#LV99плюс Жизнь Сары Минц от серебряного пятилатовика до улиц Даугавпилса
Очень долго отношения Сары Минц и Латвийской Республики были довольно прохладными. Точнее, Республика-то Сару признавала и даже несколько раз приглашала голосовать, а Сара Республику — нет. Была она для Сары Минц лишь одной из множества уже более или менее благополучно пережитых властей (хотя нынешняя таки и засиделась на нашей шее дольше прочих, признавала Сара). Как и все предыдущие, эта тоже норовила напечатать свои собственные конфектовые фантики, объявить их деньгами и потребовать от Сары принимать в уплату за настоящий товар. Еще Республика хотела брать с сариной лавочки налоги, но, как говаривала Сара, «не делайте мне смешно, после красных приставая ко мне с такими глупостями».
Из истории Латгалии: замок в Лудзе перестал «ронять» камни на головы горожан
Лудза — самый старый город Латвии: ему в этом году исполнится 843 года. Одна из главных его достопримечательностей — замок крестоносцев, точнее, его развалины, чье состояние с каждым годом ухудшается. Самоуправление города реализует проект по спасению и сохранению этого культурного памятника, рассказывает Латгальская студия Латвийского Радио-4.
#LV99плюс Жизнь Екатерины Павловой от монастыря до двух полюсов ужаса
После освобождения Двинска от большевиков Екатерина обнаруживает себя брошенной на произвол судьбы в полуразрушенном городе. Он провожает ее взглядом выбитых окон пустых домов на обезлюдевших улицах, он воет какими-то по-особенному печальными ветрами.
Пиры во время чумы и революции. Что вы о них знаете?
Вопреки всем войнам, оккупациям и революциям, сто лет жители Латвии все равно находили способ духовного обогащения через искусство или развеять скуку кутежом. Способов было множество. Проверьте, что вы о них знаете!
Что и почему нужно знать о закате правительства Стучки
Сто лет назад, 13 января 1920 года, правительство Советской Латвии сообщает, что прекращает работу. К тому момент уже прошел год с создания Латвийской Социалистической Советской Республики и принятия ее Конституции в здании сегодняшней Национальной оперы в Риге.
#LV99плюс Жизнь Антонии Преде от соцдемского подполья до Стокгольма
Весной 1920 года Антония получает место в редакции газеты «Социал-демократ». Она также съезжает от родителей — на небольшую съемную квартирку в бывшем Гагенсберге, ныне — Агенскалнсе. Новое жилье она делит со студенткой-медичкой Марией, что становится источником пересудов по поводу образа жизни современных девушек.
Из истории Латгалии: приключения кавалеристов Даугавпилса в Германии
Летом 1939 года из Даугавпилса в Германию выехала группа спортсменов. Они выступали в конных соревнованиях — это кавалеристы, служившие в Даугавпилсской крепости. О том, как это было, рассказывает доктор истории, руководитель Латгальского исследовательского института Хенрих Сомс.
#LV99плюс Жизнь Николая Балашова от активной политики до американской зоны оккупации
Николай Балашов в 1920-е годы, к полнейшему собственному изумлению, вовлекся в активную политику. Он баллотировался от «русских» списков и в Учредительное собрание, и в Первый, и во Второй Сеймы — все три раза безуспешно. Видимо, помешало его неумение говорить с «массой»: выступая на собраниях и митингах, он неизменно был точен в фактах, корректен по отношению к противникам, льстить «массе» отказывался напрочь, а взгляды выражал умеренные и учитывающие чаяния других слоев населения.
Из истории Латгалии: Теуво Тулио, финский кинорежиссер из-под Резекне
Теуво Тулио — псевдоним. Настоящее имя финского кинорежиссёра — Теодор Антониус Дерожинский-Тугай, рассказывает Латгальская студия Латвийского радио-4. Родился Тулио на хуторе в Макашанах тогдашнего Резекненского уезда Витебской губернии.
Реформа сети школ, госязык, контрабанда — о чем писали газеты 20-30-х
Махинации на рынке, безработица, забастовки врачей, превращение ежедневной газеты в еженедельную, расследование по делу банка, вопрос о русском языке в даугавпилсских ведомствах, торговцы-обманщики — эти темы звучали не только в современных латвийских СМИ, но и в газетах межвоенного времени — в 20-30-х годах.
