Мариан Пахарь: «Я не видел свет в конце тоннеля, потому и ушел»

Уход Мариана Пахаря с поста главного тренера сборной Латвии по футболу был вполне ожидаем. В отборочном цикле чемпионата мира - 2018 у нашей команды гирей на шее висят четыре поражения в пяти играх и, как следствие, потеря всех шансов побороться хотя бы за третье место. Потом были болезненные 0:5 в Тбилиси от грузин в товарищеском матче, ставшие звонкой пощечиной, которая окончательно убедила 40-летнего специалиста — пора уходить. Это был честный поступок молодого тренера, за что я его уважаю.

После того, как эмоции несколько поостыли, LSM.lv решил встретиться с Пахарем, пока он окончательно не исчез с горизонта латвийского футбола, и еще раз попытаться проанализировать — почему у него не получилось со сборной Латвии. Нет, этот разговор нельзя назвать «анатомией провала» или еще как-то броско. Хотелось проникнуть в более глубинные причины последних неудач, пофилософствовать на эту тему и найти не только болезненные точки главной команды страны, но и, возможно, какой-то рецепт исправления ситуации. А она на самом деле запутанная (написать «запущенная» если бы и было преувеличением, то небольшим). Особенно для болельщиков-максималистов никак не понятно, как сборная нашей страны может проигрывать «пастухам» с Фарерских островов, где население страны даже до 50 000 человек не дотягивает.

Сильное личное потрясение

Надо отдать должное Пахарю - он не стал вешать всех собак на журналистов, игроков или руководство Латвийской федерации футбола. Ни в коем случае. Речь шла исключительно о его личной неспособности дать этой команде, этим игрокам, с которыми он провел бок о бок почти четыре года, что-то новое. По его собственному признанию, света в конце тоннеля он не видел, а раз так — в чем смысл тогда пребывания на посту главного тренера? Вот и получилось по некоторым пунктам в нашей беседе достаточно откровенно и даже очень неожиданно. В чем-то я соглашался с своим собеседником, в чем-то нет. Лично для меня...

Нет, не таким я рисовал себе когда-то его тренерскую карьеру. С тех пор, как 1 мая 2006-го в Саутгемптоне английские болельщики буквально со слезами на глазах простились с Пахарем-игроком на стадионе «Сент-Мэри», прошло ровно 11 лет (за «Саутгемптон» он провел 137 матчей и забил 43 мяча). Можно было через какое-то время стартовать в новой роли на родине футбола, но Пахарь решил по-своему — окончательно повесив бутсы на гвоздь в 2009-м, на следующий год он уже оказался тренером «Сконто» (сначала был назначен помощником Александра Старкова), в следующем году Пахарь был в «Сконто» уже главным (4-е место в чемпионате Латвии), в 2012 году вместе со «Сконто» он стал вторым и взял Кубок Латвии, а в конце декабря того же года Пахаря назначили главным тренером молодежной сборной Латвии (U-21), где он проработал всего несколько месяцев, пока его не назначили преемником Старкова уже в национальной сборной. Между прочим, с 1991 года Пахарь стал только шестым главным тренером сборной Латвии (до него эту должность занимали Янис Гилис, грузин Реваз Дзодзуашвили, англичанин Гарри Джонсон, Александр Старков - дважды - и Юрий Андреев).

Опыта у Пахаря к июлю 2013 года было немного. Но он принял вызов, не побоялся. Прошло  без малого четыре года, пока не случилось ожидаемое - очередная рокировка с Александром Старковым официально произошла две недели назад.

«Я сильно переживаю то, что произошло этой весной со мной и со сборной. Чего уж говорить — для меня это потрясение. И сейчас я не завидую Александру Старкову», - Мариан Пахарь в первых же фразах вспоминает своего старшего коллегу.

- Мариан, ты меня не переубедишь — вот зря Старков пошел на третий срок. Лучше бы он занимался молодыми игроками. Мне кажется, сейчас это его место, там он больше пользы принесет.

- Он так сам захотел.

- Никто из федерации его к такому решению не подталкивал?

- Нет, конечно. Он его принимал самостоятельно. Конечно, со стороны Старкова это рискованный шаг. Если он сможет в оставшихся играх отборочного турнира набрать несколько очков, то риск был оправдан. Если поражения продолжатся — ему не позавидуешь.

Про мужиков и детей

- Мариан, вот смотрю я на ребят, которые играют в сборной Латвии, и сравниваю с твоим поколением. Разница — огромная. Знаешь какая? В сборной Латвии 1990-х и 2000-х годов играли мужики, а сейчас, такое ощущение, большие дети. Согласен?

