Аня и Ксюша сдают на гражданство. Ожидание

Мы, Ксения и Анна, по стечению обстоятельств в свои двадцать-с-чем-то лет имеем паспорта неграждан. Мы уже рассказали о причинах, которые побудили нас получить гражданство, о том, как подавали документы, еще не зная, где можно «облажаться» и об экзаменах.  Мы знаем, что вы долго ждали этого блога. Мы тоже — потому ждали торжественной церемонии принятия в гражданство.

РАНЕЕ о натурализации Ани и Ксюши:

  1. Принятие решения 08.01.17
  2. Подача документов 29.01.17
  3. Подготовка к экзаменам 26.02.17
  4. Экзамены 26.03.17
     

Ксения, ждала до 26 апреля — ровно 90 дней

После успешной сдачи экзамена наступает затишье. Письмо от Управления по делам гражданства и миграции (УДГМ) пришло мне спустя два с половиной месяца. В нем меня оповестили, что госучреждения не обнаружили никаких препятствий для того, чтобы я стала гражданкой Латвии. После чего пригласили на торжественную церемонию в конце месяца, 26 апреля.

Пока претендент на гражданство продолжает жить своей жизнью, например, пьет грушевое пиво в краковской пивоварне или познает всю абсурдность и великолепие жизни на российском курорте, 15 госучреждений проверяют его на чистоплотность. Представитель УДГМ Санта Йонате прислала мне список учреждений, у которых ее ведомство запрашивает информацию:

1. Консульский департамент МИДа — информацию запрашивают в том случае, если претендент является иностранцем;
2. Полиция безопасности;
3. Финансовая полиция Службы госдоходов (СГД, VID);
4. Информационный центр МВД;
5. Управления мест заключения;
6. Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией (БПБК, KNAB);
7. Служба военной разведки и безопасности;
8. Управление таможенной полиции Службы госдоходов;
9. Военная полиция;
10. Бюро по защите Конституции;
11. Центр документации последствий тоталитаризма — информацию не запрашивают в том случае, если претендент на момент 4 мая 1990 года был несовершеннолетним или родился после того;
12. Администрация Гарантийного фонда средств на содержание Министерства юстиции — информацию не запрашивают в том случае, если у претендента нет детей;
13. Служба госдоходов;
14. Государственная полиция;
15. Государственная погранохрана — информацию запрашивают только в том случае, если претендент на гражданство задекларирован/проживает в приграничной зоне.

Хочется отметить — немного жаль, что этого списка нет в открытом доступе (хотя теперь — есть), так как он, по-моему, крайне полезен. Если хоть одно из учреждений знакомо не понаслышке и память о нем заставляет ладони вспотеть, то лучше разобраться с этим до начала процесса натурализации, а не после его остановки.

Как можно понять из этой обширной проверки, Латвия очень серьезно относится к каждому новому гражданину. По словам Йонате, в идеальном случае проверку можно пройти за месяц. Если процедура затянулась, это значит, что были какие-то неясности. В моем случае причиной задержки стало гражданство моих родителей, которые поженились как граждане СССР, а стали родителями уже как обладатели паспортов Латвии и Украины. К счастью, там всё было в порядке.

Я с чистой совестью и с чистой историей жизни отправилась на церемонию.

Безусловно, УДГМ может запрашивать информацию и у других госучреждений, но обычно  это делается без ведома претендента на гражданство. В среднем проверка требует от четырех до шести месяцев, но может занять и год. Дольше всего ждать приходится иностранным гражданам из-за необходимости отказаться от предыдущего гражданства и, связанными с этим процессами, сообщила Йонате.

Тем не менее, даже если проверку удалось пройти без особых проблем, это еще не значит, что уже через месяц после сдачи экзамена претендент сможет дать торжественную клятву верности Латвии. Чтобы церемония была более массовой и удобной с точки зрения планирования времени, УДГМ старается для одного мероприятия набрать около 70 человек. Также момент присвоения гражданства может затянуться, если претендент за время ожидания ответа или до церемонии получил административный штраф и не уплатил его.

Всю жизнь я была уверена, что, подписывая клятву верности Латвии, негражданин сразу получает новый паспорт.

Может, не так пафосно, как это было у Михаила Барышникова, но хотелось увидеть хотя бы бюджетный вариант этого праздника верности государству и патриотизма. Так как о церемонии мы расскажем в отдельном блоге, то скажу одно —

паспорт тоже придется ждать.

Когда все клятвы подписаны, УДГМ готовит проект решения для Кабинета Министров. Именно в здании по адресу Бривибас, 36 раз в несколько месяцев принимается окончательное решение о принятии в ряды граждан. Меня и еще четыре десятка человек приняли в гражданство в начале июня. Спустя пару дней каждому пришло письмо, в котором была указана дата, после которой официально вступает в силу решение правительства — двадцать-какое-то июня. Да, да, ребята, подождите ещё немного! Тем не менее, для особо нетерпеливых есть лазейка, о ней я расскажу позже.

Наверное, это самая мучительная часть всего процесса — ожидание. До Москвы можно долететь за полтора часа или одну серию «Игры Престолов». Задекларироваться можно за пару минут — на сайте госулуг. В такие времена странно ждать несколько месяцев, пока десяток учреждений обменяются электронными письмами.

Аня, ждала до 28 июня — около 110 дней

Пока я — по личным обстоятельствам — дольше ждала церемонию, чем Ксения, то решила поговорить с тремя другими бывшими или все еще негражданами. Все они — из круга моих знакомых, поэтому статья не претендует на создание портрета русскоязычной молодежи Латвии.

