Будущее проекта «Дом детства» полно неясностей

При расследовании случаев сексуального насилия над детьми показания потерпевших имеют важнейшее значение. Для их получения необходим особо щадящий психику пострадавших подход к получению показаний – его позволяет обеспечить специально оборудованное помещение, «дом детства». Такие уже используются в ряде стран Европы – но неизвестно, когда такое помещение будет работать в Латвии, сообщает LTV.

Позади – полугодовой пробный период, но ясности насчет сроков перехода к полномасштабным действиям все еще нет. Между тем необходимость в нем назрела, на что ранее указывали и обмудсмен, и специалисты кризисного центра Dardedze. По данным полиции, в большинстве преступлений такого рода насильник – хорошо известное или близкое жертве лицо, из-за чего, оказавшись в казенной обстановке, пострадавшие испытывают сильнейший дискомфорт, стыдясь и боясь рассказывать о случившемся.

Кроме того, дети вынуждены многократно повторять свои свидетельства перед разными участниками уголовного процесса. При многократных допросах ребенок начинает путаться в показаниях, а постоянное вынужденное возвращение к негативным переживаниям снова и снова создает ретравматизацию. Сегодня получение показаний потерпевших происходит в условиях, не обеспечивающих бережного отношения к детям и травмирующих их психику повторно.  

После заявления омбудсмена в Dardedze прошлым летом стартовал пилотный проект «дома детства». Для этого в центре оборудовали специальные комнаты – комнату для допроса и медицинский кабинет. Главный принцип работы «дома детства» – не подвергать детей стрессу, вопросы задавать своевременно и только один раз, а ведение допроса предоставить специально обученному психологу. За этим процессом в режиме видеоконференции наблюдают другие привлеченные специалисты (например, следователь, адвокат). В перерывах психологу сообщают, какие еще вопросы важно выяснить. Такая обстановка, спокойная и конструктивная, общение с единственным взрослым и однократная дача показаний позволяют собрать информацию точно, сразу - и уберечь ребенка от негативных переживаний.  

Однако за те полгода, что пилотный проект «обкатывали» в Dardedze, наметились проблемы, признало координирующее его Министерство благосостояния. Необходимо кое-что пересмотреть, чтобы устранить препятствия, мешающие одному специалисту сотрудничать с другими и вовремя делиться с ними информацией, говорит представитель министерства Лаурис Нейкенс. В первую очередь это соцработники, которые могут годами накапливать важные сведения о ребенке, но не имеют права ими поделиться на совместных совещаниях с другими учреждениями до допроса. Участвовать в допросе соцработнику тоже запрещено – как и адвокату обвиняемого.  

«Может статься, что ребенка придется допрашивать еще раз, когда дело уже дойдет до суда. А это – то, чего мы действительно хотим избежать», – говорит руководитель проекта «Дом детства» Лаура Цельмале. 

«Ему все время приходится возвращаться в воспоминаниях к этому травматичному опыту - но ведь у каждого из нас есть право преодолеть что-то настолько ужасное в нашей жизни», - говорит работающий в проекте психолог Инесе Садауска. Кроме того, со временем в памяти меняются какие-то нюансы, напомнила она. А это может оказаться критично важным для обвинения насильника.  

Но не все вовлеченные в процесс расследования преступлений над детьми стороны согласны с предложенным подходом. В частности, прокурор Лада Богоявленская заявила, что «нам нужно соблюдать законы нашей страны и, конечно, интересы ребенка, ни один проект нельзя брать в формате copy/paste – его нужно адаптировать к государству».

Богоявленская сказала, что нет нужды пересматривать нормы, ограничивающие обмен информацией между ведомствами, потому что «не исключена возможность снова допросить ребенка в случаях особой необходимости». Разумеется, с соблюдением прав ребенка и, возможно, при помощи видеоконференции, оговорилась прокурор.  

В Dardedze отметили, что прокуроры сдержанно относятся к участию в допросах в «доме детства».  

«Убедить их приехать и принять участие, потому что им самим это может оказаться полезно, трудно. Мы видим такое [отношение] – «Ну зачем это надо? Что это мне даст?» (...) Может, вам-то поначалу никакой выгоды и не будет, зато будет благо для пострадавшего ребенка – ведь он совсем малыш на вид», – поделилась Лаура Цельмале. 

Прокурор Богоявленская этот момент не прокомментировала, лишь добавив, что законом участие прокурора в допросе не оговорено.   

Как признал директор департамента отраслевой политики МВД Арнис Юршевиц, дискуссии по этому вопросу могут оказаться острыми и сложными. В том числе из-за финансов. Сейчас деньги доступны на продолжение проекта в испытательном режиме. О выделении постоянного финансирования Минблагу предстоят переговоры с Минфином.

А пока идут дебаты между должностными лицами – не всем детям обеспечивается должный психологический комфорт при допросах. За полгода в «доме детства» в Dardedze побывало 22 ребенка. Но, по данным полиции, в первом полугодии прошлого года от сексуального насилия в разных формах в Латвии пострадало 77 детей.   

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно