Павел Широв: Совершенно секретно. Дело Валленберга

Новость о том, что московский суд отказал родственникам шведского дипломата Рауля Валленберга в иске к Федеральной службе безопасности (ФСБ) России, прошла незамеченной большинством СМИ на фоне других новостей, показавшихся более актуальными. Возможно, еще и потому, что в самом решении суда трудно усмотреть что-то странное или необычное в наши дни, когда отношения России с остальным миром оставляют желать много лучшего. Вот если бы суд удовлетворил иск, это, несомненно, была бы сенсация. Хотя основания, на которые ссылался выступавший в суде представитель ФСБ, многим наблюдавшим за процессом показались весьма сомнительными.

Родственники шведского дипломата многого не требовали. Всего лишь раскрыть информацию о судьбе Валленберга после его ареста в Будапеште весной 1945 года. Первый секретарь посольства Швеции прославился своими действиями в период оккупации венгерской столицы германскими войсками, выдавая венгерским евреям шведские паспорта и тем самым спасая их от нацистских лагерей. По оценкам историков, таким образом статус граждан нейтральной Швеции получили порядка ста тысяч человек.

Сколько в действительности, доподлинно неизвестно, но тут число не так уж и важно. Сколько бы ни было, Валленберг спас их жизни, рискуя собственной. 

Регент Венгрии (формально страна считалась монархией) Миклош Хорти, будучи верным союзником Гитлера, «еврейским вопросом» особо не интересовался, и «решать» этот вопрос по образцу Германии не торопился. Лишь в весной 1944-го, после того как ему пришлось дать согласие на ввод в Венгрию частей Вермахта и подразделений СС, начались аресты и массовые депортации евреев и цыган, будто в дни, когда советские войска уже были возле границ страны, больше было нечем заняться. После полного смещения Хорти в октябре 1944-го ситуация ухудшилась до предела, так что даже если бы Рауль Валленберг спас только одну семью, это уже можно было считать достойным поступком.

Поступок советских оккупационных властей таковым никак не назовешь.

Валленберг представлял нейтральную страну, не находившуюся в состоянии войны с Советским Союзом, имел дипломатический иммунитет.

Его арест офицерами советской контрразведки «СМЕРШ» (от «смерть шпионам») и вывоз в Москву был нарушением всех международных законов. В 1957 году, уже после смерти Сталина и «развенчания культа личности», официальная Москва признала, что Валленберг действительно был арестован, содержался во внутренней тюрьме на Лубянке, где якобы умер в 1947 году от сердечного приступа. Однако, несмотря на многочисленные просьбы как родственников Валленберга, так и шведского правительства, подробности раскрыты не были. Власти Швеции все эти годы считали дипломата пропавшим без вести. Только осенью прошлого года, спустя 71 год после исчезновения, он был официально признан умершим.

Остается только догадываться, какую постыдную тайну скрывают российские «органы». Возможно, Валленберг не умер естественной смертью, а был убит. Найденная в 1990-е совместной российско-шведской комиссией историков в архивах МИД России переписка Молотова и главы Министерства госбезопасности Абакумова позволяет сделать подобное предположение. В 2000 году Генпрокуратура России рассматривала дело Валленберга и арестованного вместе с ним шофера шведского посольства Лангфельдера и официально реабилитировала обоих. В опубликованном тогда специальном заявлении ведомства говорится, что Валленберг и его шофер

«были задержаны и арестованы под видом военнопленных и содержались длительное время вплоть до их гибели в советских тюрьмах, подозреваясь в шпионаже в пользу иностранных разведок». 

Из этого следует, что документы, проливающие свет на судьбу Рауля Валленберга, не были утеряны или уничтожены, как утверждалось еще в советское время. Сотрудникам Генпрокуратуры дали возможность ознакомиться с этими документами, стало быть, не такие уж они и сверхсекретные. Да и с точки зрения здравого смысла — что бы там ни произошло, дело это прошлое. Все к нему причастные — те, кто принимал решение об аресте дипломата и вывозе в Москву, те, кто содержал его в тюрьме — все они давно мертвы. Слова представителя ФСБ на процессе о том, что рассекречивание данных о судьбе Валленберга может нанести вред каким-то «другим людям», звучат весьма странно. Кому именно и как?

И уж тем более странно прозвучало другое заявление, согласно которому современная ФСБ не является правопреемницей ни МГБ, ни КГБ, потому не может отвечать за действия этих ведомств, а «лишь хранит документы». 

Разумеется, есть законы, устанавливающие срок давности секретных документов. По действующим в России законам, бумаги, касающиеся судьбы Валленберга, сами собой должны быть рассекречены уже очень скоро – после 2020 года, о чем также говорил на суде представитель ФСБ. Но ведь бывают и исключения, которым это дело вполне может стать. Не хватает того, что принято называть «доброй волей».

Не хватает не в ФСБ — не хватает на высшем государственном уровне, где давно должны были принять решение и раскрыть все подробности, избавиться наконец от этого черного пятна.

Ничего подобного не было сделано ни в период горбачевской перестройки, ни в новой России. По какой причине? Впрочем, ответ напрашивается. Но этот ответ совсем не в пользу нынешней российской власти.

0
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
За эфиром
За эфиром
Новейшее
Популярное