- Вот ты куда клонишь... Время другое, другое поколение выросло. Дети? Наверное, соглашусь. Знаешь, после моей отставки никто из ребят не позвонил, не написал даже. За исключением Ракеля. Но с ним у меня особые отношения.

- Но это ведь нонсенс?

- Ну те, кто постарше — мы с ними даже пообщаться успели. Остальные — нет. Не скажу, что нынешнее поколение какое-то плохое. Ни в коем случае. Они просто еще дети. Допускаю, что они просто постеснялись тревожить меня в такой момент, что-то говорить, успокаивать.

- Постеснялись?

- Да. Мне кажется, они зачастую и на поле стесняются. В этом их проблема.

- Вспомним нашу сборную десятилетней давности или даже раньше — Землинский, Лобанев, Степанов, Благонадеждин, Астафьев. Перечислять можно долго.

- Те ребята, с которыми я вместе играл когда-то, если что-то им не нравилось, сами могли прийти и все сказать прямо в глаза. С нынешними такое представить невозможно. Вот они такие, такого склада и воспитания, и ничего с ними не поделаешь.

- Ты эмоциональный тренер? Когда что-то не шло, кричал на своих игроков в раздевалке?

- Очень эмоциональный. И кричал тоже. Даже успокаивать приходилось. Орал так, что мало не покажется. Сбивал макеты со стены. И что? Кричу я на них — хоть бы кто что-то сказал в ответ. Сидят передо мной, глаза в пол... Никакой реакции. Когда я был игроком, мог со Старковым выяснять отношения на повышенных тонах, отстаивая свое мнение.

- Но это ведь не означает, что нынешняя сборная Латвии — команда пропащая и безнадежная?

- Что за вопрос? Хорошая команда, и игроки в ней есть хорошие. Но мы нестабильны. Вот возьми два последних матча сборной Латвии под моим руководством со швейцарцами и грузинами. Две совершенно разные игры. Да, все понимаю - перелеты, усталость, соперники разные, сумасшедшее напряжение. Но мастера так не должны играть даже в таких условиях. У нас не было ни одной игры, когда с первой по 90-ю минуту мы бы играли идеально. Такого не было вообще. Нет у нас таких футболистов. Поэтому и два матча подряд на высоком уровне с нынешней сборной Латвии — это нереально.

Мне тут больше делать нечего...

- Матч в Тбилиси получился вообще кошмарным. Что там произошло?

- Дело в том, что предыдущая игра со швейцарцами, в которой лидеру группы мы уступили в гостях с минимальным счетом 0:1, отняла очень много сил. И физических, и моральных. Вместо того, чтобы восстанавливаться, проходить процедуры, делать массаж, да хотя бы питаться нормально три раза в день, мы кушали в самолетах, прилетели в Грузию в два часа ночи, и, когда ребята вышли на разминку, я уже понял — ничего хорошего ждать не приходится. Я все видел и, кстати, я уже не кричал. Это было бесполезно.

- Думал, что хотя бы во втором тайме соберется команда, а вместо этого получили еще три гола и уступили 0:5.

- Хотели, но не смогли. Еще в перерыве я им сказал: «Ребята, если во втором тайме не поменяется на поле картина, я ухожу, мне тут делать больше нечего. Больше вам я ничего дать не могу». Я по глазам видел, что они очень хотели что-то поменять в игре. Я отошел в сторону, дал им возможность самим разобраться. Ванин с Горкшем собрали игроков, чтобы настроить их на борьбу.

- Но все оказалось тщетно.

- Знаешь, нужна нам была такая игра. Для чего? Чтобы начать что-то менять в сборной.

- Чисто психологически тяжело было тебе в сложившейся ситуации?

- Всем было тяжело, не только мне одному. Откуда тренер может черпать позитив? Только из побед. А мы вроде стараемся, играем, а на выходе одно поражение за другим. Отсюда весь негатив и пессимизм. И ничего поделать не можешь, ничего не можешь изменить. Это больше всего угнетало — беспомощность.

- Может быть, это был просто такой период, да и тренерская удача отвернулась?

- Ее не было. За эти четыре года у меня ни разу состав не был идеальным, ни разу. Отсутствие четырех-пяти игроков основного состава стало уже нормой. Для нашей ситуации — это беда. Но что делать, приходилось искать другие варианты. Не всегда удачные. У нас и так квалифицированных игроков немного, а если начинаются травмы... Поэтому я не понимаю, почему так Старков уверен, что у него сейчас получится.

