Латвия скромно отметила дату восстановления независимости де-факто

В рижском Военном музее в понедельник 21 августа прошла встреча историков, а также очевидцев и участников событий 26-летней давности. 21 августа 1991 года Верховный Совет принял Конституционный закон о государственном статусе Латвийской республики.

Так закончился период возвращения государственной независимости, длившийся с декларации 4 мая 1990 года. День, когда был принят этот закон, стал для страны одним из важнейших. Многие считают, что эта дата, возможно, вторая по значимости после 18 ноября 1918 года — даты основания латвийского государства. Но традиционно шире отмечается 4 мая. Так и в этом году: только Общество изучения оккупации провело свое мероприятие в Военном музее, сообщает LTV.               

Участники конференции, вспоминая события 26-летней давности, рассказали: тогда было еще неизвестно, чем закончится в Москве попытка переворота, убежденные коммунисты еще пытались препятствовать свободе и демократии.  

«В нескольких сотнях метров стояли бронетранспортеры, и ОМОН собирался напасть, чтобы Верховный Совет не смог принять еще какие-то решения – возможно, собирался разогнать депутатов. В той ситуации, когда депутаты Интерфронта старались дебаты затянуть, мы поняли: настал последний момент – или проголосуем, или через некоторое время в Верховном Совете уже будут омоновцы», – говорит тогдашний депутат Талав Юндзис.

Конституционный закон «О государственном статусе Латвийской Республики» был принят в срочном порядке 111 голосами «за». Он гласил, что Латвия – суверенная демократическая республика, в которой суверенная власть принадлежит народу Латвии и чей государственный статус определяет Сатверсме (Конституция) 1922 года. На территории ЛР действуют законы и решения только ее высшей государственной власти и госучреждений.  Так была поставлена точка в переходном периоде, предусмотренном декларацией от 4 мая 1990 года.  

«Это можно сравнить с двенадцатым или четырнадцатым чудом света – потому что представить такое, что три маленьких страны, живущих в советском ностальгическом покое и тишине, внезапно взбунтуются, используют возможность и станут свободными... И от этих попыток стать свободными закачается и вся огромная советская империя», - вспоминает бывший депутат Верховного совета Андрей Цирулис. 

Как добавил Талав Юндзис, переходный период принятием закона фактически еще не кончился. У страны не было еще ни Сейма, ни президента. «Но это дало хороший импульс международному сообществу. Цепная реакция началась с Исландии». 

Цирулис подтвердил, что ситуация еще оставалась сложной: «Была эйфория, все думали: мы свободны! Но банки были разделены, и вооруженные силы присутствовали и никуда уходить не собирались. Все перемены начались после того, как СССР принял признание о государственной независимости Латвии, Литвы и Эстонии». 

На конференции прозвучало: в отличие от января того года, на сей раз Народный фронт не стали призывать народ выходить на улицы – риск столкновений, учитывая путч, был очень высок. К тому же и радио, и телевидение были заняты отрядами ОМОН. Работал только подпольный радиопередатчик. С помощью листовок обеспечили сбор народа на ул. Екаба, где и зачитали принятый конституционный закон. 

0
Добавить комментарий
Новейшее
Популярное