Александр Панкратов-Черный и Нина Усатова: мы — старая гвардия, нас не изменить

Рижскому зрителю, избалованному театральными постановками и своих театров, и приезжих трупп, привезли еще одну - комедию, главные роли в которой исполняют известные актеры Нина Усатова и Александр Панкратов-Черный. Они рассказали в передаче Русского вещания LTV7 «Жизнь сегодня», что профессия забрасывает актеров в самые невообразимые дали - и всегда обязывает, потому что планку нужно держать высоко. Они так привыкли - они иначе не могут. 

О Нине Усатовой среди коллег ходят легенды на тему ее придирчивости к каждой мелочи перед спектаклем – не только к актерской игре, своей и товарищей по спектаклю. Оформление сцены, декорации – всё это она не может «отпустить». От нее не ускользает ни одна деталь. Комментируя это мнение, актриса признала: проверять каждую мелочь – это «старая актерская школа»:

«Это из профессии, уже нельзя без этого. Идешь и сцену проверяешь – потому что

если на своей сцене, в БДТ, допустим – я знаю, что там всегда порядок будет: от осветителя, реквизитора, костюмера – всё будет на месте. Но и то – идешь и проверяешь. Мало ли, забыл кто-то!

А тут сцены разные, залы расположены по-разному, то веером, как вот мы играли накануне в Вильнюсе – еще и занавеса нет, нужно было придумывать...»

Александр Панкратов-Черный добавил: «И вот меня в темноте выводят – начинается спектакль, свет вырубается везде, и меня ведут – я вслепую занимаю свое положение, ложусь... Вспыхивает свет, и начинается спектакль. Плюс в темноте поверяю: а, очки здесь, носовой платочек здесь, журнал у меня здесь – всё в темноте. Потом уже шепчу: можно!»

Оба актера в голос заявили: подобная щепетильность – отнюдь не черта характера, это «профессионализм и ответственность», продиктованные любовью к своей работе и уважением к зрителю.        

«Зритель пришел, он деньги заплатил, и вдруг – какой-то там недочет, здесь неполадка, халтурка. Актеру нужно быть совестливым человеком! И ответственным»,

- сказал Панкратов-Черный.

К спектаклям-антрепризам, наподобие того, что теперь покажут в Риге, принято относиться с некоторым предубеждением, как к «легкому жанру», от которого не стоит ожидать каких-то высот. Но важно, кто участвует в антрепризе, признали актеры.

«Когда такие, как мы, участвуют, то это ничем не отличается от Большого драматического театра, - сказала Нина Усатова. – У нас декорации настоящие, у нас художник по свету ездит на гастроли всегда! (...) Свой реквизитор, свой костюмер, свой монтировщик декораций. Когда мы вот так за границей работаем, то здесь встречающая сторона делала декорации. Они всё делали здесь. Табуретки, стол, три кровати... Стены, занавески. Это очень большая работа! А потом декорация здесь находится до следующего приезда. (Оба смеются.)

Есть ведь спектакли, где вышел, встряхнул носовой платок – и вот вам уже пол-декорации. Стульчик взял – так из подбора. Если выходила на сцену такая величина, как Владислав Стржельчик – он мог вообще безо всего выйти, читать и настолько захватывать зрителей.

Хотя не все мы такие великие актеры, как Сергей Юрский, который выходил читать – и мог читать целыми поэмами, так стихи читал... Раньше ведь как бывало? Актер заболеет внезапно – нынче можно заменить спектакль, а тогда ведь замены очень сложно было устроить. И выходил актер – выходил Юрский, выходил Кирилл Лавров, выходил Олег Валерьяныч Басилашвили. Читали стихи и пели песни. Потому что актер – он всегда ответствен и знает всегда свою профессию. И зритель не уходил – потому что актер на сцене, и там и декорация не нужна».   