Пусть у Старкова все получится

- Но Старков все последние матчи был рядом с тобой и все видел. Значит, у него есть повод так думать.

- Наверняка он видел хорошие моменты в нашей игре, видел то, что надо исправлять.

- Может быть, ты все же зря покинул этот пост, надо было просто перетерпеть?

- Понимаешь, я не видел свет в конце тоннеля. Ну не видел я его! А раз так, надо уходить. Пусть у Старкова все получится.

- В любом случае, каким бы опыт ни был, он бесценен. Философы говорят об этом же.

- Соглашусь с философами. Давай и я пофилософствую. Вот смотри — сейчас у сборной Латвии серия из пяти поражений. После победы в Андорре все резко поменялось. А ведь до этого было пять побед подряд. Но все изменилось кардинально — реакция болельщиков,  журналистов, всех. Негатива стало очень много.

- К этому надо быть всегда готовым. Тем более тренеру. Разве не так?

- Я задергался. Перед игрой с Фарерами, когда мы уступили сопернику дома 0:2, мне кажется, я даже, как говорят, поплыл. Вместо того, чтобы ребятам сказать — молодцы, выиграли у Андорры, начали отборочный цикл с победы, взяли на старте три очка, я стал что-то менять в составе, искать лучшие варианты. На то, правда, были и объективные причины. Но так было. Тут я ошибся.

Раскол в футбольном обществе налицо

- Ну ведь ты играл в Англии и знаешь кухню премьер-лиги? Там ведь пресс во сто раз сильнее, критика просто сумасшедшая, и со стороны журналистов в том числе.

- Знаешь, все равно есть разница. Да, в Англии тренер подвержен более серьезному давлению. Но ты там проиграл, получил свою порцию критики, негатива, и дальше работаешь. Потому что знаешь, что ниже определенного уровня не опустишься. Помню, в «Сконто» когда играл. Что бы ни происходило на поле, мы всегда знали, что победим. Тактика, физика, мастерство... Все равно своего не упустим. Мы были просто индивидуально сильнее. А сейчас в работе со сборной Латвии один негатив накладывается на другой. И потому так все плохо кажется, все рисуется в мрачных тонах. На самом деле это не так.

- Сам ты как считаешь - не рано принял сборную Латвии?

- Можно было бы набираться опыта и с молодежной сборной. Но раз выпал такой случай возглавить национальную, почему им не воспользоваться. Это тоже опыт. Мне тогда было 36. И надо было идти вперед. А тут такое предложение... И поначалу много что получалось. Но, как всегда, нас подвели травмы игроков, и, скажу так - пришлось начинать нынешний квалификационный цикл практически с нуля. Вообще я сомневаюсь, что тот опыт, который сейчас у меня есть, я приобрел бы в молодежной сборной. Не думаю. Это тот опыт, который бы мне помог после игры с Андоррой и перед Фарерами? Вот почему, мне кажется, в Англии даже полегче тренеру в этом смысле. Потому что там есть единение, единство между всеми. А у нас между тренерами, руководителями, болельщиками и журналистами разрыв. Никакого единения нет и в помине. И это мешает. Ладно я, я научился от всего этого негатива абстрагироваться. А вот футболисты не научились. У нас футбольное общество разделенное. И это плохо.

- Не надо читать комментарии в Интернете?

- Я не читаю, но игроки читают. А как я им могу запретить? Вот и выходит, я им говорю одни вещи, они потом лезут в Интернет и читают совершенно противоположное. Я утрирую, но так оно и есть. Поэтому они читают, и уже начинают сомневаться. А раз игрок сомневается в тренерских указаниях, то не будет отдаваться на поле на все сто процентов. Если есть хотя бы два процента сомнения, пиши пропало.

Дефицит лидеров и креативности

- Чего еще не хватает нашей сборной? Ты уже говорил об излишнем стеснении, нестабильности. Но это все определения на уровне психологии и воспитания.

- Еще не хватает креативности. Я могу их много чему научить до середины поля. А за центром поля — там уже другая история. Там на первый план выходят индивидуальные качества футболиста. Я не могу их научить голы забивать, понимаешь? Да, есть две-три наигранные комбинации, и все. В остальном — их мышление на поле, их креативность, их творчество, если угодно.

- Мне кажется, есть у нас и креативные игроки, в той же передней линии. Например, Денис Ракель, выступающий в Англии.

- Ракеля сборной сильно не хватало.

- Что будет теперь с твоими помощниками в сборной, Старков будет их оставлять?

