Кино-логика Дмитрия Белова: Реактивный добромёт

Аутсайдерская драма «Чудо» показала в США не то чтобы прямо кассовое чудо, но отнюдь не аутсайдерский результат: 47 миллионов долларов на старте и сотня за первый месяц проката. Спохватились и наши: через пять недель после старта фильм Стивена Чбоски — в наших кинотеатрах.

ФИЛЬМ

Чудо (Wonder, 2017)

Умиление, достойное хорового зрительского выдоха с жалостливым поскуливанием, впивается в нас с первых кадров. Тонюсенький закадровый голосок Огаста Пуллмана рассказывает нам об Огасте Пуллмане, который родился таким, что отец чуть не уронил камеру, а врачи бросились врассыпную. Потом они вернулись и постепенно сделали мальчику 27 операций, чтобы он смог дышать, видеть, слышать, есть и даже выходить на улицу подышать воздухом сквозь щели в своём любимом астронавтском шлеме. Четыре года его учили дома, но пришла пора социальной адаптации. Огги идёт в настоящий пятый класс, дети в недоумении расступаются, родители заламывают руки и закусывают губы, стоя возле школьного забора.

Собираясь смотреть этот фильм, оставь скепсис, всякий, в зал входящий. Настрой на реализм может перевернуть месседж и надолго отвратить тебя от толерантности.

Первое для Огги занятие чернокожий учитель, бросивший карьеру на Уолл-стрит ради мечты преподавать, начинает с установки на добро. Так и пишет на доске: «Если есть выбор быть правым или добрым, выбирай быть добрым». Всё правильно написал, в смысле — лично мне это близко, и детей стоит этому поучить, но в этот момент появляется подозрение, что все идеи фильма будут поданы установками — написаны на досках и дважды прочитаны вслух. Отчасти так и есть, но, слава кинобогам, только отчасти.

Добро повсюду, от него никуда не скрыться, приходиться нестись по его волнам и отдаться ему на растерзание.

Добро ползёт, начиная с самого верха — с директора школы. Если кто-то смотрит сериал «Родина», тот поймёт, о чём я: для сурового директора ЦРУ Сола Беренсона у бородача Мэнди Пэтинкина слишком доброе лицо. Как нельзя более подходящее агнцу в школьной директорской шкуре. Даже не агнцу, а ангелу, нет, не ангелу, а Иисусу, нет, у Иисуса жидковата бородёнка. Директор Тушман больше всего похож на бога-отца, настоящего, с облака.  Добрые родители, добрая сестра, добрая подружка сестры, добрейшая мёртвая бабушка, добрые (и одновременно чёрные) друзья, добрые одноклассники, даже дряхлую собачонку не забыли. Есть пара-тройка негодяев, но кого ещё можно — перекуём (в арсенале добра не только милые личики, но и кулаки), а кого уже поздно — отпустим восвояси.

Но хватит о добре, давайте о хорошем.

Непостижимым образом эта история не кажется безнадёжно фальшивой. Её сказочность — не баг, а фича, не следствие ошибок, а осознанный выбор режиссёра

Стивена Чбоски, недавно замеченного сценаристом чудесного ремейка «Красавицы и чудовища».

Фильм поделён на части: ситуация одна, главные герои разные. И с поправкой на стиль повествования одна из этих частей очень хороша. В ней рассказана история Оливии, старшей сестры больного Огги, печальной девочки, которой после рождения брата доставались лишь крохи любви с семейного стола, о которой почти забыли, но которая нашла в себе силы не озлобиться. Правда, улыбка Вии, адресованная бабушке в одном из эпизодов, заставляет нас предположить, что сестра не столько добрая, сколько глупая до слюнявости. Но с добротой оно всегда так, и так как больше подобных ошибок не было (считаю это именно актёрской ошибкой), линия «Оливия» — лучшая по смыслам в этом фильме.

Есть в этом фильме особо живой и приятный персонаж — отец мальчика в исполнении Оуэна Уилсона, пристроивший к доброте хороший юмор. Как мы знаем, хороший юмор даже из супергероев делает людей, а из людей — и подавно. Полузабытая Джулия Робертс в роли поздней матери, пытающейся держать всё под контролем, всё ещё в строю, но всё-таки в тени своего коллеги. Джейкоб Тремблей, известный по работе в «Комнате», стал настоящей детской кинозвездой и, несмотря на грим, исполнил свою роль безупречно, поочерёдно надавив на все нужные кнопки и вызвав все планируемые чувства.

Детско-сказочный антураж, выбранный Чбоски — не самая худшая оболочка для набившей оскомину идеи терпимости к другим, не таким как мы. Когда и где начинать, как не в детстве и не в кругу семьи? «Огги не может изменить свою внешность. Значит, мы должны изменить своё отношение к ней», — говорит директор Тушман маленькому негодяю на грани раскаяния, и кто кинет камень в мудрого бородача? Уж точно не я. И не вы, если поступите правильно.

Не надо даже оставлять дома весь скепсис, можно половину — и как миленькие выйдете из кинотеатра со слезами на сведённых улыбками лицах.

Судя по количеству Чубакки на экране (Огги — фанат «Звёздных войн»), «Чудо» заодно выступило киножурналом к одной известной франшизе, но нам на Рождество эта милая, почти волшебная история тоже подойдёт. Всем добра!

Новинки ближайшего уикенда

Появятся здесь в ближайший уикенд, а именно — в пятницу. Вместе с итогами уходящего года.

 

 

 

 

0 комментари
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
За эфиром
За эфиром
Новейшее
Популярное