Риге – 816: ни дня без реки и порта

Рига уже с XIII века была важным портом и развивалась благодаря торговле и торговому пути по Даугаве. Ее устье с давних времен было лакомым кусочком для разных держав. Годы идут, значение Даугавы и Рижского порта в народном хозяйстве меняется, но не меняется лишь одно: без них Рига – немыслима, сообщает Русское вещание LTV7 в репортаже с праздника города.

В 1608 году на левом берегу реки шведы начали строить крепость. Это позволяло им контролировать вход и выход из Даугавы и Лиелупе, а значит и торговлю Курляндии и Ливонии. Историк-любитель Якоб Лаландер (Швеция) в Латвии живет около 20 лет, консультант шведских предприятий увлёкся историей Даугавгривской крепости, изучает ее, проводит экскурсии.

«Во времена шведов, когда эти реки были поближе — это была самая выгодная точка для таможни в истории шведского великого государства! Мы говорим про 15% от дохода государства. От торговли в Видземе», — говорит Лаландер.

По его словам, с крепостью связаны многие известные имена. Например, герцога Курляндского Екаба, которого шведы взяли в плен, а также будущего французского короля Людовика XVIII — он во времена Наполеона находился здесь в вынужденной эмиграции.

«В крепости служил и пастор Глюк, который перевел на латышский язык Библию, а также известен тем, что его воспитанница Марта Скавронская стала женой Петра Первого и царицей Екатериной Первой».

В 1710 году крепость взяли русские войска. Так закончилась Северная война, а царь Петр Первый прорубил окно в Европу. Победу в России праздновали целых 200 лет подряд. В 1910 году сюда, в крепость, на торжества приезжал царь Николай Второй.

Сейчас от былого величия осталось немного: Рижские ворота, казематы, башня православной церкви и пороховой склад. Его построил военый шведский архитектор Эрик Дальберг, который также укреплял Ригу и создал Шведские ворота в Старом городе. Толщина крыши склада – несколько метров. В советское время военные хотели склад взорвать, но им удалось разрушить только один угол. С этим связана курьезная история, улыбается Якоб Лаландер:

«Когда они это сделали, взрывной волной сажу из труб занесло в дома, и квартиры стали внутри черными! Рассказывают, что одна женщина сидела в ванне — и стала чёрная от талии доверху, а то, что было под водой, осталось белым...

Таким был результат взрыва. И потом военные решили, что безопасней не взрывать, и так склад и стоит до сих пор». 

Сам же остров Буллю, или Даугавгривас — самый большой на территории Риги. Впрочем, островом он стал только в 1755 году, когда Лиелупе прорвалась в Рижский залив. Да и сама Даугава каждый год меняла русло — она расширялась, появлялись и исчезали острова. Чтобы по реке могли ходить большие корабли, в XVIII веке, когда Рига уже была в составе царской России, проект постройки дамб разработал инженер Густав Эммануэль Вейсман. Но его расчеты оказались неверны, и большая часть дамб была разрушена ледоходом и наводнениями, поясняет историк Андрис Биедриньш, глава Фонда индустриального наследия Латвии:

«И только в XIX веке, когда уже совсем Рижскому порту было трудно очищать все время русло для больших пароходов, тогда опять достали деньги и в 1875 году начали так называемое генеральное регулирование русла реки Даугавы для улучшения судоходства в Рижском порту».

Новые дамбы строили 37 лет, и все было готово к 1912 году.  Тогда Даугава и приобрела тот вид, который мы знаем сегодня. Тогда же была построена и гранитная набережная вместо свайной, деревянной. Были созданы не только причалы, но и променад. В конце Второй мировой войны немцы во время отступления взорвали все набережные и портовые сооружения Риги.

В середине XIX века, вместе со строительством дамб, появились и городские пассажирские пароходы — перед Первой мировой войной развитие этого вида транспорта достигло своего пика. Так, в 1914 году было продано 7 882 900 билетов — и этот рекорд не был побит.

Теперь же похожие кораблики возят туристов на экскурсии. Один из них — реконструированный исторический Darling.

По Городскому каналу, мимо Центрального рынка — в Даугаву и затем возле Андрейосты — обратно в Городской канал. Таков его привычный туристический маршрут. На этом пути Darling проплывает под 19-ю мостами. Красивыми и не очень, высокими и низкими, как, например, возле магазина Stockmann, где высота от воды всего 2,5 м.

Капитан этого прогулочного судна Арнис Берзиньш поясняет: в 20-30-е годы ХХ века это был один из основных видов транспорта, который соединял левый и правый берега Даугавы:

«Весь флот находился в Агенскалнском заливе — там была и небольшая корабельная строительная верфь, они начали строить кораблики. Давали имена по алфавиту: A, B, C, D…»

Во второй половине ХХ века этот вид транспорта полностью утратил свое значение. Когда через Даугаву построили мосты, про речные трамваи постепенно забыли.

«Люди перешли на машины, на велосипеды — отвыкли от водного транспорта. Мы идем — Даугава пустая обычно: мало яхт, мало прогулочных катеров, к сожалению. Хотелось бы, чтобы было больше, интересней — другая атмосфера, праздничная была бы!»

По маршруту кораблик проходит мимо Закюсалы и Кипсалы. На одном острове – здание Латвийского телевидения и телевышка, а вдоль берега второго выстроились старинные дома:  так называемый Дом австралийца, отреставрированное здание с кенгуру на башенке, а рядом дом бывшего премьер- министра Мариса Гайлиса и его супруги Зайги — новая постройка. На этом острове Русское вещание LTV7 делает небольшую остановку.

Более полувека на острове Кипсала живет Ария Липке. В 1956 году она вышла замуж за сына спасителя евреев от нацистов, знаменитого рижанина Жаниса Липке — Зигфрида. В те времена домов на острове было намного меньше, рассказывает Ария, и от ее дома до самого протока Зунда росли лишь кусты да полевые цветы: «Кипсала была некрасивая, как деревня, где я жила. Моя деревня была красивей Кипсалы». 

В 1990-х годах всё изменилось — и рабочая, не слишком привлекательная окраина превратилась в элитный район. Но по-прежнему остается райским местом, говорит Ария: почти центр города, но воздух свежий и никакого шума. 

В клетке поет амадина, а за окном ласточки, чирикают воробьи, прилетают в гости скворцы. Перед домом разбит цветник, а за домом маленький огородик. За всем своим хозяйством Ария ухаживает сама. Еще у нее живут два кота. И на воде у берегов Кипсалы  много живности, птицы облюбовали старинные сваи.

За штурвалом кораблика Арнис Берзиньш уже восьмой год. Он наблюдал, как строили Национальную библиотеку, как восстанавливали башню Домского собора и водружали на свое законное место золотого петушка. Изменилась и Андрейоста. Превратилась в хорошее место отдыха, со стоянкой для яхт и многочисленными ресторанами. Еще один мост — и вот Darling опять в Городском канале, в парке Кронвальда. А там и конечная остановка — причал возле Бастионной горки.

0
Добавить комментарий
Новейшее
Популярное