- Не знаю, это не ко мне вопрос. Кто-то станется, кто-то уйдет. Верпаковский ушел вроде как. В любом случае они не мои пажи. У каждого свой путь, свой выбор. Я точно ни на кого не обижусь, если кто-то останется и продолжит работу в сборной с новым штабом. Хотя я думаю, Старков все же приведет кого-то из своих.

- Ты ведь с ним встречался после поражения в Грузии. О чем говорили?

- Встречался. О чем говорили — пусть это останется при нас. Петрович спрашивал моего совета - идти ли ему снова на этот пост. Но тут я ему не советчик. Хочется, чтобы мое дело продолжалось, но Старкову виднее. Главное, что ему это надо, он созрел для работы в сборной, это его нынешняя потребность.

- И тут не идет речи о том, что он не такой дорогой специалист, как иностранный, и в этом главная причина его появления у руля команды?

- Не думаю. Ответственность остается высокой. Ему отвечать за результат. При чем тут деньги...

- Как ты сам думаешь, этот груз — сборная Латвии, ему по плечу? Говорят, он не современный тренер, а потому будут проблемы.

- Ну, сам знаешь, с опытом у него все в порядке, да и ребят он хорошо знает. Вот вспомни его отставку в 2013-м. Он ушел в тот момент, когда игра сборной Латвии действительно была слабой. Да и стереотипы тогда и сейчас живучи — его обвиняли в том, что он отстал от жизни, что он пользуется старыми методиками, которые себя изжили. Но тут я хотел бы сказать одну вещь, и возможно, удивить - Старков меняется. Он очень восприимчив ко всему новому. Думаю, он сам это давно понял, что надо меняться. Я думаю, бояться за него не стоит. Человек поменялся. Сейчас, к примеру, в сборной Латвии мы очень много работаем над тактикой. И я вижу, как работает Старков, его взгляд на современный футбол. Для меня это стало откровением тоже. Но так оно и есть.

- Так что Старков — больше не прошлый век? Я, разумеется, тоже уверен, что Старков меняется. Хотя первая ассоциация у всех с упоминанием его имени - это Евро-2004. Тут все по-старому.

- Евро-2004? Так вот о тактике. Ее, можно сказать, там не было. Были индивидуально сильные футболисты, которые годами оттачивали свое мастерство и взаимопонимание. В этой команде мы все знали, что делать, даже с закрытыми глазами. Так вот, перед поездкой в Португалию все ребята собрались у меня в Саутгемптоне, где я тогда играл за местный клуб премьер-лиги, и мы сами решали — как будем играть на чемпионате Европы. Но это нормально, это большая помощь для тренера. Такой вот сильный коллектив был у нас. Сильный, потому что у нас были лидеры, которых в сборной Латвии сегодня и близко нет.

- Получается, это еще одна беда нынешней сборной — нет лидеров?

- Да, есть Каспар Горкш. Это ментальный лидер. Но он тоже не креативный игрок.

Без каких-либо возражений и без характера

- Но и он в последнее время часто проседал в защите. Не кажется ли тебе?

- Да, проседал, но лучше пусть он проседает - человек с характером, с бойцовскими качествами, который все понимает. Я все время общался с ребятами на эту тему, все время разговаривал с ними, вел беседы - где ваш характер, почему вы его не можете показать на поле. Говорил, говорил... Никто мне возразить даже не смел. И меня это больше всего убивало - никакой реакции с их стороны! Это плохо. Как я уже говорил, я майку в лицо Старкову кидал, до этого даже доходило. Потому что мне было небезразлично. А сегодня... Все молчат, все проглатывают и молчат. Сказали бы: «Если такой умный, сам иди играй», или что-то подобное. Нет этого. Все тихо. И те, кто постарше, и кто помоложе, все молчат.

- Получается, что они как нашкодившие дети.

- Получается, так. В наше время никто не смотрел в сборной — ты молодой или нет. Спрашивали по полной программе со всех без исключения. Ведь это национальная сборная. Система был жесткой — не выдержал, отпал, пришел следующий. В «Сконто» ведь так тоже было. Да, когда-то Старков собирал в «Сконто» со всей Латвии самых лучших. Брал их под себя. Но он не просто брал сильнейших, он выстраивал команду, по кирпичикам строил коллектив. Не все подходили. В этом есть логика.

- Было за эти четыре года желание поменять состав сборной, взять других?

- На кого менять? Каспар Дубра сломался, Денис Ракель сломался, на Сашу Цауню давно уже не рассчитываем, Артем Руднев то играет, то нет. Вот и выходит, что игроки есть, все вроде бы неплохие футболисты, но не лидеры.

