Павел Широв: Силовая Россия

На минувшей неделе в Москве произошли два события, между собой, вроде бы, никак не связанные, но почему-то представляющиеся до удивительности похожими. Во вторник 23 мая сотрудники Следственного комитета в сопровождении вооруженных автоматами бойцов ОМОН, или как теперь называется Отряд милиции особого назначения, провели обыски в здании бывшего театра имени Гоголя, ныне — «Гоголь-центр», и на квартире художественного руководителя театра Кирилла Серебрянникова. А в пятницу, 26-го, полиция задержала на Арбатской площади девятилетнего мальчика, читавшего стихи.

Мальчика обвинили в попрошайничестве, хотя он вовсе не приставал к прохожим, не дергал за рукава, как это делают настоящие попрошайки — обычно на рынках или возле железнодорожных вокзалов — просто читал стихи, а рядом с ним стояла открытая сумка, куда прохожие могли бросать монеты. Теоретически могли, бросали ли в действительности, неизвестно: ни в отчете полиции, ни в описаниях происшествия на страницах газет и Интернет-изданий об этом ни слова. Зато известно, что ребенка силой запихнули в полицейскую машину, увезли в отделение, где продержали до приезда отца, на которого, вдобавок, составили протокол по обвинению в «ненадлежащем исполнении обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего».

После того как эта история разошлась по социальным сетям, а оттуда — по средствам массовой информации, в отделение полиции направились известные московские адвокаты, и руководство отделения пообещало принести семье ребенка извинения и аннулировать протокол.

Однако в понедельник руководство уже городской полиции сообщило, что протокол вовсе не аннулирован, так что возможно продолжение в виде вмешательства органов опеки и даже судебного процесса.

Между тем, задерживать мальчика и доставлять его в отделение не было никакой необходимости. Судя по разошедшимся по Интернету фотографиям и видеозаписи инцидента, он совсем не был похож на бездомного. К тому же с ним была гражданская жена его отца, попытку которой вмешаться полицейские проигнорировали.

Не говоря уже о том, что на Арбатской площади, в месте известном не только москвичам, но и далеко за пределами города, всегда полно так называемых уличных артистов. Проходя по подземному переходу под площадью, иной раз можно попасть на самый настоящий концерт и рок-музыки, и классической, благо поблизости московская консерватория, студенты которой тоже иной раз зарабатывают там своим творчеством. Попрошаек, правда, там тоже хватает, и на поверхности, и в подземном переходе, но они почему-то не вызывают у полиции никакого интереса.

Устраивать с таким шумом обыски в «Гоголь-центре» и на квартире режиссера Серебренникова тоже не было нужды. Дело, по которому, опять же, весьма известный не одной только Москве режиссер проходит, кстати, лишь свидетелем, как позднее сообщила пресс-служба Следственного комитета, расследуется с 2015 года. Никаких исключительных обстоятельств, позволяющих следствию проводить обыск без решения суда, в последнее время не возникло. Во всяком случае, ни Серебренников, ни теперь уже официально обвиняемые в хищениях бюджетных средств бывший директор и бывший главный бухгалтер некоммерческой организации «Седьмая студия» никуда скрываться не собирались.

Тем более не было никакой необходимости задерживать сотрудников «Гоголь-центра», запирать их в зале, отобрав мобильные телефоны. Ни один из них, что опять же подтверждает Следственный комитет, по делу не проходит.

И это только два случая, получивших в силу ряда причин широкую огласку. Правозащитники, в свою очередь, утверждают, что для российских «правоохранительных органов» это обычная практика. Вломиться ранним утром в квартиру с автоматами, хотя заранее известно, что там нет никого, кто хотя бы теоретически мог бы оказать сопротивление, задержать человека — просто потому что тот оказался не в то время не в том месте, подобное происходило множество раз, и будет происходить. Либо иначе следствие и полиция в России работать не умеют, либо такие методы сотрудникам этих служб просто нравятся. Позволяют чувствовать свое превосходство, что ли.

Что еще примечательно, так это реакции общества на оба происшествия. Если судить только по социальным сетям, немало людей полагает, что в обоих случаях полицейские действовали совершенно правильно. «Дыма без огня не бывает», эта поговорка в разных вариантах по ходу обсуждения цитировалась не раз. И деньги, выделенные «Гоголь-центру» могли быть похищены, и мальчик, читавший стихи, мог действительно оказаться попрошайкой.

В какой-то момент даже стало казаться, что приверженцев такой точки зрения заметно больше, чем тех, кто считает иначе.

Вполне возможно, в этом нет ничего удивительного. Как свидетельствуют опросы общественного мнения, можно сказать, подавляющее большинство граждан России не только поддержало, но и активно приветствовало аннексию Крыма. Почему бы, предоставляя своему государству право вторгаться на территорию соседней страны и отнимать часть ее территории, не позволить служителям этого государства хватать и тащить своих собственных сограждан? Разумеется, до поры до времени, пока не схватили и не потащили тебя самого. Но ведь каждый уверен, что он настолько законопослушен, что с ним ничего подобного никогда не случится.

0
Добавить комментарий
Новейшее
Популярное