Алина, сдала на гражданство несколько лет назад:

«Я не пойду голосовать за «русского» мэра или не за «русского» мэра — я пойду голосовать за того, кто даст мне велодорожки! Но ни один из них мне не дает велодорожки…»

«Я спросила [до церемонии] — могу ли я отказаться от гражданства, потому что меня терзали смутные сомнения. Мне сказали — без проблем, никакой уголовной или финансовой ответственности».

«Когда я вышла после церемонии — ревела (…) Дело все в том, что нынешняя процедура получения гражданства не вызвала бы таких эмоций, если бы я переехала сюда жить. А я здесь живу тридцать лет. На тот момент — 27.

В стране, в которой я получила образование, в которой я сама плачу и платила налоги. И вот мне нужно присягать. Для меня это было унизительно, в какой-то мере…»

«Я с удовольствием иду на контакт с носителями языка, потому что понимаю, что мне это важно — мне нравится язык и я привыкла на нем говорить. Мне не нравится, если я начинаю его забывать, поэтому читаю статьи, книги. Чтобы не "засыхало"».

«Может быть, это какая-то инфантильность, но,

к сожалению, и по большему счету — ничего не изменится [от моего голоса] (…) Я не могу представить, за кого голосовать

[голосовать Алина пошла, чтобы «потерять гражданскую девственность»]. Потому что снова что-то обещают пенсионерам и молодым семьям. А я, например, не пенсионер и не молодая семья».

Александр, негражданин

«У меня такое чувство, что в течение следующих трех лет я все-таки сдам на гражданство».

«Плюсы негражданства: безвизовый въезд в Россию, а я часто езжу в Питер (…) Для меня вообще долгое время это был такой прикол — было интересно посмотреть — насколько я продержусь в качестве негражданина».

«Практические цели на первом плане, символические — на втором (…) Гражданство открывает возможность работать в Европе, чего я не могу и, в перспективе, хотел бы (…) Побывать в Великобритании хочется, потому что

проще сдать на гражданство, чем получить визу

(…) Но есть момент и психологический — хочется почувствовать себя гражданином (…) Участие в выборах тоже входит в этот комплекс. Мне интересно, как гражданство повлияет на мою психологию».

«Я, наверное, один из самых интегрированных неграждан, среди тех, кого я знаю. У меня все время возникает мысль о том, чтобы выучить латышский на должном уровне, потому что к своему стыду, не могу до конца свободно общаться».

«Мне кажется, нужна была какая-то решимость, чтобы дать людям [после развала СССР] гражданство. Чем бы это закончилось — вопрос истории, но

нынешний исход — это очень глубокая трещина (…) Я точно не хотел бы ставить такие эксперименты на своих детях».

«Если бы я увидел какую-то такую политическую силу, которой сказал бы «Да», то, наверное, в тот же день пошел сдавать бумаги на гражданство. Но я не понимаю, за кого сейчас голосовать».

Виталик, ждет гражданский паспорт

«Я никогда не был частью этого общества и пошел [сдавать] на гражданство, чтобы у меня был выездной билет».

«Первый раз сдавал где-то в 2009 году. Особо не готовился. Был молод и зол. Просто пришел, сдал устную часть, завалился на письменной».

«Причина в том, чтобы получить выездной билет из страны и на этот раз я подготовился. Сдал с первого раза (…) В Великобританию ты не можешь приехать без паспорта гражданина. А я хочу туда перебраться, потому что мой друг — там».

«Я никогда не чувствовал это место своим домом, может быть потому, что я первый, кто родился [здесь] из моей семьи. Мне здесь, в общем, неуютно».

«К местным я положительно отношусь, особенно к молодежи. Потому что латышская молодежь, с которой я пересекаюсь, в принципе, без предрассудков и мне с ней комфортно».

«Я считаю, что это — ублюдский закон, как сказал один мой преподаватель в университете (…) Ты рождаешься в стране и получаешь какой-то странный статус — ты к ней не принадлежишь. И изначально, с рождения, отдаляешься от нее. То есть чувствуешь себя иностранцем в стране, в которой родился».

«Если власть изначально так разделяет общество, то уже нельзя говорить о демократии в дальнейшем. Ведь у них, до сих пор, есть такая проблема [с негражданами], которую они не решили».

* * *

Чувство иностранца в стране мне знакомо, но и чувство причастности — тоже. Мое — Анны Штефан — ожидание было похоже на «взлеты» и «падения». Хотя, честно говоря, я бы не относилась к этому оценочно.

Порой мне казалось, что я причастна ко многим процессам в стране.  Иногда наоборот — возникало чувство, что я — космополит. Что у меня нет дома, потому что весь мир — мой дом.

Иногда — ощущала себя вечным странником, без принадлежности. Он стучит к людям в дом, рассказывает истории, получает кусок хлеба, идет дальше. Ну что ж, раньше странник — vagabond — исполнял достаточно важную культурную роль.

А порой мне не хочется быть странником — хочу преодолеть свою непринадлежность ни к чему. Например, относиться к этому чувству спокойнее. Или — ощутить принадлежность. А может быть, понять, что все это вообще не строится на игре света и тени.

* * *

Мы очень хотели дать клятву вместе. Но по стечению обстоятельств у нас не получилось. Зато каждая из нас побывала на своей собственной церемонии (хоть и с разрывом в два месяца) и они оказались немного разными. О них мы расскажем в нашем следующем блоге.

 

0
Добавить комментарий
Новейшее
Популярное