«Это был сюрприз» — Хосам Абу-Мери о своем выдвижении в руководители фракции «Единства»

Депутат Сейма Хосам Абу-Мери был удивлен стремительным развитием событий в руководстве партии «Единство» и своим выдвижением на пост председателя ее парламентской фракции. Но, как признал политик в утреннем эфире LTV, смещению Солвиты Аболтини с занимаемого поста и ее исключению из партии способствовали очень длительные трения.

«Да, это был сюрприз, потому что на прошлой неделе я был в отъезде, в командировке, и не знал, что происходит. Ведь планировалось всего лишь на совещании правления выдвинуть кандидата в министры экономики. И тут вдруг по телефону поступает сообщение, что в пять часов мы будем говорить также о деятельности главы фракции. Так что я тоже не знал о решении [исключить Солвиту Аболтиню из партии] до того», — поделился политик.

Комментируя заявления главы «Единства» Арвила Ашераденса о «двоевластии» в партии, Абу-Мери признал, что определенная дистанция между руководством фракции и партии действительно возникла:

«Честно говоря, все мы знаем, что г-жа Аболтиня — сильная личность, она — учредитель «Единства» и долго руководила им. И определенно такая личность во главе фракции... фракция ведь — в эпицентре политики в Сейме. Там — главные люди, реализующие политику «Единства». И конечно,  в таком случае у главы фракции есть свое мнение, и оно проявится. А так как председатель правления сидит в правлении, а не в Сейме,  определенное удаление правления и фракции друг от друга было».

«Двоевластие невозможно, особенно при такой дисгармонии. Это как муж и жена: если они не могут уживаться вместе, каждый должен пойти своей дорогой в жизни. Г-н Ашераденс, если у него возникло такое впечатление, имел право поднять такой вопрос. Мы ведь еще на августовском конгрессе обсуждали разногласия. Г-жа Аболтиня еще тогда сказала, что готова уже в сентябре оставить пост главы фракции, и пусть выдвигают кого-то другого. Но тогда г-н Ашераденс попросил ее остаться до принятия бюджета. Но, очевидно, за это время согласие достигнуто не было», — отметил Абу-Мери.

Сама Аболтиня иронично назвала итоги заседания правления 6 ноября «новым уровнем демократии». Однако трения, по мнению Абу-Мери, впредь не продолжатся:

«Ну, она же очень опытный политик и понимает, что дальше так продолжать нельзя. До того, как она уйдет обратно на службу в МИД, г-жа Аболтиня продолжит работать во фракции как депутат и как председатель парламентской комиссии по иностранным делам тоже. Об этом мы сегодня будем дискутировать на заседании. Ожидаю, что оно будет очень открытым, и мы все откровенно обсудим, как лучше сотрудничать дальше.

На данный момент Солвита Аболтиня остается главой фракции, но, конечно, есть решение правления партии, и первое, что предстоит сделать депутатам фракции, это  принять решение. И второй вопрос — это условиться о сотрудничестве с партиями, которые сидят в нашей фракции. Определенно, мы не хотим длить конфликт. Нужно решить его таким образом, чтобы все оказались довольны. Компромисс всегда есть».

О своем возможном избрании Абу-Мери говорит так:

«Мне все звонят: что вы делаете, оно тебе надо? Ну, если идешь в политику — нельзя все время сидеть в рядовых депутатах. Если мне доверяет правление партии, если меня видят руководителем фракции, в том числе во всех представленных о фракции партиях, то я, конечно, приму этот выбор. Но если я не получу во фракции до 90% поддержки — то, конечно, я не буду баллотироваться».

Причина, по словам депутата, проста: если вся фракция не будет работать как одна команда, ею окажется невозможно руководить. Если Абу-Мери не получит достаточной поддержки — он готов голосовать за других кандидатов, которых предложат в руководство фракции.

0
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
Политика
Новости
Новейшее
Популярное