В Латвии допинг-проб должно быть минимум втрое больше — экс-глава Антидопингового отдела

В данный момент анализов на допинг проводят недостаточно, чтобы обеспечить соответствие международным требованиям — число проб нужно по меньшей мере утроить, рассказал Latvijas Radio экс-глава Антидопингового отдела (АО) Центра спортивной медицины Гатис Беркис, который после ухода с поста занимается международными проектами в этой сфере.

Беркис прогнозирует, что вряд ли реализуется самый печальный сценарий, и Латвии из-за несоответствия международным антидопинговым требованиям запретят участвовать в Зимней Олимпиаде-2018. Такая возможность существует, но эта мера была бы крайней. Всемирное антидопинговое агентство еще не оценило собранный латвийским АО анализ его собственной деятельности, но для устранения недостатков после обнародования оценки обычно дают три месяца.

Латвийская система антидопинга не соответствует нынешним международным стандартам, поскольку отрасль в последние десять лет стремительно развивалась, а Латвия не может идти вперед из-за по-прежнему не меняющихся финансовых возможностей.

Критически важным Беркис считает увеличение штата АО и удержание профессиональных сотрудников.

Министерство здравоохранения уже долгое время в год финансирует 150 анализов на допинг, однако это не значит 150 проверенных спортсменов — каждому нужно сдавать несколько проб. И атлетов, которые сдали анализы, с каждым годом становится все меньше. Минздрав много лет говорит о возможности увеличить число проб, но ситуация остается прежней.

Средства на анализы выделяют Совет латвийских спортивных федераций и Латвийский Олимпийский комитет перед играми — это позволяет делать в общей сложности около 200 проб в год.

В Латвии почти 90 признанных федераций различных видов спорта — и можно оценить пропорцию проверенных спортсменов.

Чтобы выполнять международные требования, минимум — это 500 анализов в год, а тысяча будет уже очень достойным показателем, считает Беркис. Он подчеркнул, что допинг-пробы кто-то должен планировать — в Латвии в данный момент этим занимается один сотрудник, который также анализы берет, и этим круг его обязанностей далеко не ограничивается. Для должного контроля АО потребуются дополнительные работники.

Свой уход с должности Беркис объяснил отношением: от него требовали результатов, но не давали возможностей их достичь. И работать эффективно было невозможно.

Сейчас финансирование АО составляет сто тысяч евро, но для нормальной работы необходимо в пять раз больше, подсчитали специалисты.

Еще проблема отдела антидопинга в том, что формально он не является независимым учреждением, хотя должен быть автономным и с точки зрения работы, и финансирования, как это предусмотрено международными правилам. Сейчас решением этой проблемы занимаются Минздрав и Минобразования. И хотя есть несколько сценариев дальнейшего развития событий, в Минздраве считают, что лучше всего было бы создать антидопинговое бюро.

По словам директора Департамента спорта Минобразования Эдгара Северса, решение бюджетного вопроса уже началось. «У нас не так много времени. Зимняя Олимпиада — уже в феврале следующего года. Не хочу рисовать мрачные сценарии, но если какие-то экспертизы будут проводиться на стороне, появляются определенные риски».

Глава Латвийского олимпийского комитета Алдон Врублевскис признал, что о проблеме было известно давно — с 2015 года, когда начала действовать новая редакция международного антидопингового кодекса. Теперь в работе отдела антидопинга Государственного центра спортивной медицины выявлено 19 упущений.

Согласно новым правилам, латвийскому антидопинговому отделу, по словам Врублевскиса, нужно усовершенствовать в своей работе очень многое: «Не хотелось бы, чтобы Латвия оказалась в числе государств, чье участие в Играх окажется под вопросом именно из-за этих несоответствий».

0
Добавить комментарий
Новейшее
Популярное