Алексей Романов: Автопробег Москва – Рига на рисованных машинках

«Портреты детей»,  «Цветы и кока-кола», «Пейзаж с башней», «Зеленое платье» - это названия лишь нескольких персональных выставок в творческой биографии российского художника Андрея Сарабьянова, известного еще как просто Дюдя. Он выставляется в известных московских галереях – «Роза Азора», «Гараж», «Фабрика», «Мастерская № 7», «Артстрелка», а также в Центральном Доме Художника, Карнеги-центре и Музее архитектуры.

Последний показ работ Дюди в российской столице прошел в январе-феврале в галерее «Роза Азора» под названием «Шишаки». Посетителей, знающих его творчество, и критиков удивил новый стиль автора, его новые темы и новые краски. Скупой на цвет, художник неожиданно выплеснул на свои картины и картинки контрастные сочетания зеленого, желтого, светло-коричневого, голубого… 

Как было написано в пресс-релизе выставки: «Жизнь совершила еще один круг, и сдержанную палитру певца мрачных городских брандмауэров и монохромных фасадов обогатил юг, залитый солнцем хутор под Полтавой, где художник с семьей проводит лето».

Для историка искусства Евгении Гершкович «новый» Дюдя тоже стал сюрпризом:  «В полотнах уже отнюдь не камерного формата Сарабьянов передает наполненную всепроникающим солнцем атмосферу с легкой, не нарушающей контура дымкой, вибрирующим воздухом, брызгами фиолетовой тени на белой мазанке, печкой, большим столом, упавшими яблоками, старым «Москвичом» в гараже».

«Эта машина и ее сестры стали героями нового цикла Сарабьянова «Двор», - продолжает тему ведущий телеканала «Дождь», главный редактор образовательного проекта «Арзамас» Филипп Дзядко. - 

Они будто выехали из того тенистого сарая, словно от рассказа о большом мире света и цветения откололся маленький сюжет, вставная новелла. Или на пути к одному открытию удалось сделать еще одно».

И вот сейчас Дюдя Сарабьянов представил свои новые работы в рижской галерее CUB. Это живопись маслом и керамика - картинки на пластинах из обожженной глины. На всех работах разные автомобили. Легковые и грузовые. Новые и старые. А назвал он свою рижскую выставку «Эй, а где все?»

В Ригу художник приехал с мамой - Натальей Бруни. Она внучка выдающегося художника-конструктивиста Льва Бруни, чьи картины висят в Третьяковке и Русском музее. Лев Александрович иллюстрировал книги Сервантеса, Низами, Мандельштама, Гумилева,  Хлебникова, Фирдоуси, Горького, Мериме, Гайдара. Наталья Бруни – дочь академика архитектуры Александра Бруни и правнучка поэта Константина Бальмонта. Ее предки также состояли в родстве с автором картины «Гибель Помпеи» Карлом Брюлловым. 

Дед Дюди - Дмитрий Сарабьянов - специалист по истории русского и советского изобразительного искусства. Он исследовал творчество  Репина,  Врубеля, Серова, Кандинского, . Малевича,  Петрова-Водкина, Кузнецова,  Татлина, Фалька. Он автор трех десятков искусствоведческих книг и монографий. Отец художника – Андрей Сарабьянов – тоже искусствовед и историк искусства, научный редактор трёхтомной «Энциклопедии русского авангарда». 

Сам Дюдя Сарабьянов окончил в Москве Краснопресненскую художественную школу, художественный лицей имени Томского и факультет сценографии Российской академии театрального искусства.

- Я с Дюдиного детства восхищалась его рисунками, - призналась мне  Наталья Бруни. – Когда он учился в художественной школе, я все время ждала, когда он вернется с учебы и принесет новую картину. Я понимаю, что не объективна, но его хвалят и другие. И мне это очень приятно.

Я поинтересовался у Натальи Ивановны, откуда взялся псевдоним Дюдя. Оказывается, так Андрея дома звали в детстве. Неизвестно, почему он решил подписывать свои работы этим детским прозвищем.

- Может, чтобы не путали с отцом, который тоже Андрей Сарабьянов.

Какая разница, как называться, - с улыбкой резюмировала мама художника. 

На мой вопрос, «как он дошел до жизни такой»,  Дюдя вспомнил, что по основной профессии сценографа работал мало, потом занимался интерьерной живописью.

- Рисовал ангелочков и тосканские пейзажи ради заработка. Потом уже полностью «ушел» в живопись.

А теперь у него еще и керамика.

- Здесь завораживает ожидание того, что вылезет из печки. Никогда не знаешь, какой цвет будет. И вообще получится ли что-то путное.

Но, с другой стороны, декоративно-прикладное искусство не требует такого глубокого  проникновения в тему, как живопись. К этому проще относишься.

Маленькие – величиной с ладонь -  керамические картинки Дюди очаровательны своей простотой. Машины на них как бы игрушечные, но со своим характером и предназначением. Есть серия «рабочих» грузовичков. У каждого свое перевозочное «дело», написанное на борту, – молоко, хлеб, сахар, вода, сыр, вино. Есть что-то типа горбатого Запорожца, который хитро подглядывает из-за угла одной фарой. Другое смешное сиреневое авто прячется от солнца под сиреневым деревом, отбрасывая густую сиреневую тень…  Еще одно стоит на полностью открытом голубоватом пространстве, отбрасывая тень длинную, синюю. А может, это и не машины, а заколдованные люди. Целое население провинциального южного городка, застывшее в момент каких-то своих повседневных дел.

- Никогда ребенком не играл в машинки, - поделился воспоминаниями автор. – Даже не умел их рисовать. В детстве пробовал, конечно, но не получалось. А тут вдруг изобразил Renault 4 и увидел, что вышло. Страшно этому обрадовался. Это совсем не культ, не любовь к автомобильной технике.

Я не мог не спросить, есть ли у Дяди свое авто. У него компактный кроссовер Honda Element.

- Он тоже забавный, - добавил он.

Смотришь на картины и будто отправляешься на автомобиле, как на машине времени, назад в детство, где в знойном летнем воздухе открывается мир тех безвозвратно ушедших и полузабытых запахов и красок, очень личных и все равно узнаваемых воспоминаний.

- Когда мы здесь делали развеску, - рассказала хозяйка галереи CUB Дарья Бескина, - по залу летала, неизвестно откуда взявшаяся, бабочка. Желтая капустница.

Она предположила, что лет через 10-15 привезенные в Ригу работы станут экспонатами солидных музеев.

- Мы давно уже говорили с Дюдей, что надо сделать выставку в Риге, - включился в разговор второй владелец CUBа, муж Дарьи, Александр Чернов. – И вот мы это сделали. И теперь Дюдя говорит, что Рига ему очень понравилась. Он хочет приехать сюда еще. Значит, нам удалось доказать ему, что Рига – лучший в мире город.

- Хочется приехать и порисовать здесь дома, - добавляет Андрей Сарабьянов. – Уж больно архитектура здесь хороша.

Так что есть надежда в будущем побывать на выставке Дюди с рижскими пейзажами… Может, и в них впишутся его забавные машинки.  

0
Добавить комментарий
Новейшее
Популярное