Кино-логика Дмитрия Белова: Дедовы победы

Как измождённый погоней за антилопами красавец-лев охотится на мышку, как другой Лев, бородатый и Толстой, покидает графский замок и берётся за плуг, как бездельники-аристократы забавы ради делят на охоте краюху ржаного хлеба и запивают её терпким молодым вином, так и латвийский зритель порой отодвигает в сторону заморский блокбастер и идёт в кинотеатр полюбоваться отечественным продуктом. У нового, пахнущего свежей плёнкой экземпляра громоздкое и не очень хорошо соотносящееся с сюжетом название: «Дедушка, который опаснее компьютера».

ФИЛЬМ

Дедушка, который опаснее компьютера 

(Vectēvs, kas bīstamāks par datoru, 2017)

Хотя при гуглении слова «varis» Варис Брасла всего лишь пятый, при ближайшем рассмотрении он оказался настоящим зубром латвийского кинематографа (уж простите те, кто и так в курсе). Например, он снял весьма популярный в позднее советское время фильм «Айя», а я и не знал. Когда Брасла срежиссировал свой первый полнометражный фильм, автор лучшего, на мой взгляд, современного латышского фильма «Я здесь» Ренарс Вимба только произнёс своё первое слово «мама». В последние годы (а годы у режиссёра уже весьма солидные) он снимает не так много, не забывая, впрочем, получать «Больших Кристапов».

В рижской квартире восьмилетнего Оскара идёт ремонт, и он гостит в провинции у дедушки с бабушкой (место съёмок – Кулдига и окрестности). Дедушка Пауль – носитель стандартного букета принципов для конфликтов с молодёжью, среди которых бережливость, компьютерофобия, природофилия и «раньше-то было лучше». К счастью, его убеждения не находятся в терминальной стадии; 65-летний старик недостаточно стар и достаточно ироничен для того, чтобы бабушке, бывшей учительнице, удавалось тушить пожары в самом их начале. Осознание простых жизненных истин и война с местным нечистым на руку депутатом Модрисом «хорошо-мне-надо-бежать» Калнакапейсом в конце концов примиряют мальчика с дедом.

Создатели имитируют современность с первых секунд: а-ля-пиксаровская мультяшная заставка с титрами оказывается флеш-симулякром чего-то восьмибитного, в который увлечённо играет Оскар на тормознутом сельском компьютере. На этом моменте современность обрывается – Варис Брасла сотоварищи обращаются с камерой канонiчно – и остаётся только восьмибитность.

Возможно, эта тотальная простота вовсе не от бессилия. Может быть, она продиктована задачей непременно оставаться в рамках «семейного кино», понятного и дошкольникам, и овощам. Может быть, именно так Варис Брасла задумал показать нам естественную незамысловатость деревенской жизни.

Отрицательный герой, молодой и манерный депутат Модрис больше похож на идиота, чем на злодея, актёрская игра на том же уровне. Остальные актёры во главе с Мартиньшем Вилсонсом выглядят приличнее, разве что бабушка порой фальшивит, да девочка слабенькая – «Ералаш» уехал, девочки остались. Модрис изъясняется как одноклеточное, и как таких в депутаты избирают, что за ерунда, так ведь не бывает в реальности. Oh, wait... Не знаю, может ли победа над дураком принести моральное удовлетворение, но других побед у нас для вас нет, спасибо деду и за эту.

Фильм довольно уныл в смысле остроты драмы, он как один большой филлер. Варис Брасла решил дополнить вялотекущий сюжет патриотизмом. Принципиальных возражений у меня нет, смотрю же я фильмы Майкла Бэя, а вопль «Это наша земля!» слышал в кино не раз, не два и не пять. А дедушка Пауль даже не вопит, а говорит так проникновенно; слышится в его мягких негромких словах сермяжность, посконность, домотканость и сдержанное благородство. И тропинка, и лесок, в поле каждый колосок. Ну там, девка по воду идёт, Лев Толстой опять же с плугом (конечно, Толстого на самом деле нет, но герои к своему и нашему удовольствию цитируют Яниса Райниса и Анну Бригадере). Почему бы нет, уютная пастораль вполне к лицу латышскому сельскому фильму. Но это, к сожалению, не всё. Брасла не удержался и добавил к уютному национал-политического. Вроде и не так много, но заметно: в двух словах об Атмоде, в двух словах о Балтийском пути, в двух словах о мордовском лагере в «нелатышское время» (именно такие два слова: nelatviešu laiki), странное «у латышей не шкура, у латышей кожа» от ералаш-девочки, снисходительное «врач не латыш, но хороший, старается» от соседки по палате. Глубоко сидит (анти)советскость в повидавшем виды Варисе Брасле. В общем-то, каждый строчит, как он хочет, но всему своё место и время. И мешать семейную комедию с национальным самосознанием – непонятный мне выбор.

Да, чуть не забыл – это же комедия. Забыть просто – юмор в фильме из разряда «дедушкиного», пыльный, осторожный и несмешной, безопасный, не глупый и не умный, для других дедушек и их внучков. Приятное исключение – та самая соседка по палате, специальный комический персонаж, наш краб Себастьян.

И рад бы похвалить, но правда дороже: фильм не цепляет, он бледный, ненастоящий и как будто вполсилы деланный. Лев Толстой плюёт в пашню, бросает плуг и возвращается в замок несолоно хлебавши, обычный лев грустно провожает взглядом стадо гну, у аристократов желудочные колики, а процент хороших латвийских фильмов из просмотренных мной за последние три года снижается с 25 до 20.

Новости ближайшего уикенда

Трудный выбор сделан: проводим лето французской комедией «Мадам», а то давно французских комедий не было. И их осталось трое:

Тюльпанная лихорадка
(Tulip Fever, 2017)

В экранизации популярного дамского романа Деборы Моггак вновь замечена парочка из «Валериана» – Дэйн Де Хаан и Кара Делевинь. Главная женская роль досталась Алисии Викандер: она сыграет жену богатого амстердамского торговца, в которую влюбляется бедный художник. Принёс ли он ей миллион, миллион, миллион алых тюльпанов, узнаете, сходив в кино.

Ренегаты 
(Renegades, 2017)

Во время войны в Боснии группа натовских морских котиков втайне от командования затевает собственную операцию. Во время прошлой войны здесь затопили нацистское золото, и парни полны решимости погрузиться на дно озера, достать клад и, видимо, поделиться с народом (намерения позаботиться о простых боснийцах звучат в трейлере). Режиссёр Стивен Куэйл как-то помогал Джеймсу Кэмерону снимать документалку «Чужие из бездны», но собственное погружение начинает со своих на мелководье.

Над глубиной: Хроника выживания 
(Cage Dive, 2017)

Австралийцы предлагают зрителю местечко поглубже. Очередная сделанная на коленке и от этого очаровательная история о незадачливых купальщиках расскажет о трёх экстремально отдыхающих студентах. Они собираются снять на видео погружение в клетке в логово белых акул, но, судя по всему, пропустили инструктаж по технике безопасности. А что ещё акуле нужно?

0
Добавить комментарий
Новейшее
Популярное