В сети с Людмилой Вавинской: А нас спросили? Или — погрязли в связях…

Никто из журналистов не может обойтись без общественных связей. Без них мы как без рук. А эти связи между нами и организациями, учреждениями, предприятиями поддерживают специалисты по такого рода отношениям — пресс-секретари. И тут на днях (в очередной раз) в соцсети коллега пожаловалась на такого вот «специалиста», который не только не допускает представителя данного СМИ к своему высокопоставленному боссу, но и сам не выходит на связь, то есть тупо не берет трубку.

И тут разгорелась жаркая профессиональная дискуссия — что делать. А заодно посыпались, как из рога изобилия, подобные ситуации. Смешные и не очень. В общем, смех сквозь слезы.

Проработав 15 лет в новостях, я поняла одно — хороший пресс-секретарь, как добытый тобою ценный зверь, должен быть в твоей записной книжке, в мобильнике, в компьютере — в файле «телефоны и пр.», и занесен туда жирно, крупными буквами, а можно и с подчеркиванием.

У одной моей коллеги был список пресс-секретарей с пометками — «берет», «берет всегда», «всегда перезванивает», «не берет». И сразу ясно — стоит ли звонить конкретному товарищу, чтобы получить нужную информацию или нет смысла.

Конечно, есть прекрасные сотрудники отделов общественных отношений. Но если уж не повезло, то потеряны время, информация, силы и нервы.

Исходя из своего опыта, приведу три обобщенных типажа этих специалистов.

Тип А (редкий). Всегда поднимает трубку. Если не может, пишет СМС и потом обязательно перезванивает. Всегда в курсе событий. Сразу понимает, о чем речь. Старается помочь информацией, людьми. Договаривается об интервью в кратчайшие сроки. Сам, без напоминаний, высылает на мейл дополнительную информацию по теме, а также имя, фамилию, должность и телефон того, с кем было интервью. Перезванивает, чтобы узнать, всё ли получилось.

Тип В (неустойчивый). Отвечает на звонок, когда не занят. Перезванивает, когда сможет (в течение дня или на завтра, а если заболел, то и вообще может не позвонить — мы же должны знать, что он болеет). Ему надо подробно рассказать, о чем будет интервью. После нескольких безуспешных разъяснений, просит «послать всё это на э-почту». Не обещает, что сразу найдет кого-то для комментария. Однако, если уж находит специалиста для интервью, то все-таки пишет его данные. Бывает очень любезен по телефону.

Тип С ( провальный). Все время занят. Постоянно сидит на собраниях, совещаниях, дискуссиях, в рабочих группах, у начальства (нужное подчеркнуть). Иногда легче дозвониться напрямую до его руководителя (что и происходит сплошь да рядом).

Если же и поднимает трубку, то только для того, чтобы заявить, что с террори… то есть с журналистами в переговоры не вступает,

кроме как по электронной почте. На нее, он, впрочем, тоже не отвечает. А на недоуменный вопрос бросает загадочную фразу «информация передана». Никогда не обещает найти человека для интервью. В разговоре дает понять, что вы отвлекаете его от важных дел.

Где выращивают все эти типы пресс-секретарей и как сделать так, чтобы людей первого типа было больше? Я позвонила в несколько высших учебных заведений, в которых есть курсы, связанные с пиаром и общественными отношениями. Руководители соответствующих кафедр в один голос заявили, что обучают молодых пиарщиков согласно одобренной министерством и аккредитованной программе. Все студенты проходят практику, учатся писать пресс-релизы и взаимодействовать с представителями масс-медиа.

Но дальше выяснился интересный момент — в некоторых ВУЗах пиар полностью отделен от журналистики. Студенты проходят практику на предприятиях и в организациях, например, в банках и пиар-агентствах, практически не соприкасаясь с реальными и первыми потребителями их услуг — корреспондентами различных изданий. Часто они имеют весьма отдаленное понятие о специфике работы, например, новостной службы. И живут совсем в другом, более спокойном темпе, нежели привыкли мы, журналисты.

Так одна пиар-специалист на мою просьбу найти человека для комментария как можно быстрее, ответила — «в четверг вас устроит?» (на календаре был понедельник).

Бывает, что пресс-секретарь старается «защитить» свое начальство от журналистов так рьяно, что это мешает делу. Например, в одном учреждении представитель пресс-службы уверяла меня, что руководитель интервью не даст, хотя тема была актуальная, и интервью носило простой информативный характер. В конце концов, выяснилось, что начальник даже рад рассказать о том, что я просила.

Теория также всегда отличается от того, что происходит на практике. Например, опрошенные мною преподаватели курсов поначалу были уверены, что пресс-релиз может быть оправданно написан сложным специфическим языком, если тема очень узкая. Но после вопроса — «а каковы критерии хорошего релиза?», они признавали, что это — «простота для понимания и интересное изложение». То есть все-таки надо бы «полегче и повеселей»?

Относительно описанной в начале статьи истории, мнения педагогов по пиару разделились. Руководитель отделения коммуникаций Факультета социальных знаний Латвийского университета Виктор Фрейбергс, например, назвал поведение пресс-секретаря упомянутого в начале высокопоставленного должностного лица отсутствием профессионализма.

«Это просто не профессионально — игнорировать запрос журналиста. Он вам может не нравиться, вы можете его даже ненавидеть, но обязаны поднять трубку и общаться. Потому что это создает имидж вашему учреждению или предприятию. Такое отношение могут назвать предвзятым, а это не добавит авторитета ни вам, ни вашему начальнику»,

— уверен Фрейбергс.

Впрочем, было и другое мнение. Так, руководитель кафедры рекламы и общественных отношений, а также директор бакалаврской и магистерской программ по управлению общественными отношениями RISEBA Глория Саркане предполагает, что пресс-секретаря в данном случае заставили так поступать:

«Прямым или косвенным образом так сделало руководство. Сам пресс-секретарь не может на ровном месте решиться на конфронтацию. У него нет таких прав».

Каждый год из стен латвийских вузов выходят более двух сотен новых пиар-специалистов. Не всем им предстоит стать пресс-секретарями, но писать релизы и встречаться с представителями СМИ придется довольно часто. Журналист в идеале хочет общаться с типом А. Хорошо бы. И это не прихоть, а жизненная необходимость. Конечно, пригодность сотрудника оценивает работодатель, а плоды его труда в пиаре видны далеко не сразу. Но, поверьте, стоит вам пообщаться с журналистами тех изданий, где есть статьи или сюжеты о вашем предприятии или учреждении, и вы узнаете много нового, интересного и даже неожиданного.

Мы скрывать не станем. Только спросите.

 

 

0 комментари
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
За эфиром
За эфиром
Новейшее
Популярное