гонорары заезжим звёздам или на восстановление домов.

 «Например в вузах зарплаты небольшие у преподавателей, поэтому несколько раз в год им выплачиваются большие премии, за которые они расписываются, но никогда не получают», — поясняет LTV7 Екатерина Сокирянская, эксперт «Международной кризисной группы».

Съемочную группу LTV7 предупреждают — любого, кто на камеру расскажет о трудностях или проблемах, ждут большие неприятности. По словам правозащитников, в последние два года участились случаи похищений, пыток и избиений тех, кто открыто критиковал власть. За последние несколько месяцев из республики пришлось уехать нескольким журналистам, а на этой неделе корреспондента издания «Кавказский узел», которому, вероятнее всего, подкинули наркотики, осудили на 3 года тюрьмы. За обращение с жалобой к российскому президенту житель небольшого села Рамзан Джалалдилов лишился дома – его просто сожгли, а сам Джалалдинов позже публично извинялся на камеру.

«В Чечне царит тотальная атмосфера страха и в последнее время там не осталось инакомыслия.

Любые критические голоса, даже не в адрес Рамзана Кадырова, просто существующей ситуации воспринимаются как террористический акт против правительства республики. Каждый житель Чечни лично знает кого-то, кого избили, унизили или убили», — продолжает Сокирянская.

«Ходить, улыбаться, радоваться, говорить «спасибо, Рамзан, за всё» — и всё, тогда ты можешь жить. В другом случае — нет. Будешь критиковать — сожгут дом», — подчеркивает юрист «Комитета против пыток» Сергей Бабинец.

Уполномоченный по правам человека республики считает, что проблем со свободой слова в Чечне нет. В нападении на группу журналистов и сотрудников организации «Комитет против пыток» в марте (неизвестные тогда сожгли автобус и избивали журналистов палками) он обвиняет самого руководителя правозащитников.

«Есть такой Каляпин, это большой мастер голливудских постановок, чтобы лишний раз обратить на себя внимание, чтобы его спонсоры были более щедрыми. Такие вещи он как раз может организовать, — заявляет уполномоченный по правам человека ЧР Нурди Нухажиев. —

Всем очень хорошо ясно, что главным финансистом таких организаций является Госдеп США, главным организатором… Главным злом современности тоже является США. И никакой управы на них нет, перед ними все на задних лапках, те же самые европейские правозащитники».

Боятся здесь так называемых «кадыровцев»: люди с оружием в Грозном — не редкость. Они ездят на машинах с одинаковыми номерами, охраняют мероприятия с участием Кадырова, они задерживают журналистов. Официально являясь внутренними войсками России, подчиняются исключительно Рамзану Кадырову. Бывший полицейский Алихан Ахметов говорит, что раскрыл преступление бойца ОМОНа, но командир ОМОНа — одноклассник и односельчанин Рамзана Кадырова. Вскоре Ахметова похитили и жестоко пытали: «Нас поставили на колени в центре плаца, где стоял Цакаев Алихан, командир ОМОНа, и руководство МВД… И

он произнёс речь — если кто-нибудь попытается чем-то обидеть сотрудника ОМОНА, такая участь [его] ждет… А мы все избитые, это всё видно было».


Алихан  год провёл в тюрьме. После его интервью в фильме  организации Михаила Ходорковского «Открытая Россия» к родителям пришли «кадыровцы» — искали Алихана. Он был вынужден бежать. Сейчас скрывается за границей:

«В Россию я не смогу вернуться. Меня там ждут плохие люди, я боюсь туда вернуться, за свою жизнь боюсь».

В отсутствие инакомыслия и с собственной лояльной армией Рамзан Кадыров строит культ личности. Не только свой, но и всей семьи. Например, местный турнир по кик-боксингу носит имя его отца — убитого в теракте предыдущего лидера Чечни Ахмата Кадырова. Сам Кадыров на этом мероприятии — как приглашённая звезда: на столе стоит микрофон, чтобы все слышали его комментарий боя.

О президенте России здесь тоже не забывают. Его именем назван не только проспект, но и патриотический клуб при Министерстве молодёжи. Когда-то в Грозном было так много плакатов с портретами трёх лидеров (Ахмата Кадырова, Рамзана Кадырова и Владимира Путина), что в городе стали шутить — в Чечне, мол, появилось  новое триединство — отец, сын, и дух Путина. Плакаты, говорят, тогда сняли, но Владимира Путина в Грозном и правда много. Чеченское руководство регулярно демонстрирует лояльность президенту РФ. Кадыров даже называл себя солдатом президента. Ведь власть чеченского лидера гарантирует именно Кремль. Финансирование, вооружение, внутренние войска — всё это обеспечивается из Москвы.

«Кадыров представляет собой эффективного менеджера по-путински. Для Путина он пример того, что хотелось бы.

И мы должны понимать, что  поговорка «лес рубят, щепки летят» сотни лет в ходу в нашей стране. Не удивительно, что сейчас применительно к Ччечне она активно используется», — считает Григорий Шведов, главный редактор портала «Кавказский узел».

 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Популярные
Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить