Андрей Шаврей: Василий Синайский — наше латвийское симфоническое дежавю

В Большой Гильдии свой первый концерт в качестве почетного дирижера Латвийского Национального симфонического оркестра провел именитый Василий Синайский, руководивший этим коллективом с 1975 по 1987 годы.

Небольшое необходимое вступление-пояснение для непосвященных в тонкости темы. Это музыкальная история, впечатляющая меломана уже по советским временам: родившийся в лагере у Полярного круга, где сидели его родители (отец — священнослужитель, мама и вовсе русская дворянка из китайского Харбина), Василий Синайский затем учился в Ленинградской консерватории у выдающегося педагога Ильи Мусина (учитель всех ныне именитых — от Гергиева до Курентзиса).

Начинал ассистентом у Кирилла Кондрашина (один из советских «невозвращенцев», остался в Нидерландах, где счастливо жил и работал, затем скоропостижно умер) — в симфоническом оркестре Московской филармонии.

А в 1973-м 26-летний музыкант выиграл золотую медаль на конкурсе Герберта фон Караяна в Берлине, что, в принципе, сразу дает «путевку в жизнь» любому дирижеру.

Пару лет он дирижировал в «оркестре Каца» (главный дирижер — народный артист СССР Арнольд Кац), в Новосибирском, после чего молодому Маэстро поступило весьма престижное предложение, от которого невозможно было отказаться — возглавить главный оркестр союзной республики, в данном случае — Латвии. И наступили, без преувеличения, золотые годы для нашего оркестра — достаточно сказать, что во многом именно Василию Серафимовичу принадлежит право первооткрывателя многих имен, которые сегодня составляют цвет латвийской композиции.

Мне еще в подростковом возрасте посчастливилось видеть Синайского во главе нашего оркестра, дирижировал концертом Бетховена, солировал пианист Евгений Рывкин. А на излете своего латвийского периода Василий Серафимович вступил и на оперный путь — дирижировал премьерой «Бориса Годунова» в Латвийской опере. Уже тогда это был дирижер с большим именем.

После этого в советские годы маршрут был один — в Москву, в Москву!

Вскоре Синайский стал главным дирижером симфонического оркестра Московской филармонии, хотя перед этим успел год поработать с Белградским оркестром в Югославии.

А в 1990-е следы Синайского из виду нашей публики пропали — мы его ни разу не видели, хотя, конечно, доносились сведения, что он стал главным приглашенным дирижером симфонического оркестра Нидерландов, имеет квартиру в Амстердаме, а с 1996-го и вовсе — главный приглашенный дирижер симфонического оркестра Би-Би-Си. В Ригу его приглашали чуть ли не каждый год, но Синайский был занят. Как говорится, «оттуда не возвращаются».

Настоящая сенсация произошла в 2001-м, когда дирижер наконец-то приехал к своему оркестру, тогда в нем еще играли музыканты, с которыми Синайский начинал.

И в том же году еще раз приезжал, участвовал в концерте на Домской площади в честь 800-летия Риги. Через год за это получил Большую музыкальную награду Латвии. И вновь пауза. Дирижировал по всей Европе, а с 2010 по 2013 год был главным дирижером Большого театра.

То, что в последние три года Синайский приезжает к нам ежегодно, говорит о многом — например, что не только в общественно-политическом, но и в симфоническом смысле мы полноценная часть Европы. Кстати, европейский гонорар для знаменитости — тоже немаловажная составляющая, и совсем нищая страна, коей мы были в девяностых годах прошлого века, ее не тянет.

В этом году Синайскому исполнилось семьдесят лет, и ему приcуждено звание почетного дирижера (по-английски: conductor emeritus, или conductor laureate). Многие симфонические оркестры мира присваивают этот титул своим прежним художественным руководителям. Например, родившийся в Риге великий Марис Янсонс является почетным дирижером Королевского оркестра Concertgebouw в Амстердаме, эстонец Неэме Ярви — почетный дирижер симфонических оркестров Гетеборга и Детройта, Бернард Хайтинк — почетный дирижер Бостонского симфонического оркестра.