#LV99плюс Жизнь Андрея Калниня от переворота до второй независимости
В декабре 1919 года Андрея Калныня демобилизуют — и он прямой дорогой двигает в Цесис: доучиться-то надо бы все-таки. По отцовскому совету после училища Андрей идет на юриста в Латвийский университет и вступает в студенческую корпорацию.
Что и почему нужно знать о том, как Латвия готовилась атаковать Латгалию
Сто лет назад, 30 декабря 1919 года, в Риге заключают договор о военном сотрудничестве между Латвией и Польшей. Этот документ подписывают главнокомандующий латвийской армией Янис Балодис, глава штаба Петерис Радзиньш и представитель польской армии Александр Мишковский.
Последний порт на пути в «Фатерлянд». Как немцы уезжали из Лиепаи
«Пришло послание Гитлера о репатриации. Местные немцы были окрылены. Как только наше правительство дало принципиальное согласие на отъезд немцев, те стали лихорадочно ликвидировать свои пожитки, разместив в газетах объявления о распродаже. Возник интерес других жителей и лихорадка покупок. В квартирах немцев с утра до вечера текли очереди покупателей, людей и зажиточных, и бедных. Покупали мебель, посуду, книги и другие мелочи. Поначалу цены были низкими, потому что предложение было большим, и немцы были информированы, что с собой можно будет взять только ручную кладь». Эту запись основатель и директор Лиепайского музея Янис Судмалис сделал в своем дневнике в октябре 1939 года.
Из истории Латгалии: король танго Оскар Строк. От признания до забвения
Королём танго называют композитора и пианиста Оскара Строка. Он родился в Даугавпилсе в 1893 году, когда город сменил название с Динабурга на Двинск. Музыковед Янис Кудиньш семь лет изучал биографию и творчество композитора, издав в 2019 году документальное исследование «Оскар Строк. Наследие короля танго».
Немцы Латгалии — уехавшие 80 лет назад, оставшиеся и вернувшиеся
«Мои прапрадедушка и прапрабабушка Вильгельм и Анна уехали в Германию из Краславы 21 ноября 1939 года», — рассказывает глава даугавпилсского немецкого общества Erfolg Ольга Ессе. Ее ветвь семьи осталась в Латвии, вскоре оказалась в Сибири и в Латгалию вернулась только в 70-е.
Паруса памяти — книга о промысле, оставшемся в прошлом
Когда-то на прибрежный промысел выходили сотни курземских рыбаков, они ловили и перерабатывали рыбу, а продукция из нее была такой вкусной, что ее поставляли на экспорт. О том времени и людях рассказывает книга историка и многолетнего сотрудника Лиепайского музея Юриса Крикиса «Прибрежное рыболовство поднимает паруса».
Бесплатно и на родном языке. Как Латвия создала уникальную школьную систему
В 1919 году в Латвии, еще до завершения войны за независимость, была создана новая школьная система. Она гарантировала каждому ребенку бесплатное образование, причем — на родном языке. «Если мы говорим о демократии, то это — максимально полный учет интересов всех жителей», — объясняет доктор истории Ирена Салениеце. Для того времени латвийский опыт практически уникален с законодательной точки зрения. Законы, легшие в основу этой системы, вступили в силу ровно 100 лет назад.
Почему мы (не) вспоминаем сегодня «наших» немцев
Это меньшинство — «боль для организма латышского народа». Шовинисты. Делают вид, что лояльны Латвии — но на самом деле верны своей «этнической родине». Пусть возвращаются к себе домой, без них латвийское общество станет более чистым и более латышским. Школ на их языке мы тут не позволим, в том числе частных. Почему они говорят на своем языке не только между собой, но и в госучреждениях и кафе? А еще им, видите ли, буква «s» в конце их фамилий не нравится!
Была договоренность Горбачева и Запада о разделе Балтии — Рубикс
Алфред Рубикс, последний первый секретарь ЦК Компартии Латвии, уверен, что между последним лидером СССР Михаилом Горбачевым и Западом существовало некое соглашение по Балтии. Протоколов этого соглашения Рубикс не видел, но намерен потребовать их публикации.
Из истории Латгалии: дачный центр питерской аристократии — Медуми
До Первой мировой войны посёлок Медуми под Даугавпилсом был любимым местом отдыха аристократии. В округе находилось несколько имений. Начиная со второй половины XIX века здесь складывались традиции летнего отдыха. Дачами на берегу Медумского озера владели аристократы из Санкт-Петербурга, рассказывает учитель истории Медумской основной школы Миропия Петкун.