Павел Широв: Страсти по Матильде

Пожалуй, еще ни один российский фильм не получал такой рекламы, как фильм «Матильда» режиссера Алексея Учителя. Если, конечно, не считать последних творений Никиты Михалкова. Но Михалков, будучи опытным предпринимателем, сознательно устраивал шумную рекламную кампанию, каковую создатели фильма «Матильда», судя по всему, даже не планировали.

Все началось еще весной, когда против выхода фильма на экран выступила депутат Государственной Думы, ранее — прокурор Крыма (по версии Москвы), Наталья Поклонская. Позднее депутата поддержали несколько клириков Русской православной церкви. Некая общественная организация «Христианское государство» пригрозила поджигать кинотеатры, где будет демонстрироваться фильм. На минувшей неделе руководители сразу двух регионов страны — глава республики Ингушетия Юнус-Бек Евкуров, и глава Чеченской республики Рамзан Кадыров — заявили, что на вверенной им территории показ фильма будет запрещен.

Кадыров, правда, потом взял свои слова обратно, но Евкуров продолжает настаивать, хотя как раз в те же самые дни фильм получил прокатное удостоверение Министерства культуры — документ, по российскому законодательству позволяющий запустить картину в широкий прокат.

Тем временем в ряде городов по призыву Поклонской прошли «молитвенные стояния» обеспокоенной «православной общественности».

Что же так обеспокоило «православную общественность», депутата, клириков и руководителей двух северокавказских регионов? Алексей Учитель взялся рассказать историю любви последнего русского царя Николая II и балерины Матильды Кшесинской. Точнее, любви молодого наследника престола. Роман между великим князем Николаем Александровичем и примой балета Мариинского театра в действительности продлился всего пару лет. После помолвки наследника с принцессой Алисой Гессенской, ставшей впоследствии императрицей Александрой Федоровной, отношения прекратились. Во всяком случае, нет никаких документальных свидетельств их продолжения.

Как эта история показана в фильме — неизвестно. Картину еще никто не видел, кроме создателей и, может быть, чиновников Министерства культуры, ответственных за распределение государственных грантов. Депутата Поклонскую, собственно, и поднявшую всю эту волну, возмутил сам факт. Царь Николай в 1981 году был канонизирован заграничной Русской православной церковью (РПЦЗ) как мученик, а позднее, в 2000-м, и Русской православной церковью Московского патриархата (РПЦ МП) как страстотерпец. Оба термина обычно применяются к человеку, погибшему мученической смертью за свою веру. Царь Николай погиб, в общем-то, по другой причине, хотя его глубокая религиозность — тоже общеизвестный факт.

С другой стороны, что мученик, что страстотерпец — не святые в полном смысле этого слова.

Наверное, поэтому хорошо разбирающиеся в собственной терминологии высшие иерархи Русской православной церкви хранят по поводу происходящего вокруг фильма стоическое молчание. Найти в жизни святого, так сказать, грешки молодости — это одно, в жизни человека, с возрастом пришедшего к вере, за что и пострадавшего — совсем другое. Кроме того, отношения наследника-цесаревича и балерины — факт, можно сказать, исторический. И сама Кшесинская писала об этом в своих мемуарах, имеются многочисленные свидетельства современников.

Красавица балерина была предметом увлечения многих светских молодых людей Санкт-Петербурга, не только из императорской фамилии. Не было ничего удивительного, что в какой-то момент и наследник престола увлекся ею. После расставания с Николаем в ее жизни были еще минимум двое великих князей. За одного из них — Андрея Владимировича — много позднее, уже после большевистского переворота и эмиграции, она выйдет замуж и проживет с ним до самой его смерти в 1956 году.

Сама же Матильда Кшесинская надолго переживет и всех своих любовников, и мужа, скончавшись только в 1971 году в возрасте 99 лет.

Конечно, историю любви можно представить на экране по-разному. Можно так, что фильм попадет под категорию «дети до… не допускаются», а можно очень даже целомудренно — и все равно это будет история любви. Но это — исключительно дело авторов. Присутствие в числе главных героев исторической личности ничего не меняет.

Персонаж художественного произведения и реальная личность — вовсе не один и тот же человек.

У историков достаточно оснований сомневаться, что король Ричард III действительно совершил все злодейства, приписанные ему в одноименной трагедии Шекспира, что никому не мешает уже который век время от времени ставить эту пьесу на сцене.

Впрочем, и за примерами подобного «возмущения общественности» далеко ходить не надо. Достаточно вспомнить Мартина Скорсезе и его «Последнее искушение Христа». Разве только масштабы личностей, выведенных на экране Скорсезе и Алексеем Учителем, вряд ли можно считать сопоставимыми. В современной России, власти которой считают необходимым регулировать все и вся — от кинопроизводства до социальных сетей — появление людей, сопричастных власти (или просто ощущающих свою сопричастность) и считающих своим долгом внести личный вклад, было неизбежным.

Удивить может, пожалуй, лишь полное равнодушие почитателей Николая II к присутствию на географической карте страны имен людей, непосредственно связанных с убийством царя.

С другой стороны, и тут, вероятно, ничего удивительного нет. Пока власть допускает присутствие этих имен, сопричастные власти проявлять инициативу не станут. Поступит команда — исполнят незамедлительно. Создателям же фильма «Матильда» останется только поблагодарить организаторов кампании за столь мощную и совершенно бесплатную рекламу.

0
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
За эфиром
За эфиром
Новейшее
Популярное