«Личное дело»: зачем офшор государственной компании Reverta?

В скором времени — через год — перестанет существовать компания Reverta — «плохая» часть Parex. Еще одна страница в истории падения частного банка будет перевернута. В списке дочерних предприятий Reverta — государственного общества капитала — журналисты программы LTV7 «Личное дело» нашли офшор.

Перелистывая историю банка назад, можно вспомнить, как рушился Parex, как велись секретные переговоры, как спасали банк всей страной, а потом спасали страну за счет пенсионеров. В другой главе — о Citadele, хорошей части Parex — казалось бы, так красиво написанной с чистого листа, мы читаем, как дешево продали банк — и никто не берет за это на себя ответственность.

Когда государство спасло Parex, банк разделили на хороший — Citadele и плохой — Reverta. Последнему достались все проблемные активы, проще говоря, долги. Компания перенимала у должников недвижимость, продавала ее, возвращала деньги в бюджет. На пике у Reverta было более полутора тысяч объектов. Для управления этой недвижимостью открывали дочерние компании: когда здание продавали, «дочку» закрывали. В разные годы у Reverta имелось разное число дочерних предприятий. Но есть в этом списке две подозрительные фирмы: офшор на Британских Виргинских островах и, назовем его так, полуофшор — на Кипре.

«Офшор — это такая территория безналоговой зоны или с очень низким налогообложением, на которой разрешается нерезидентам регистрировать свой бизнес, но нельзя вести хозяйственную деятельность. Их очень много. Сделаны они для того, чтобы бизнес мог на законных основаниях выводить капиталы за пределы юрисдикции и не платить все налоги»,

— пояснила Ольга Павук, доктор экономики, издатель Baltic-course.com.

Важно отметить: Reverta — не частная компания, а государственное общество капитала. Там «Личному делу» подтверждают: кипрская компания Regalite Holdings Limited досталась им в наследство от Parex. А вот офшор на Британских Виргинских островах — Carnella Maritime Corp. — Reverta открыла сама для конкретной цели: перенять, а потом продать судно — сухогруз. 

«Во время одного судебного процесса нам надо было перенять корабль как объект залога. Юрисдикцию выбрали, принятую в судоходстве, чтобы как можно скорее и безопаснее обеспечить регистрацию и продажу.

Мы продали корабль за несколько месяцев, деньги были получены и перечислены в Госкассу. Сейчас предприятие готовится к ликвидации», — рассказала Солвита Деглава, президент Reverta.

«Если мы говорим про офшоры, у этих предприятий крайне сложно проследить, откуда идут деньги, легальные ли они? Второй вопрос: уплачены ли все налоги, которые должно было получить государство. В этом случае всё сложнее: это всё делает государственное общество капитала, от которого требуют еще большей прозрачности. У любого жителя есть право знать, что в этом портфеле собственности», — считает Янис Волберт, директор Общества за открытость Delna.

На вопрос, почему судно не оформили в Латвии, в Reverta отвечают: в нашей стране сложный процесс регистрации. Сухогруз продали три года назад. Но офшор не закрыли. Говорят, оставили на случай, если вдруг придется перенимать еще какое-нибудь судно. В скором времени офшор ликвидируют, как и все другие предприятия, в том числе кипрскую контору.

Журналисты обратились за разъяснениями к Арвилу Ашераденсу, министру экономики от СЗК:

— Почему у Reverta два офшора?
— Не смогу комментировать, вам надо тогда спросить у Агентства приватизации, которое реализует этот процесс.
— Ну, а как вам кажется, у государственного общества капитала могут быть офшоры?
— Ну, наверное, нет.

В самой Reverta сейчас готовятся к ликвидации: пакуют вещи, постепенно увольняют работников.

Уже в следующем году Reverta должна быть закрыта. По планам, где-то весной закроется офис, а к концу года дело под названием «Плохой Parex» должно быть сдано в архив.

Но останутся незаконченные дела. В 2010 году, когда Reverta начинала работу, портфель плохих активов превышал миллиард евро. Вернуть удалось 720 миллионов. Портфель стал заметно тоньше, но там еще примерно 100 объектов недвижимости и невыплаченные кредиты. Поэтому Reverta с помощью консультанта KPMG ищет инвестора, который купит этот портфель с оставшимися долгами.

— Это плохой PAREX?
— Это плохой PAREX, — подтвердил министр экономики.
— И плохие активы?
— И плохие активы.
— А кто их купит?
— У каждого актива свой покупатель, — указал Ашераденс.

Сколько реальных желающих купить чужие долги, неизвестно. Но, по данным Reverta, покупкой интересовались 65 потенциальных инвесторов — как зарубежных, так и местных. За какую цену хотят продать портфель, тоже держится в секрете. Но что уже сейчас ясно, вернуть все деньги от плохого Parex государству вряд ли удастся. Вопрос только, какой будет недополученная сумма.

По прогнозам Госконтроля, минус 400 миллионов. Но в самой Reverta говорят: подсчитывать убытки еще рано.

«Размер потерь будет зависеть от окончательных результатов продажи активов Reverta. Надо также упомянуть, что Reverta судится с бывшими акционерами банка Parex, объем требований — 234 миллиона евро. Все зависит от приговоров суда и возможности взыскать эти суммы у бывших акционеров. Только после этого можно говорить об общих потерях от деятельности Reverta», — указала руководитель компании Деглава.

Потом будут подсчеты, возможно, проверка Госконтроля. Но удастся ли все проверить и подсчитать? «Есть риск, что что-то может остаться для общества неизвестным», — считает глава Delna. 

0
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
Экономика
Новости
Новейшее
Популярное