Латвийцы по-прежнему предпочитают шпроты — несмотря на богатство выбора

Лиепайскому рыбоперерабатывающему предприятию Kolumbija исполнилось 125 лет. За эти годы было немало взлетов и падений, сейчас компания борется с последствиями санкций и старается завоевать новые рынки. Неизменно лишь одно — шпроты остаются самой востребованной продукцией, сообщает программа «Домская площадь» Латвийского радио-4.

Латвийцы по-прежнему предпочитают шпроты — несмотря на богатство выбораЛиба Меллер, Латвийское радио-4
    Возле ворот лиепайского рыбоперерабатывающего предприятия Kolumbija стоит памятник шпротам — огромная банка с надписью «Anno 1892», годом создания предприятия. Как рассказал председатель правления холдинга Kolumbija Ltd Игорь Крупник, сначала здесь работали два немецких предпринимателя — принимали у рыбаков треску, салаку и другую рыбу, обрабатывали, были и коптильни. После второй мировой войны предприятие стало огромным.

    «Здесь был образован большой рыбоперерабатывающий комплекс. В это время, на его пике, на заводе работало до 1700 человек. Здесь, фактически, делали всё, любые виды рыбообработки — и консервирование, и копчение, и даже делали рыбную муку, и делали то же самое сурими для крабовых палочек, и даже делали рыбную колбасу. В постсоветское время это предприятие пережило три банкротства»,

    — рассказал он.

    Нынешние владельцы приобрели обанкротившееся производство в 2003 году и начали масштабную модернизацию с использованием, в том числе, и средств европейских фондов. С тех пор было немало кризисов, но сильней всего ударил «санкционный» 2014 года.

    «И в 2015 году мы полностью теряем восточный рынок. Это не только Россия, это и Казахстан, это и Беларусь, и Киргизия, и резкое сокращение в остальных постсоветских странах, и стоим, в принципе, перед проблемой, что нам делать. То есть на заводе работает 420 человек, плюс мы планируем 30-40 человек еще дополнительно набирать для крабового завода, но — резкий стоп», — добавил Крупник.

    «Санкционный кризис» заставил сильно сократить число сотрудников, сейчас на предприятии работает около 180 человек. И вскоре их может стать еще меньше: как пояснил руководитель предприятия, грядет повышение минимальной зарплаты, в нынешних условиях заводу без очередного сокращения штатов это не потянуть... Утраченные традиционные рынки надо было компенсировать.

    «Мы, конечно, пошли на восток, прежде всего — Юго-Восточная Азия, это Япония, это Китай, это Тайвань, Таиланд. У них, конечно, другие рыбные предпочтения. В основном, конечно, эти страны любят свежую рыбу. Но мы начинаем к ним приспосабливаться»,

    — подчеркнул Крупник.

    Он отметил, что для уверенного вхождения на новый рынок надо лет пять, но за прошедшие два года предприятие достигло немалых успехов, в частности, продукция Kolumbija представлена даже в ресторанах Токио и Шанхая. Новые рынки частично компенсировали потери традиционных, но все же объем производства сильно сократился.

    «У нас сегодня где-то 50% того объема, что мы выпускали раньше. Если мы до кризиса выпускали 12-14 миллионов банок в год, то сейчас мы выпускаем 5-6 миллионов банок», — отметил глава холдинга.

    Сейчас предприятие гораздо активней работает на внутреннем рынке, куда, по мнению Игоря Крупника, входит не только Латвия, но и остальные страны Балтии, а также Восточная Европа. На этот внутренний рынок поставляется до 70% продукции.

    «Вообще, Балтийские страны, особенно Латвия, очень много потребляют консервов на душу населения. Даже удивительно. Не знаю, с чем это связано, но на самом деле это достаточно большой рынок, то есть, по ряду экспертных оценок, это миллион банок в месяц потребляет внутренний балтийский рынок», — указал он.

    По оценке Игоря Крупника, каждый житель Латвии, от младенца до старика, съедает баночку рыбных консервов раз в два-три месяца, а каждый россиянин — раз в полгода, жители других стран — еще меньше. И в топе, конечно, шпроты.

    Опрос это подтвердил. Вот ответы потребителей на вопрос: «Едите ли вы рыбные консервы, и если да, то какие».

    — Нет, не ем, иногда только шпроты, и всё.

    — Крайне редко и очень избирательно. Шпроты в масле — и желательно в прозрачной упаковке.

    — Да. Тунец, икру красную, бывает, шпроты.

    — Нет. Тунец может быть.
    — А шпроты?
    — Редко.

    — Нет, давно уже не ем, честно говоря. Раньше — тоже нет, у меня папа был рыболов, поэтому у нас всегда своя свежая рыба была. Консервы как-то... Редко-редко, если шпротики покупали, а так нет.

    Потому до 80% объема производства Kolumbija — шпроты разных видов. Какие еще рыбные консервы едят латвийцы?

    «Едят еще океаническую рыбу, то есть это традиционно — сардина, скумбрия, сардинелла, в масле или с добавлением масла, в томате. В принципе, это основные топовые позиции. Они в советское время были — недалеко ушло предпочтение латвийца от советского времени»,

    — указал Крупник.

    И все попытки предприятия предложить что-то новое — к примеру, карпа в томате или масле, или форель в сливочном креме — принимаются потребителем со скрипом.

    0
    Добавить комментарий
    Новейшее
    Популярное