Афганский коллапс: три вывода, которые должна сделать Европа

События в Афганистане могут сделать европейцев еще большими геополитическими интровертами. Нужно внимательно изучить афганский опыт и постепенно наращивать собственные возможности, а не стремиться к грандиозным миссиям, не имеющим поддержки общества, считает эксперт европейского «мозгового центра».

«Европейцы никогда не относились к Афганистану всерьез. Возможно, потому, что в глубине души знали — даже если они не будут помогать, это, в конечном счете, мало что изменит, ведь это в целом не их затея. Теперь

вполне вероятно, что захват власти талибами заставит европейцев еще больше сосредоточиться на своих внутренних делах и интересах и еще сильнее бояться мира, которого они не понимают.

А стремительно формирующийся консенсус по поводу того, что построение [функционирующего] государства [извне] невозможно, может усилить их беспокойство по поводу международных обязательств.

Такой ход мыслей, подобно кислоте, разъедает узы, связующие европейцев. Это приводит к усилению ксенофобских настроений, которые проявились во время миграционного кризиса, порожденного войной в Сирии. Тогда перед европейцами стоял неприятный выбор: возведение еще более высоких стен и заключение сомнительных сделок с так называемыми буферными странами или потеря контроля над миграционными потоками.

Между принятием факта того, что некоторым людям нельзя помочь, и мыслью о том, что им вообще не стоит помогать, — очень маленький шаг.

Уверенность Европы в себе, столь необходимая для активного формирования ее собственного будущего, была подорвана не только ограниченными возможностями действовать, но, в большей степени, этическим кризисом континента, который претендует на универсализм [ценностей], но — для своих привилегированных племен», — считает Жан-Мари Геэнно, профессор Колумбийского университета (США), член Совета общеевропейского неправительственного аналитического центра по международным отношениям European Council on Foreign Relations (ECFR), в прошлом (2000-2008) — президент и главный исполнительный директор Международной кризисной группы и бывший заместитель Генерального секретаря ООН по миротворческим операциям.

В материале, опубликованном на портале ECFR, Геэнно предлагает осмыслить три урока, которые можно извлечь из фиаско в Афганистане. Тем более что это может повториться и в других странах, находящихся на «искусственном жизнеобеспечении» — таких, как, например, Сомали, где ЕС является крупнейшим донором.

Существует риск того, что масштабность миссии США в Афганистане (с ценником в триллионы долларов), убедит европейцев в бесполезности их участия в таких операциях, учитывая, что у них гораздо меньше ресурсов, чем у их американского союзника. Но это стало бы очень поверхностным прочтением ситуации. Европе необходимо изучить, что получилось и что не получилось в Афганистане.

Реформа сектора безопасности — хорошее начало. Эта область лежит в основе любой стратегии построения государства. От этого зависят все остальные аспекты упрочения системы — образование, здравоохранение, инфраструктура. Без обеспечения безопасности государство не сможет добиться устойчивого прогресса. Это также область, в которой, от Сомали до Мали и Центральноафриканской Республики, ЕС играет значительную роль — посредством учебных миссий и двустороннего сотрудничества. Недавние события в Афганистане позволяют усвоить три важных урока по этой теме, полагает эксперт ECFR.

Первый урок состоит в том, что очень ограниченное иностранное военное присутствие в сочетании с поддержкой афганских национальных вооруженных сил с воздуха сдерживало талибов и создавало патовую ситуацию, в которой более открытое общество могло окрепнуть. «Корсет», обеспечиваемый иностранным военным присутствием, позволяет хрупкой армии выстоять. Это модель, которую европейцы должны изучить и, возможно, воспроизвести африканском регионе Сахель. Крупного военного присутствия не потребуется, да и в настоящее время оно выходит за рамки возможностей Европы.

Второй урок касается ошибок, допущенных США при создании армии Афганистана. Военные из богатых стран (и особенно это касается США), не знают, как найти правильный баланс между модернизацией вооруженных сил бедных государств и обеспечением устойчивости этой модернизации. Армии, соответствующие стандартам НАТО, критически зависят от системы обеспечения. Важнейшие компоненты этой системы: ситуативная осведомленность, которая достигается через интегрированные ресурсы разведки, сложные и дорогостоящие логистические цепочки, возможности быстрой медицинской эвакуации и поддержки с воздуха. Когда местная армия пользуется поддержкой западных экспедиционных сил, как это было в Афганистане на протяжении многих лет, эти возможности дают ей значительное преимущество. Но если западный союзник уйдет, местные силы окажутся слабыми и потеряют способность действовать самостоятельно. А если вдобавок к этому система выплат военнослужащим плохо функционирует из-за коррупции, это деморализует солдат, и они не хотят воевать.

Третий урок для Европы относится к срокам действия международных обязательств. Внешняя поддержка хрупкой местной армии дает местному правительству пространство и время, необходимые для преобразования общества. Это важное достижение:

вопреки тому, что многие сейчас говорят об Афганистане, в стране многое изменилось к лучшему.

И, возможно, ошибкой стало упорство в исполнении стратегии ухода (оно объяснялось скорее внутренними политическими соображениями, чем объективными факторами) — учитывая относительно низкую стоимость небольшого военного присутствия и потенциально высокую цену краха афганского правительства.

Помощь обществам в преобразовании — это дело поколений. В этом невозможно преуспеть, если, как говорится, у нас есть часы, а у врага есть время.

Способны ли демократии, европейские или какие-то другие, обладать таким стратегическим терпением? Любая стратегия выхода зависит от готовности солдат национальной армии отдать свои жизни за страну, руководству которой они доверяют. Если солдаты не уважают офицеров, если они презирают своих лидеров или подозревают, что те преследуют личные или племенные интересы, крах всегда возможен — даже после десятилетий приложенных усилий. Вот почему, если европейцы извлекут правильные уроки из Афганистана и подготовятся к выполнению ограниченных, но продолжительных международных обязательств, они должны следить за политическим контекстом этих миссий. Никогда не следует забывать, что процесс политической консолидации жизненно важен для успеха в долгосрочной перспективе, подчеркивает Жан-Мари Геэнно.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить