Первый тренер Порзиньгиса Эдвин Спруде: «Кристапа не испортят ни деньги, ни слава»

«Я ведь всю жизнь проработал в женском баскетболе. Только последние восемь лет в своем клубе «Лиепаяс Ванаги» тренировал мальчиков. Кристап как раз из последнего набора. Так вышло, что он стал моим самым звездным учеником. Видимо, я заслужил такого воспитанника, — рассуждал в интервью Rus.lsm.lv Эдвин Спруде. — Вы же знаете женскую команду ТТТ? Вместе с Ульяной Семеновой когда-то играли и мои воспитанницы Лорита Васильева-Сауша и Мудите Зандере, в девичестве Гутмане. Да вся моя сознательная жизнь прошла в женском баскетболе».

ОТ АВТОРА

Когда я узнал, что первый наставник Кристапа Порзиньгиса Эдвинс Спруде на самом деле почти всю свою спортивную карьеру в Лиепае — 44 года из 52-летнего трудового стажа — посвятил женскому баскетболу, все встало на свои места.

© AP

Ну присмотритесь внимательнее к игре лидера сборной Латвии и клуба НБА «Нью-Йорк» — сколько в нем грациозности, какой-то не мужской пластики, универсальной гибкости… Нет и следа брутальности, которая присуща его партнерам по любую сторону океана. Это, наверняка, что-то неосознанное, но это так. Главное — такая манера идет 22-летнему баскетболисту только в плюс.

Согласитесь, несколько странное и, одновременно, парадоксальное наблюдение, с которым наверняка не все согласятся. Но ведь мне кажется, что со стороны все видно даже неспециалисту. Может быть со временем, когда он станет еще старше, внешний стиль его игры все-таки поменяется, и станет более… не мужественным, но маскулинным. Но пока — вот так.

Владимир Иванов

— Не скромничайте... Вы ведь воспитали не только выдающихся баскетболисток. Мальчики из последних наборов, ну, некоторые из них, это тоже ведь ваша гордость?

— Да я уже лет семь как не тренирую — здоровье уже не то, да и возраст, знаете ли. Ребят было много, способных и талантливых. До Порзиньгиса был Увис Хелманис — игрок сборной Латвии, или Роберт Крастиньш, который сейчас играет в лиепайском клубе.

— Ваш баскетбольный клуб «Лиепаяс Ванаги» ведь тоже появился не от хорошей жизни?

— Можно и так сказать.

Надо было что-то делать. Мне не нашлось работы в местной спортивной школе. И что — все бросать? Нет, конечно!

Вот почему и возникла идея с созданием собственного клуба. Все начиналось с четырех маленьких групп, и держалось все, разумеется, на плечах родителей. Город почти не помогал, разве что с летними лагерями.

— Вас уже сто раз спрашивали о Кристапе, о его первых шагах в баскетболе. Вы, как опытный тренер, в маленьком мальчике могли уже разглядеть будущую звезду мирового баскетбола и лидера нашей сборной? Только честно.

— Не говорите ерунды! Как я мог в ребенке, которому 6 лет, что-то разглядеть? Нет, конечно. Поначалу ничего в нем не было необыкновенного.

Ну привела его мама, худенького такого светловолосого мальчика, правда, достаточно высокого. Поначалу у него шло не очень, но через полгода я стал замечать — у него золотая рука. На школьном дворе через какое-то время он спокойно попадал трехочковые. Хотя, признаться, у меня с ним все равно была одна проблема.

— Какого рода?

— Группы из ребят 1995 года у меня фактически не было. Последний набор — годом старше. Вот я и пристроил его к ним. Так что с самого начала он занимался у меня с детьми 1994 года рождения. И такая практика пошла ему на пользу. Сначала ему, разумеется, было непросто. Но со временем он стал обыгрывать и ребят постарше.

— Он не боялся играть против более взрослых ребят?

— Со временем у него уже не было никаких комплексов, никакой боязни. И тренировался он со старшими, и играл против них. Ничего — справился. Кстати, с этим было много всякого рода забавных случаев. Особенно на турнирах. Помнится, играли мы 1994-м годом в Польше, в Варшаве, против ребят из школы Арвидаса Сабониса. Литовцы по ходу матча частенько обыгрывали наших, бросали по кольцу, но все ситуации под щитом исправлял Порзиньгис, блокируя броски. То есть «снимал» мячи. После нескольких таких эпизодов

мне несколько раз кричали со скамейки запасных противника: «Уберите подставного игрока, проверьте его паспорт!», намекая на возраст Кристапа. Я же им в ответ: «Вообще-то он на два года всех младше».

Сами понимаете, как все удивлялись потом, когда узнавали правду. Но — нет, даже в возрасте 10-12 лет нельзя было сказать, что из него получится игрок такого класса. Даже когда он уже играл за различные сборные нашей страны — юношеские и юниорские. Он везде был лидером, везде выделялся. Но думать о карьере в НБА...

— Но ведь, рано или поздно, и вы прозрели — вот она, звезда баскетбола.

— Когда он уехал в Испанию, там да, уже было понятно — растет бриллиант.

— Насколько я знаю, главную роль в его становлении как игрока, сыграла семья. Она ведь у него баскетбольная. Так?

— Это точно — cемья у него чудесная. И братья его занимались когда-то в Лиепае баскетболом, и его мама.

Мама, кстати, моя бывшая воспитанница — Ингрида Порзиньге, которая в свое время выступала в юниорской сборной Латвии и в моем клубе «Лаума».

Она и привела его ко мне за ручку в шестилетнем возрасте. Мама потом работала в моем клубе, вот почему часто могла сопровождать Кристапа на турнирах.

— То есть в такие моменты он все равно не оставался один?

— С ним все время был рядом кто-то из семьи — либо мама, либо брат. Он всегда был под их присмотром. При этом мама занималась не только своим сыном. Она работала в моем клубе и с другими командами.

— Но даже если взять эту ситуацию с семьей, все равно ребенок ведь должен быть талантливым. Разве я не прав?

— У Кристапа изначально были отличные данные для баскетбола. Надо было только правильно их развить. Скажу так — у него баскетбол был заложен в генах, потому что он сам вышел из такой семьи, в которой отец и мать занимались баскетболом.

— В общем, рецепт успеха понятен — это семья и тренер?

— Еще и дисциплина. В случа с Кристапом все было в меру, и все было правильно.

Тренеру ничего больше и не надо — самодисциплина игрока и заботливая семья.

Так что с ним мне не было трудно.

— Вы говорили и его данных. Что это за данные, чем он выделялся на фоне остальных сверстников?

— Прежде всего это техника — его отменный бросок, о котором я уже говорил.

С таким броском я редко когда встречался за полвека работы.

Разве что такой же был у Васильевой-Сауши. Еще отметил бы его игровое чутье и блок. Он большой специалист по блок-шотам, даже в НБА мало таких, согласитесь. С координацией у него никогда не было проблем, с прыжком тоже.

Я же говорю — баскетбол у него в генах.

— С Кристапом вы впервые столкнулись…

— В 2000 году. Он у меня занимался ровно восемь лет. Все восемь лет я держал, как мог, на плаву свой клуб. Потом, в конце концов, его все же присоединили к спортивной школе Лиепаи. Вот почему непродолжительное время Кристап тренировался еще и у Эгиты Лаце.

— Никогда не поверю тому, что за все эти восемь лет его не пытались выманить из Лиепаи и перевезти в туже Ригу. Таких ведь примеров было множество, с тем же Гундаром Ветрой, нашим первопроходцем в НБА.

— Пример Ветры, когда он уехал в Ригу — положительный. У него все получилось в Риге, куда он переехал к тренеру Айвару Бригманису, пусть земля ему будет пухом. Но

гораздо чаще были ситуации, когда переезды в столицу ничем хорошим для ребят не заканчивались.

На самом деле в Лиепае были все условия, чтобы вырасти в классного игрока. Про Хелманиса и Порзиньгиса я уже говорил.

— Так хотели его сманить в Ригу или нет?

— Конечно, поступали такие предложения, и не раз. Но Кристап в этом плане патриот. Сам о никуда не рвался, да и семья его бы не отпустила.

— Где именно тренировался Кристап в Лиепае?

— У моего клуба было несколько залов — это и средняя школа в Гробини, и первая Лиепайская гимназия, и спортивный зал клуба Центра моряков. В детстве его можно было найти только в этих местах — пять раз в неделю тренировки, по субботам и воскресеньям — игры, а летом неизменно тренировочные лагеря. В таком ритме и проходили его школьные годы.

— Выходит, Лиепая подарила нам не только одну из сильнейших теннисисток планеты — Анастасию Севастову, но и уже двух игроков НБА?

— В Лиепае, еще раз повторю, есть все условия, чтобы стать известным спортсменом. Они были в 1990-2000-е годы, тем более они есть сейчас, когда спорту в городе уделяется гораздо большее внимание.

— Прежде всего в плане инфраструктуры?

— И в этом в том числе.

— Мне кажется, что уже сейчас Кристап пишет историю латвийского баскетбола. Вам не кажется?

— Без знания прошлого у нас не будет и будущего. Те дети, которые сегодня приходят в баскетбол, должны знать своих кумиров, тех, на кого они будут равняться в дальнейшем.

Лиепая дала латвийскому баскетболу много выдающихся игроков, но их никто не помнит. Кристап тот человек, который возрождает интерес не просто к баскетболу, как к игре, но и к его истории. Это для меня важно.

Путь дети сегодня занимаются спортом как сумасшедшие. Это ведь здорово.

— Как-то в одном из интервью Кристап признался, что о своей первой тренировке в зале Лиепайской гимназии помнит мало. Но слезы и окрики тренера — не забыл.

— Ну что поделать —

таким был мой стиль, мои методы. Да, прикрикивал иногда.

Дети ведь по-разному воспринимают задания. Я только одно могу сказать — никто от меня не уходил. Сейчас, когда я встречаю на улице своих учеников, слышу от них только слова благодарности.

— А вы сами помните — каким показался вам Кристап на первой тренировке?

— Застенчивым, пугливым.

После первой тренировки его мама рассказывала, что Кристап очень испугался.

Потому что ничего не знал и не понимал — какие правила в баскетболе, как играть с мячом, куда бежать, что делать.

— Только недавно в Стамбуле завершился чемпионат Европы, где сборная Латвии стала пятой. Никогда так высоко после восстановления независимости наша команда на континентальных первенствах не поднималась. И в этом, прежде всего, заслуга именно Порзиньгиса, который стал лидером. Во всех смыслах.

— Я следил за выступлением нашей команды. Кристап меня своей игрой воодушевил, чего уж скрывать. Радость — так одним словом я могу описать то, что испытывал на протяжении двух недель, наблюдая за его игрой.

— Удивительная вещь — это был не просто его дебют на Евробаскете, но и первое выступление на столь серьезном турнире в составе взрослой сборной Латвии. И такое уверенное выступление получилось. Чем это объяснить?

— Он однозначно — лидер, за игрой которого было любо-дорого смотреть. А еще он был душой команды. Мне кажется, это самое точное определение.

— Директор баскетбольной школы «Рига» Гунтис Шенхофс назвал его даже вторым тренером. По его мнению, даже не осознавая этого, Кристап действительно выполнял обязанности помощника Айнара Багатскиса, и выполнял блестяще.

— Без такого Кристапа Порзиньгиса сборной Латвии было бы трудно занять пятое место, просто невозможно.

— Поддерживаете ли вы связь со своим звездным учеником?

— Перезваниваемся с ним изредка. Он отзывчивый парень. И с семьей я не теряю связи — наши дома — мой и их, находятся рядышком. Нас разделяет только баскетбольная площадка. Так что бывает и так, что Кристап заглядывает ко мне в гости со своим братом Янисом. Дома у меня есть несколько подарков от него. Храню, например, бейсболку его клуба «Нью-Йорк».

— В ней опасно выходить на улицу.

— А я и не выхожу. Стащат ведь (смеется).

— Не та ли это площадка, которую Кристап построил на свои средства и подарил городу?

— Совершенно верно. Он их две оборудовал здесь.

