Госинспекция данных не будет мешать комиссии публиковать списки агентов КГБ

Изучив действия Латвийского университета, который, как сообщалось в масс-медиа, предал огласке имена осведомителей Комитета госбезопасности СССР и некоторые архивные документы, Государственная инспекция данных (DVI) решила, что заводить административное дело на членов комиссии по изучению этого исторического наследия не будет. Препятствовать дальнейшим публикациям тоже нет оснований, считает ведомство. Но только если речь идет об уже умерших людях.

Опасения в возможном преследовании за административное правонарушение могло возникнуть у историков, членов комиссии, в связи с тем, что при подаче ими запросов им напомнили об общепринятых принципах и нормах защиты личных данных, сообщает инспекция в своем пресс-релизе. Преступить обозначенные законом границы действительно значило бы нарушить требования к обработке данных физических лиц.  

В конкретном случае DVI, получив соответствующий сигнал, проверила в рамках закона об административном процессе, публиковала ли комиссия историков на сайте ЛУ до завершения заказанного ей правительством исследования какие-либо сведения из личных дел кадров, служивших в КГБ, об их живых родственниках или других остающихся в живых лицах. Учитывая, что требования закона о защите данных физических лиц распространяются только на живущих, но не на умерших, инспекция объявила, что она не будет оценивать допустимость или недопустимость обработки данных из картотек агентов КГБ.  

«Указываем, что в соответствии со ст. 91-й Сатверсме все люди в Латвии равны перед законом и судом.  Права человека реализуются без какой бы то ни было дискриминации. Ст. 96-я Сатверсме гарантирует права любого лица на неприкосновенность частной жизни.

В свою очередь, доступная информация о частной жизни физического лица ограничена законом об открытости информации. Поэтому она может быть опубликована, только если это отвечает требованиям Сатверсме и закона о защите личных данных», - указывает учреждение.

Закон о госуправлении (часть первая ст. 10-й) гласит, что госуправление подчинено законам и правам и действует в рамках установленной нормативными актами компетенции. Учитывая всё вышесказанное, DVI неправомочна отказываться выполнять возложенные на нее обязанности на том основании, что опубликованная информация касается бывших сотрудников советского КГБ. Ведомство сделало то, что могло сделать в рамках своей компетенции – запросило у Латвийского университета сведения, на каком правовом основании и с какой целью обрабатывались данные об этих людях. Об итогах проверки будет сообщено дополнительно. 

Однако, пишет DVI, в преамбуле к Сатверсме содержится осуждение тоталитарных режимов, а парламент Латвийской Республики еще 24 августа 1991 года признал Комитет госбезопасности преступной организацией.

Учитывая это, а также то, что комиссию историков обязали заниматься научным исследованием наследия КГБ, причем констатацию фактов сотрудничества жителей Латвии с советской спецслужбой регулирует отдельный закон, DVI считает, что нет оснований для того, чтобы прерывать деятельность комиссии, анализ и публикацию информации об уже умерших агентах КГБ в Латвии. 

Как уже писал Rus.lsm.lv, есть опасения, что комиссии по изучению наследия КГБ, работающей под эгидой премьер-министра, не удастся уложиться в отведенные сроки. Так, до сих пор комиссии ученых не удалось получить доступ к объему данных, хранящихся в Бюро по защите Сатверсме – часть архива КГБ в свое время была передана этой спецслужбе на хранение.

Глава комиссии историков Карлис Кангерис ранее заявил, что ученым не дают возможности свободно ознакомиться со всеми имеющимися данными. Кроме того, как уже писал Rus.lsm.lv в публичном пространстве звучат призывы не разглашать имена тех, кто сотрудничал с советскими органами внутренней безопасности, и сомнения в том, что архивным данным можно доверять, потому что КГБ ими, возможно, манипулировал и подтасовывал сведения. 

Но звучат также допущения, что к содержимому архивов приложили руку и спецслужбы независимой Латвии. В частности, в передаче LTV De facto 12 ноября сообщалось, что из базы данных КГБ «Дельта», содержащей сообщения агентов и учетные карточки, стирается важная информация. Комиссия историков, расследующая деятельность КГБ в Латвии, обратилась к президенту Раймонду Вейонису с просьбой отменить закон о КГБ и предать огласке содержимое архивов.

Необходимость такой меры поддерживает и известный режиссер, автор фильма о судьбе латвийских ссыльных в Сибири «Хроника Мелании» Виестур Кайриш, лауреат национальной кинопремии «Большой Кристап». Его эмоциональное выступление на вручении наград вызвало в латвийском обществе новую волну дискуссии о «мешках ЧК». 

«У меня такое ощущение, что не только Россия их использует, потому что у них есть эта информация – что там, в этих мешках, – но и латвийское государство информировано, что там. И все со всех сторон дергают этих бедных людей, и они вынуждены сотрудничать. Я хочу их освободить», — заявил во всеуслышание режиссер.

Комментируя призывы открыть архивы КГБ, бывший президент Вайра Вике-Фрейберга заявила, что опубликовывать «голые списки» было бы безответственно. Она отметила, что КГБ редактировал эти документы и делал это явно не из благих намерений. Возражает против «бездумной» полной публикации содержимого архивов и советница президента по законодательным и юридическим вопросам Кристине Яунземе.  

Одно из последних предложений в резонансной дискуссии - доверить хранение документов КГБ Госархиву, а не спецслужбам, у которых часть их хранится, а также передать контроль над работой комиссии историков Сейму.

1 комментари
Juris Dīriņš
да што вы говорите ........)))))
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
Политика
Новости
Новейшее
Популярное