И это значит, что есть наметки, что Синайский будет выступать с родным оркестром чаще.

Впрочем, сейчас в Латвийском симфоническом уже не играют музыканты, выступавшие с Синайским в семидесятых-восьмидесятых. Они были среди слушателей — во главе с долголетней первой скрипкой оркестра, народным артистом Валдисом Зариньшем. А дирижер по-прежнему за пультом: лишнее свидетельство того, что семьдесят лет для классического дирижера — возраст расцвета, а вовсе не окончание карьеры.

Первая часть нынешнего концерта была посвящена 21-й симфонии классика латышской композиции Яниса Ивановса. Символично, что премьера этой симфонии проходила именно в этой Большой Гильдии, 3 мая 1984 года, под управлением Синайского. И вот новое рождение произведения спустя 33 года. Народный артист СССР Янис Ивановс написал эту симфонию в 1983-м и не успел ее инструментовать, умер. Образ выдающегося композитора помнят многие до сих пор — в том числе Раймонд Паулс, которому Ивановс, будучи худруком Латвийского радио, дал «путевку в жизнь», выплатив двойной гонорар за «Зимнюю песенку» (читай — рождественскую). Хорошо помню его я — в 1982-83-м был в санатории «Булдури», а рядом как раз находилась дача классика, он выходил и прогуливался по санаторию, торжественно опираясь о палочку.

Темпераментная и полная классического романтизма (хотя для самого автора, возможно, понятно было, что, скорее всего, это его последнее произведение), 21-я симфония была после смерти автора инструментована Юрисом Карлсонсом, который впоследствии стал ректором Латвийской музыкальной академии. И чувствовалось, что нынешнее исполнение — не просто дань уважения, а взаимопроникновенное действо, в котором во главе с дирижером участвовали и музыканты, и слушатели, среди которых были все ведущие музыковеды Латвии — Арнольд Клотиньш, Борис Аврамец, Ольга Петерсоне, Инессе Лусиня и т.д.

Прозвучал и первый фортепианный концерт Сергея Прокофьева в исполнении молодого кубинского пианиста Хорхе Гонсалеса Буахасана. Это сочинение Прокофьев написал и исполнил лично в 21 год, нынешний пианист — явно ровесник композитора, так что получилось вполне «аутентично», с чувством и даже с озорством.

Публика аплодировала от души, бис не требовала, но пианист вызвался исполнить его сам — никто не протестовал.

Играл что-то воздушное и прекрасное в стиле неоклассического романтизма, но что именно — никто из присутствовавших именитых музыковедов не ведал. Так что слушали — постановили: или это что-то кубинское, или талантливо сочиненное лично пианистом.

Антракт и — получасовая монументальная «Энигма» («Вариации на собственные темы») Эдварда Эльгара, одно из центральных произведений великого англичанина, которым не раз дирижировал Синайский, работая в Великобритании. И тут впечатляет не только музыка, но и ее подача — без всякой аффектации, мастерски.

Видно, что перед нами — истинно классический дирижер, «породистый», при этом не диктующий, а предлагающий свою волю оркестру, и музыканты с ним с радостью соглашаются — отличный сплав опыта и демократичности.

Подумалось: нам нужен, конечно, современный концертный зал, в котором можно принимать лучшие оркестры мира, чтобы полноценно наслаждаться такой потрясающей музыкой. Но все-таки не так уж часто у нас бывает, что приезжает просто многоопытный мастер и выдает в старом зале с нашим вполне качественным коллективом (таких в Европе достаточно много) вдруг такой уровень, будто перед тобой, как минимум, Лондонский филармонический в «Альберт-холле». А это дорогого стоит.

Публика еще долго (действительно — около десяти минут) требовала бис, но Синайский поступил классически — от души раскланялся, по очереди вызвал на поклон особо отличившихся во время исполнения оркестрантов и ушел. После такого великого произведения бисы излишни. Но есть надежда, что Синайского мы вновь услышим в Риге совсем скоро — в конце концов, звание почетного дирижера обязывает!

0
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
За эфиром
За эфиром
Новейшее
Популярное