Елена Глазова: БДСМ-практики, или Трансцендентное очищение Марины Абрамович

До 21 мая в Стокгольме, в Музее современного искусства (Moderna museet) можно ознакомиться с первой в Европе ретроспективой работ Марины Абрамович, живого классика перформативного искусства.

Название ретроспективы – «Уборщик» апеллирует к многолетней художественной практике Абрамович, направленной на физическую и эмоциональную «очистку», выхолощенность, достигаемую изнурительными упражнениями ранних перформансов, экспериментами над собственным телом с вовлечением зрителей. Отсылает также к поздним работам, взывающим к восточной философии и практикам, схожим с дзен-буддизмом, что наряду с фактом создания Института Марины Абрамович, ставящим ее фигуру на некий постамент духовного лидера, идет неким образом вразрез с ею самой пропагандируемой доктриной артистического самоотречения. Является ли поздняя работа Абрамович нового рода религией (которую исповедуют многочисленные адепты по всему миру), шарлатанством, социальным экспериментом или просто ироничным арт-проектом? Зрителю следует самому найти ответ на этот вопрос.

Марина Абрамович – художница-перформансистка, потому большая часть выставки это документация ее перформансов, начиная с ранних работ – в виде видеопроекций или фотографий.

На выставке предоставлена документация ранних работ Абрамович – «Ритм 0» (1974), перформанс, на котором посетители могли использовать арсенал из 72 объектов (включая ножницы, цветы, хлыст, револьвер и пулю) для взаимодействия с пассивной, все позволяющей с собой делать художницей. После 6-часового перформанса художница была раздета (одежда разрезана ножницами) и оставлена со следами насилия на теле. Исследование взаимодействия со зрителями в данном случае привело к агрессивной ситуации, индивидуальный опыт приобрел характер публичного, носящего оттенок практик БДСМ, что также может служить отсылкой к исследованиям границ политического (феномена доминирования) и личной сферы индивида.

«Губы Томаса» (1975) с практикой самобичевания и нанесения пентаграммы (перевернутой красной звезды) лезвием на животе, самораспятие на кресте из ледяных кубов – один из самых сильно визуально воздействующих перформансов Абрамович – исследование ее коммунистического прошлого и исторической практики религиозного самоотречения через мученичество.

Один из залов экспозиции почти полностью отдан ее работам в с партнером того периода – Улаем (1975 – 1988 годы) – сотрудничество с которым Абрамович характеризует тем, что они были частями «двухголового тела». В серии «Отношение» художники исследовали границы человеческих взаимоотношений, доводя себя до эмоционального и физического истощения, при помощи довольно простых действий – дыша друг в друга, крича друг на друга, нанося пощечины и т.д. Резкость этих высказываний и эмоциональная беспредельность производят тяжелое впечатление на зрителя, и это еще больше усугубляется тем, что несколько экзальтированных перформансов демонстрируются на одну и ту же стену. Предельная преданность другому существу или безграничная ненависть – в этих перформансах человеческие отношения выглядят истеричной проекцией, тем более, что некоторые из них заканчиваются потерей сознания художников.

Представлены и видеоматериалы иконических перформансов «Расширяя пространство» (1977) - в котором обнаженные Абрамович и Улай с размаху врезаются в колонны, сдвигая их с места; «Imponderabilia» (1977), где Абрамович и Улай формируют из своих обнаженных тел узкий коридор, через который вынуждены протискиваться зрители. Пограничное взаимодействие с пространством и зрителями, исследование границ собственного тела – то, что характеризует этот период творчества художницы. На зрителя же эти работы производят эффект легкого столкновения с фантастическим – нечто вроде свидетельства преодоления кем-то его собственных физических границ.

Заканчивается же период сотрудничества с Улаем перформансом под названием «Влюбленные» (1988) - Абрамович и Улай проходят каждый по 2500 километров с разных сторон Великой Китайской стены, чтобы встретиться на полпути и попрощаться. Финальная работа пары, предоставленная на выставке - масштабные черные вазы в человеческий рост, одна матовая, другая глянцевая – «Солнце и Луна» - два сосуда-близнеца, неспособные коммуницировать между собой. Художники предпочитают создание мифа для того, чтобы увековечить память о своем пережитом союзе – усилия по преодолению тысяч километров, требующие особой подготовки, добавляют некий гигантоманский оттенок этой работе, сравнение же себя с планетами сродни введению себя собственноручно в пантеон древних божеств.

Помимо документации перформансов, существующей в виде фотографий или видеопроекций, на экспозиции предоставлены перформансы-реконструкции, которые выполняют специально подготовленные «модели», повторяющие действия Абрамович – например, перформанс «Чистя зеркало» (1995) - в котором художница выполняла щеткой чистку скелета, сидящего на ее коленях. Наблюдение живого переигрывания перформанса, естественно, оказывает больший психологический эффект, чем просмотр документации. «Модель», замещающая Абрамович, поглощена своим действием, сидя в лучах софита, перформанс происходит здесь и сейчас, однако производится другим человеком – достигается некий компромисс сомнительного присутствия.

   

Масштабная акция Абрамович «В присутствии художника» (2010) в Нью-Йоркском Музее современного искусства (MoMA) предъявляет документацию именно присутствия художницы в стенах музея – на протяжении 736 часов она находилась в безмолвном диалоге со зрителями (посетителям предлагалось сесть на стул напротив художницы и вступить в бессловесный диалог взглядами). Документация представляет почасовую нарезку выражения бесстрастного лица Абрамович в сопоставлении с лицами зрителей, испытывающими широкий диапазон эмоций.

Эта работа одновременно знаменует собой постановку Абрамович на позиции некоего героического «пророка», аккумулирующего энергию зрителей и направляющего ее в себе необходимое русло, а также попытку принятия позы иконического созерцательного бездействия-невмешательства, смешения с другими индивидами, отказ от собственной вочеловеченной индивидуальности. Амбивалентность вопросов, заданных в этой работе, заставит задуматься о том, какой именно версии стоит больше доверять.

В последнем зале зрителя ожидает документация крупномасштабного перформанса Абрамович в галерее Серпентайн в Лондоне – «512 часов» (2014), в котором она фактически отходит от позиции доминирующей, центральной фигуры перформативного действа, растворяясь в потоке посетителей выставки, которым предоставляется возможность просто побыть наедине с собой, выполняя рутинные задания (стоять, дышать, смотреть в зеркало и т.д.). Абрамович попыталась сделать объектом выставки «ничто», полностью растворив свою индивидуальность в анонимном потоке. И в этом случае остаются те же вопросы - был ли это акт самоотречения или напротив – латентное доминирование, бытование неким «Гитлером» за маской «человека-невидимки», конструирование фиктивного образа всеприсутствующего невмешивающегося божественного существа (на позицию коего художница, без сомнения, претендует)?

О музее

Музей современного искусства (Moderna museet) находится в центре Стокгольма. Открылся в 1958 году. В 1994-1998 годах здание музея было перестроено по проекту Рафаэля Монео, одну из галерей спланировал Ренцо Пьяно.

В музее представлено около 100 тысяч образцов современного искусства, включая работы Матисса, Пикассо, Малевича, Альберто Джакометти, Джорджо де Кирико, Дали, Марселя Дюшана, Луизы Буржуа, Энди Уорхола, Жана Тэнгли и Ники де Сен-Фалль, Роберта Раушенберга, а также конструктивистов, башни Татлина (Монумент Третьего интернационала) и т.д.

0
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
За эфиром
За эфиром
Новейшее
Популярное