— Говорят, Порзиньгис тот человек, который сделал чуть ли не баскетбольный переворот в Лиепае. Допускаете?

— Несколько громко, но по сути — верно. Он большой пропагандист этой игры, человек, который заражает всех окружающих своими идеями, и братья у него такие же.

В городе сложился ни много ни мало культ Порзиньгиса. Для мальчишек он — отличный пример.

— Я уже не говорю, в скольких мероприятиях он принимает участие каждое лето, когда прилетает из-за океана домой. Как он все успевает?

— Он старается, он молодец. Он хочет помочь детям и делает это, несмотря на занятость. Знаете,

до недавнего времени баскетбол в Лиепае был если не в опале, но в стороне.

Да, у нас есть команды — и мужская, и женская, которые выступают в высшей лиге. Но только сейчас к баскетболу повернулись лицом все. И все благодаря Кристапу, который не стесняется говорить о проблемах в спорте, о самом важном, что нужно решать. Главное — он заинтересовывает детей и их родителей. Они потянулись за ним, дети стали приходить записываться в баскетбольные секции чуть ли не в массовом порядке.

— В настоящий момент и в стране наступил баскетбольный бум. Женская сборная Латвии впервые получила право выступить на Кубке мира в следующем году, ажиотаж сопровождал и мужскую сборную, которая в Стамбуле провела рад ярких игр.

— Этот бум должен привести к тому… так должно быть, во всяком случае… что

через пять-шесть лет у нас появится новый Порзиньгис.

Когда я работал тренером, то мотался в Салдус, Кулдигу, приглашая ребят в Лиепаю. Детей не хватало. Сейчас в Лиепаю зовут игроков только для команды мастеров.

— Кристапа я считаю благодарным учеником, способным на большие поступки. Намекаю на тот жест, когда он вручил вам, как своему первому тренеру, чек на 50 000 евро. Не каждый способен на это даже при больших деньгах.

— Мне тоже было очень приятно. Правда, из 50 000 после уплаты налогов я получил на руки меньше 40 тысяч.

— Я помню тот день — в рамках четвертьфинальной серии чемпионата ЛБЛ встречались местный клуб «Лиепая/Триобет» и «Юрмала/Феникс». Ту серию лиепайчане выиграли 3-0, и в перерыве последнего матча Порзиньгис и сделал вам тот щедрый подарок. На что потратили деньги, если не секрет?

— Да какой там секрет… Ничего необычного. Всё, как говорится, ушло на жизнь.

— Как вы думаете, деньги Кристапа не испортят? Согласитесь, получать несколько миллионов в сезон — это тяжелое испытание для молодого человека.

— Не думаю, что деньги испортят его. Он не такой. Он не стал высокомерным, не стал зазнаваться. Для него на первом месте баскетбол, то есть игра, а уже потом все остальное.

— Я представляю, какие эмоции вы испытывали, когда вашего ученика выбирали на драфте НБА в 2015 году. Прошло два года, и его карьера продолжает стремительно идти верх.

— Это был для меня очень волнительный момент. Губы дрожали… Комиссар НБА называет его имя, он оказывается в объятиях своих родителей и братьев, потом появляется на сцене. Это не описать словами!

Я ведь его помню совсем маленьким, щупленьким, а сегодня смело говорю, что у Кристапа впереди большая и яркая карьера. Ясно, что ему уготована роль лидера. Но все равно вижу — где надо ему прибавлять. Это, прежде всего, игра в защите. В НБА выступают очень мощные игроки и порой Кристапу не хватает еще массы. Но это дело поправимое. Он ведь привык преодолевать трудности.

В ранние годы на площадке ему тоже иногда не хватало спортивной злости и наглости. Ничего, вырос, исправился.

Вообще-то у него светлая голова, и все у него получится.

— Про таких еще говорят — с головой на плечах.

— Точно. Он справится и с давлением прессы и болельщиков, и с медными трубами. Я в этом уверен. Не знаю даже, что в состоянии выбить его из колеи. Я горжусь тем, что когда-то приложил руку к его воспитанию.

0
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
Спорт
Спорт
Новейшее
Популярное