Андрей Шаврей: «Турандот» в Опере - классика с годами только хорошеет

В Латвийской Национальной опере состоялась премьера возобновленной оперы Джаккомо Пуччини «Турандот». Постановка 1973 года восстанавливается в главном театре страны уже в четвертый раз и надо сказать, что нынешнее возобновление подтверждает аксиому: привычное уже многим новаторство в опере временами весьма интересно, но неархаичное восстановление классики - любопытно, возможно, еще больше.

Есть в нашей Опере постановка «Мадам Баттерфляй» все того же, чего там скрывать, гениального Пуччини - она осуществлена в далеком 1925-м году, сейчас бережно восстановлена оперным солистом Владимиром Окунем, в классической режиссуре, с такой же сценографией и костюмами. Можете вспомнить случай, когда в нашей Опере зал взрывался аплодисментами уже сразу после того, как распахнулся занавес? «Мадам Баттерфляй» - как раз тот случай. Спектакль проходит с аншлагами.

Примерно тот же случай и с нынешней «Турандот» - это версия 1973 года, созданная режиссером Янисом Зариньшем, в которой блистали легенды латвийской Оперы - народные артисты СССР Жермена Гейне-Вагнере (позднее и Солвейга Рая) и Карлис Зариньш. На пике триумфа именно в роли Турандот Гейне-Вагнере и уходила со сцены в возрасте 52 лет (для певицы вообще-то самый расцвет!). Рассказывают, что это была певица с такой невероятной харизмой, что уже в первой картине, когда Турандот выходит на пару секунд, чтобы показать, что не помилует персидского принца (категорический жест руками), зал взрывался аплодисментами.

Жермена, кстати, еще жива, ей 94 года, живет в доме у Верманского парка, на публике не появляется уже давно (тут можно смело великую певицу сравнить с затворницей Гретой Гарбо). А великий Зариньш умер в прошлом году. Роль Калафа он пел в этой версии «Турандот» и после семидесяти лет, и всегда это был триумф.

Уже нет в живых тех, кто видел постановку «Турандот» в режиссуре и сценографии выдающегося латышского художника Лудолфа Либертса (1930-й год). Но можно смело сказать, что корни постановки 1973-го - оттуда. Сияние и яркость красок, торжественность и величавость сценографии, соответствующая музыке. Сейчас в третий раз нынешнюю «Турандот» восстанавливает некогда главный режиссер Латвийской оперы Гунтис Гайлитис.

Добавим немного скабрезности: возможно, есть в современном оперном мире режиссер, который бы принцессу Турандот назначил бы в своей версии королевой, извините, публичного дома, ну, или хотя бы куртизанкой, а Калафа - завсегдатаем ее заведения.  В конце концов, есть весьма смелые и удачные версии классических сюжетов... Но для этого надо родиться первоклассными режиссерами и знатоками оперы Дмитрием Черняковым или Дмитрием Бертманом, которые иногда переворачивают сюжет с ног на голову, но это получается настолько неожиданно, интересно и точно!

Но, пожалуй, не менее сложно восстановить дух классической оперы, и Гунтису Гайлитису и его творческой команде это удалось на все 100 процентов. Элита Буковска восстановила хореографию Юриса Капралиса (кстати, учитель Миахила Барышникова и Александра Годунова) - в опере есть и моменты танца. Особые аплодисменты - Юрису Салманису, восстановившему сценографию выдающегося Эдгара Вардауниса (некогда главный сценограф Оперы, ныне покойный). При этом - никакой архаики или нафталина. Нынешняя «Турандот» напомнила аналогичные случаи с «оцифрованными» шедеврами кино, когда краски становятся только ярче, а детали рисунка отчетливее при рассмотрении. Равно, как придан более четкий и резкий характер движениям принцессы Турандот - например, резкий поворот головы при взгляде на «чужестранца» Калафа. Все равно, что вы были близорукими и вдруг вам современная лазерная техника восстановила зрение.

Показательна сцена чаепития трех придворных китайских министров Пинга, Панга и Понга (отличное трио Арманда Силиньша, Раймонда Браманиса, Гунтарса Руньгиса, в другом составе - Калвис Калниньш, Юрис Йоппе и Висетур Янсонс). Тут хорошие голоса и актерский юмор, присущий их хитрым героям. Так вот, во время чаепития они, на время отстранились от насущных придворных дел, мечтают о прекрасном, о покое у голубого озера, а поверх классической сценографии идут видеопроекции - туманы, волны, грезы.

Отдельный плюс - потрясающий костюм Турандот, который сам по себе является произведением искусства! И вот тут отдельный поклон Кристине Пастернаке.

В результате мы имеем прекрасное ожерелье, которое только украшать и украшать - жемчужинами или даже бриллиантами. То есть, голосами. Не будем долго рассуждать, жемчуг или бриллиант голоса главных исполнителей, призванных к нам «варягов» - литовки Сандры Янушайте и россиянина, солиста Московской новой оперы Сергея Полякова (пока что они единственные исполнители этих ролей). Но это весьма и весьма достойный уровень. По сравнению с каким-либо международным конкурсом - если не Гран-при, то призовое место они тут явно заслужили.

Любопытно, что во время премьеры, как мне кажется, они особо ярко блеснули не во время центральной сцены (там, где Турандот задает три загадки, а Калаф их сразу разгадывает, как Друзь в телевикторине «Что? Где? Когда?»), а в предпоследней сцене, когда Калаф, как заправский психолог, своим любовным огнем растапливает ледяное сердце принцессы, пораженное самопожертвованием рабыни Калафа - Лиу. И в результате принцесса становится классической рабой - разумеется, любви.

Кстати, одно из открытий этой постановки - великолепная Дана Брамане в роли Лиу, в образе которой удачно переплелись и темперамент, и чувство и, собственно, сам голос (в других составах - Юлия Васильева и Лайма Кригере). Хорош наш Роман Полисадов в роли Тимура (в другом составе - Кришьянис Норвелис).

Но помимо всего перечисленного в данной постановке особо выделяются два участника - это оркестр и хор, которые, без преувеличения, на высоком уровне и за это особые аплодисменты, перешедшие в овации хормейстеру Айгару Мейри и музыкальному директору постановки, дирижеру Гинтарасу Ринкявичюсу.

И еще аплодисменты - духовой группе оркестра, на оперном языке называемой «бандой». В этой постановке духовики находятся не в оркестровой яме, не за кулисами, как прежде, а в ложе над оркестром. Они практически участники всего сценического действа - в конце концов, торжественные звуки труб, возвещающих о прибытии или уходе загадочной Турандот, тоже являются героями оперы и сюжета, которые - на века.

0
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
За эфиром
За эфиром
Новейшее
Популярное