- Артур Зюзин разве не такой?

- Ментально он не лидер. Вот попробуй левшу переучить на правшу... Я с ним много раз разговаривал. Нет, не лидер он.

- Он сильно отличается в этом плане, как мне кажется, от отца, работающего в юрмальском «Спартаке».

- Разница большая. Хотя Артур тоже непростой парень, человек со своим мнением, иногда может сказать все, что он думает. К нему нужен подход, и я его, кажется, нашел. Но лидером быть — это нечто другое. Он команду за собой не поведет.

- Что получается — надо просто ждать, пока сменится поколение?

- Получается, так, хотя ждать никто не хочет и не может. Все хотят результат сразу.

Новые лица в сборной Латвии непременно появятся

- Думаешь, Старков все же пойдет на обновление состава?

- Обязательно. У него нет другого выхода. Он будет привлекать кого-то из новых игроков, они будут. Может быть, он заметит того, кого я не заметил. Было бы глупо этого не делать сейчас. Изменения сборной нужны. Да, я, как мне кажется, сумел за эти четыре года создать команду, неплохой коллектив, в том числе и тренерский, но это все равно не дало желаемого результата. По причинам, которые я озвучил раньше.

- А как ты со своим тренерским штабом производил отбор кандидатов в сборную?

- Не поверишь, месяцами мы просматривали игроков, следили за ними самым тщательным образом, ты даже не представляешь, как. Смотрели, разговаривали, изучали статистику. Мне кажется, лучше тех, кто играет сегодня в сборной, у нас нет. Тем более, что я не один их выбирал. Это был коллективный труд.

- А может быть, при Старкове кто-то и раскроется, на кого ты даже внимания не обращал?

- Может быть и такое. Но на это все равно нужно время. А дадут ли его Старкову — вот в чем вопрос. Если говорят о том, что у него контракт и на следующий отборочный цикл, это еще ничего не значит. Пойдут поражения, скажут - «до свидания», выплатят компенсацию. И все — Visu labu (Всего хорошего).

- Если говорить о твоем Visu labu, то ты выбрал необычную форму общения с журналистами на прощальной пресс-конференции, в такой более-менее непринужденной обстановке.

- Мне было важно ее провести. И знаешь, встреча мне понравилась. Перед ней я немного нервничал, но все прошло здорово. И вопросы мне задавали корректные и по делу. Я поблагодарил всех за работу на протяжении этих четырех лет, потому что за эти четыре года выросли все — и я, и игроки, и журналисты. Было за это время все - и плохое, и хорошее. Но надо было сказать всем «спасибо», и журналистам в том числе, которые за это время тоже выросли профессионально.

***

Действительно, за эти почти четыре года по-разному шло у Пахаря во главе нашей сборной, но осечек было куда больше, нежели побед. Давайте вспомним некоторые факты. Итак, в дебютном матче под руководством Пахаря сборная Латвии в августе 2013-го сыграла вничью с Эстонией (1:1), а первой победы добилась уже в следующем матче, когда в отборе на ЧМ-2014 обыграла Литву (2:1). Всего при Пахаре сборная Латвии провела 33 официальных матча, баланс следующий: 8 побед, 10 ничьих и 15 поражений, разница мячей - 28:49. Самая крупная победа — 5:0 в товарищеском матче в прошлом году над Гибралтаром, cамое крупное поражение — 0:6 в гостях от Голландии в 2014-м в отборе на Евро-2016, самая длинная победная серия составила три матча в 2014-м (победы над Эстонией и Литвой в Кубке Балтии плюс победа в товарищеском матче над Арменией), самая длительная серия поражений составляет пять матчей (продолжается до сих пор). Под руководством Пахаря латвийская сборная завершила отборочный цикл к ЧМ-2014 (предпоследнее место в группе), провела полный цикл квалификации к Евро-2016 (последнее место в группе) и половину цикла к ЧМ-2018 (три очка в пяти матчах и предпоследнее место в группе В).

Цифры, цифры... За ними бессонные ночи, тактический мазохизм и масса, как выяснилось, нерешенных вопросов. Сегодня Пахарь уже другой — с латвийским футболом, по крайней мере, он себя не отождествляет. Он отпустил ситуацию. У него теперь другие планы — агентам дано задание найти работу за рубежом (на этой неделе он летит на переговоры в Лондон). Наверняка через какое-то время он ее найдет, я в этом уверен. И тогда будет любопытно понаблюдать за ним уже в других условиях, не латвийских. Удачи, Мариан!

0
Добавить комментарий
Новейшее
Популярное