Опытные полицейские критикуют отказ от восстановления Академии полиции

Хотя депутаты Сейма при обсуждении предложений к бюджету на 2018 год, и назвали нецелесообразной идеей восстановление Академии полиции, люди, хорошо знакомые с системой внутренних дел, считают, что закрыли академию зря, и планы государства готовить полицейских с высшим образованием в университете им. П. Страдиня критикуют, сообщает Латвийское радио 4.

Опытные полицейские критикуют отказ от восстановления Академии полицииСветлана Гинтер

    Академия полиции была открыта в 1991-м, готовила оперативных сотрудников, следователей и других специалистов правоохранительных органов для свободной Латвии, проработала 19 лет, а с января 2010 года ее закрыли. Закрыли вуз вынужденно: его содержание обходилось в три миллиона латов в год — слишком дорого для бюджета, говорит тогдашний министр внутренних дел Линда Мурниеце:

    «В то время, когда я была министром внутренних дел, было очень сложное время, и вообще не было возможности принимать популярные решения и повышать зарплаты полицейским и другим сотрудникам, как это можно сделать сейчас. 3 с половиной миллиона латов - это очень значительная сумма во время кризиса! Эти деньги мы с экономили за счет ликвидации академии, но не за счет людей - полицейских, которые бы остались без работы. Это было очень правильное решение, оно несколько месяцев проходило через МВД, кабинет министров, юристов, и все его одобрили. Лично я сама не могла бы принять такое решение, и, если оно было принято, значит, было очень обоснованно»

    Бывший однопартиец Мурниеце Алексей Лоскутов, ныне депутат Сейма, а ранее глава Бюро по борьбе с коррупцией и преподаватель Академии полиции, категорически возражал против закрытия вуза:

    «Это красивая формулировка для оправдания. Вы бы поверили в такое объяснение, если бы кто-то закрыл Медицинскую академию, чтобы сэкономить деньги и не увольнять врачей?

    С момента принятия решения о закрытии Академии полиции я возражал и даже участвовал в акции протеста у Кабинета министров со своими студентами. Но мой голос оказался гласом вопиющего в пустыне — ведь я тогда был никто, безработный. И ко мне никто не прислушался».

    Особенно в последние годы в полиции наблюдается большая текучка кадров, продолжает Лоскутов. Причина не только в низких зарплатах, но и в недостатке качественного оперативного образования:

    «Отсутствие профиля полицейской работы, следователей, экспертов-криминалистов. Знания в разных вузах дают где-то с уклоном в одну сторону, где-то в другую, где-то в третью. Опять же вопрос качества преподавания».

    Линда Мурниеце говорит, что преподаватели — лица заинтересованные, логично, что никто из них не хотел терять дополнительный приработок:

    «Преподаватели в Академии работали так: у многих это было одно из восьми рабочих мест. Все они бегали по всем вузам, тогда было около 19 таких программ. Закончить вуз смогло только 8 человек из большого курса — это говорит о том, что качество преподавания в Академии полиции было никаким.

    И те, кто сейчас кричит о том, что надо возобновить академию, вообще не интересовались причинами закрытия, их там и рядом не было. А сейчас шумят, только чтобы привлечь к себе внимание. Это абсолютная ложь, что сейчас нет Академии полиции, нет достойных программ. Это сейчас просто по-другому называется. Но необходимое количество полицейских обучают и в университете им. П.Страдиня, и в Даугавпилсе».

    У Евгения Шабанова стаж работы в полиции 35 лет. Опытный оперативник, он много лет был замначальника Бюро по борьбе с организованной преступностью. Говорит, как работала полиция тогда и как сейчас — это как день и ночь. Все это результат ликвидации профессионального вуза.

    «Это моё личное мнение, но работать стали хуже. Не все, конечно. Но в целом, как сейчас работает полиция, мне не нравится. Я заканчивал Высшую школу милиции, меня учили четыре года. И была средняя школа милиции, 2 года готовили. Следователей и оперативников от двух до пяти лет готовили. А сейчас только колледж — и считают, что достаточно».

    Не услышали и возражений тогдашнего ректора полицейской академии Витольда Захарса, который предупреждал, что обучение в университетах, Латвийском и Даугавпилсском, не заменит курсантам полноценного академического полицейского образования и не решит проблемы профессиональной подготовки кадров. Но предсказания ректора Захарса сбылись. Председатель Объединения юристов Латвии Рихард Бунка — тогдашний курсант Академии полиции — рассказывает, что лично наблюдал за крушением вуза. Студенческий совет не смог его спасти, а ректора, который указал на финансовые нарушения, самого чуть не обвинили в растрате:

    «Было подозрение в расхищении. Он договорился с тогдашним начальником Госполиции Лиелюкисисом, чтобы дали толкового следователя, чтобы он разобрался. Но буквально через год грянул кризис, и это всё повернуто было против Захарса, ему сказали: «О, у вас проблемы с финансами!» Получилось, что он сам раскрыл и предложил разбираться — а все это повернули против него. Его не наказали, его удалось отбить. Но сам факт, что таким образом велась борьба с этим профессором, последним ректором, такое дело было. Это я могу подтвердить.

    Экономия могла быть еще больше, но

    в итоге получилось, что больше ущерба: преподаватели разбежались, а сотрудников после других вузов приходится доучивать. Но доучивают его быть только полицейским, а не следователем или оперативником! И в итоге мы пока держимся за счет старых запасов тех сотрудников, которые были подготовлены, когда была Академия».

    Сандрис Плаудис — бывший начальник отдела по раскрытию убийств — говорит, что закрыть Академию полиции было самой большой глупостью, печальные последствия которой мы сейчас наблюдаем:

    «Ничего тупее нельзя было придумать. Я руководил Управлением, которое анализировало всю ситуацию в государстве. Если две-четыре одинаковые ситуации, какие-то похожие преступления, похоже на систему, я сразу же понимал, что это мое — брал на себя, привлекал людей и подключал все свое Управление изучать ситуацию. И раскрывал преступления.

    Сейчас кто-то это делает? Я сомневаюсь. А сейчас он сидит в кабинете, играет в шарики в компьютере, ему никто на пятки не наступает, не заставляет раскрывать преступления. Зачем ему работать? Сейчас это кого-то волнует? Да никого. Никто не спрашивает: почему не работаешь, почему не раскрываешь, почему десять преступлений не раскрыто, а не одно? А где учиться? Уже почти 10 лет оперативных работников нигде не учат. И как могут работать люди, которых нигде ничему не научили?»

    В помещениях Академии полиции работает Колледж полиции, который готовит сотрудников к работе в полиции два с половиной года. Фактически это среднее образование. При колледже действует и Школа полиции, в которой обучают всего 12 месяцев, по окончании этой школы можно продолжить учебу в колледже. Но заслуженные оперативники, особенно офицеры старой гвардии, которые уже в отставке, считают, что этого явно недостаточно. Раскрываемость падает, преступность растет, профессионалы сыска уходят на пенсию — Академию полиции нужно как можно быстрее восстановить, говорят оперативники со стажем. По подсчетам Объединения юристов, на это потребуется не меньше 3 миллионов евро в год.

    Как ранее сообщал Rus.lsm.lv, предложение оппозиции о восстановлении Полицейской академии Сейм 23 ноября при обсуждении бюджета на 2018 год отклонил.

    0
    Добавить комментарий
    Комментировать, используя профиль социальной сети
    Политика
    Новости
    Новейшее
    Популярное