Павел Широв: очарованные странники

Не завидую студентам отделения международных отношений, которым в будущем, лет через двадцать, придется писать курсовую работу на тему «Встреча Дональда Трампа и Владимира Путина в Гамбурге 7 июля 2017 года». Разве только к тому времени переводчики обоих президентов дружно напишут мемуары, в которых изложат содержание разговора. В противном случае бедным студентам придется перелопатить целый Эверест источников, чтобы по обрывкам восстановить, о чем говорили участники встречи, и о чем они в действительности договорились, а о чем договориться так и не смогли. Может быть, кому-то из них и этот текст попадется, наряду с другими, которые как раз сейчас пишутся в самых разных странах, на самых разных языках.

Откровенно говоря, и авторам этих текстов тоже приходится хвататься буквально за обрывки слов, анализировать выражения лиц обоих президентов, рассуждать, натужно те улыбались друг другу или вполне искренне. Уже дошло до далеко идущих выводов из того, каким рукопожатием обменялись собеседники перед началом разговора. Ну прямо в полном соответствии с заветами Наполеона, дрожание левой икры которого тот сам повелел считать великим признаком. С другой стороны, а что еще остается делать, когда комментировать по существу оказалось нечего. Достоянием общественности стало несколько фотографий, запечатлевших первые минуты встречи, которые тут же принялись сравнивать с кадрами из телесериала «Карточный домик».

Совпадение почти один в один, многим, не только завсегдатаям социальных сетей, но и профессионалам из числа журналистов, так понравилось, что, поначалу этим и ограничились.

Показательно, однако, что по итогам встречи сами ее участники не сделали ни совместного заявления, ни выступили по отдельности.

Говорили главы внешнеполитических ведомств обеих стран, но говорили общими словами, без конкретики, то ли потому, что так и было задумано, то ли – потому что никакой конкретики просто не оказалось. Если, конечно, не считать договоренность о прекращении огня в Сирии.

Но эта договоренность была достигнута не в Гамбурге и не «на полях» саммита G20, а за тысячи километров от этих «полей», в городе Аммане, Иордания, более того, не в середине дня 7 июля, а несколько ранее. Информация об этом попала на ленты информационных агентств как раз во время встречи Трампа и Путина, конечно, не случайно. Наверняка существовала взаимная договоренность попридержать новость, чтобы та совпала с переговорами, тем самым как бы став одним из результатов встречи. В реальности же, договоренность о перемирии была достигнута усилиями представителей целого ряда стран, а не только России и США. Кроме того, нет никакой уверенности, что это перемирие продлиться долго, хотя бы потому, что один из участников сирийского конфликта, а именно президент Башар Асад, никакого перемирия вовсе не жаждет.  

В делах европейских, прежде всего, касающихся Украины, Путин, возможно, и сумел добиться от Трампа каких-то успокаивающих заверений, но вряд ли чего-то более. Никаких обязательств в этом вопросе Трамп на себя явно не брал, потому, что не мог взять. Совпавшее по времени назначение специальным представителем Госдепартамента США по Украине бывшего посла при НАТО Курта Волкера также, впрочем, не стоит расценивать как некий показатель. Волкер, конечно, имеет репутацию отнюдь не пророссийски настроенного дипломата, скорее даже совсем наоборот, но как бы там ни было, действовать он будет в определенных рамках, установленных администрацией Трампа. В свою очередь эта администрация не может руководствоваться ничем иным, кроме как уже существующие договоренности по урегулированию конфликта, теми самыми «Минскими соглашениями», приверженность которым в очередной раз и была подтверждена.

Тут еще нельзя не обратить внимания, что

Трамп буквально на днях продемонстрировал одну способность, прежде считавшуюся уникальной и присущей только одному Путину – говорить то, что от него в данный момент, в данной, конкретной аудитории хотят услышать.

Заявления, сделанные в Варшаве, были как раз из этой серии. От Трампа ожидали, что он поддержит страны Центральной Европы, озабоченные экспансионистскими настроениями России, и он именно это и сделал. Совершенно понятно, что обладающий такими способностями человек, с Путиным будет разговаривать несколько иначе.

Наконец, не стоит обольщаться, оба собеседника были настроены говорить прежде всего о Ближнем Востоке, где, как им кажется, интересы представляемых ими стран совпадают.

И уж если на то пошло, действительно совпадают. Для России так называемое «Исламское государство» представляет не меньшую, а то, может быть, учитывая Северный Кавказ и исламское подбрюшье в Центральной Азии, даже большую опасность, чем для Соединенных Штатов. Да и традиции дипломатии учат – если не представляется возможным договориться обо всем, стоит попробовать договориться о том, в чем позиции переговорщиков ближе. Дипломатия – искусство возможного, так, кажется.

Разумеется, можно предположить, что Путин летел в Гамбург весьма замысловатым маршрутом, если верить информации агентства Reuters, с намерением очаровать Трампа, как прежде очаровывал Дж.Буша-младшего, да и не его одного.

Однако, учитывая характер нынешнего американского лидера, легко представить, что и тот собирался очаровывать Путина.

В конце концов, Трамп не столько политик, сколько предприниматель, а в бизнесе умение расположить к себе партнера по переговорам не менее важно, иначе трудно, если вообще возможно, заключить выгодную сделку. И на международную политику нынешний президент США по-прежнему смотрит как на бизнес, торгуясь и высчитывая выгоды.

Вся проблема, однако, как уже не раз указывалось, в том, что предлагая что-то, Трамп рассчитывает и что-то получить взамен, а в этом отношении ждать ему от Путина нечего. Да и российскому лидеру нечего предложить, в свою очередь, он просто не может согласиться на все условия Трампа.

Даже теоретический «размен» Украины на Сирию невозможен, пока Россия поддерживает Башара Асада.

Отказаться же от этой поддержки, «сдать» Асада для Путина, во всяком случае, сейчас, просто физически невозможно. Ведь это, в его глазах,

означало бы повторить ошибку, допущенную в случае с Муамаром Каддафи.

Из всего этого следует, что встречу в Гамбурге никак не стоит считать прорывом. Скорее, полуторачасовой разговор президентов России и США еще раз подтвердил существующий статус-кво.

Уверения Путина в том, что Россия не вмешивалась в прошлогодние выборы, могли удовлетворить Трампа, но совершенно не удовлетворили общественность и политиков Соединенных Штатов.

В общем, даже если оба президента разъехались с берегов Эльбы очарованные друг другом, все это – лишь эмоции, а вовсе не «сделка века».

И сколько бы шампанского не выпили в Москве, праздную очередную внешнеполитическую победу, в реальности никакой победы не случилось.

Да и очарование, как показывает практика, легко сменяется разочарованием. В отношении Дональда Трампа такое уже случилось, так что вполне может случиться снова.   

0
Добавить комментарий
Новейшее
Популярное