«У нас был случай: поехали мы на Север. Да двумя машинами. И часть актеров в одной машине (это был спектакль «Заложники любви»), а два актера, Андрей Харитонов и Наташа Егорова, в другой. - продолжил Панкратов-Черный. - И вдруг метель! И мы потерялись. Приезжаем первой машиной – битком зал забит. На Севере ведь - где-то там, порт еще рядом.

И ждем, а их нет! И зал уже волнуется – аншлаг полный. И вот я и Светлана Тома выходим и читаем стихи. Занимали мы минут 45, пока не приехали артисты. А потом продолжили спектакль».

Случается, что задерживаются самолеты, бывают транспортные заторы в городе, где спектакль в этот день, из-за чего актеры запаздывают – тогда и выручает профессиональное умение «держать зал».

«Самый сложный жанр – комедия. Я много ролей-то сыграл (в кинематографе, имею в виду) и, когда в театральном начинал в молодости, тоже много всего сыграл. Но комедию играть – труднее всего, потому что комедия – это в первую очередь характер! Помню, с Вячеславом Васильевичем Тихоновым как-то обедали, и

я говорю: сложно было Штирлица играть? Такой великий сериал! А он говорит: Санечка, а что сложного? Я ходил, смотрел под ноги, считал камешки. А зритель думал, что я думаю. А за меня думал Копелян закадровым голосом! Понимаете?

Драму сыграть легче. Комедию – сложнее, там надо до мелочей продумать характер. Чтобы не было никаких случайностей!»

Нина Усатова добавила: самим актерам смешно от своих персонажей, от комизма ситуаций, а растроганный зритель иногда плачет.  

«Вот это удивительно, это значит - нужно взять так за душу, захватить зрителя своей правдой и искренностью – вот это самое сложное. И неважен жанр! Как Мольер сказал – все жанры хороши, кроме скучного!

Каким бы жанр ни был, ты должен просто  правдиво играть ту историю в тех обстоятельствах, которые выписаны автором. Но естественно – мы там и своего добавили, причем кучу».

Поездка в Ригу, по признанию актеров, принесла им большую радость. Гастроли – приятная пауза в веренице множества дел, распланированных дома. Только с погодой не повезло в балтийском туре: что в Клайпеде, что в Риге – дождь и ветер, отметил Панкратов-Черный. Но Рига очаровывает его своей ухоженностью и архитектурой, да и люди принимают тепло – в публичных местах узнают, приветствуют, улыбаются:

«Не утомляет ли? Нет! Это же часть моей профессии.

Какой же ты артист, если тебя не узнают на улице! Особенно киноартист – какой ты киноартист, если мимо тебя проходят?.. Я всегда тактичен со зрителями. Потому что благодаря зрителям  я существую как артист».    

«А я так даже не помню, сколько раз мы бывали в Риге! Вед мы приезжали еще из Ленинграда. Как тогда ездили: ночь проедешь, день здесь погуляешь, в кафушке посидишь, в Старую Ригу сходишь, по всем улицам пошляешься так, что заблудишься. И все вокруг тебе подскажут, где центр. А потом ночью – в Питер. Билет на поезд стоил копейки.

Мы были на радио здесь, я и говорю: а включите «Ноктюрн»! И такой нежностью повеяло, вспоминается сразу молодость. Те поездки сюда, первые впечатления. Остроконечные крыши, красные, черепичные, люблю их очень. Потом мы много раз тут бывали на гастролях. Я очень люблю Юрмалу. Мы с БДТ приезжали и жили в Юрмале – весь театр жил. А работали в Русской драме. Приезжали большим коллективом – просто весь театр выезжал.

И даже просто ходить и гулять по Риге, вот как сегодня по магазинам с девчонками пробежали - вы даже не представляете, как настроение поднялось»,

- призналась Нина Усатова.

Возможность пробыть в Латвии три дня – это был, по признанию актеров, «настоящий подарок», который им устроила принимающая сторона. Потому что дома – то репетиции, то выступления, то еще другие дела. А поездка в Ригу стала желанной передышкой в этом загруженном графике.  «Это просто счастье!» – сказали они.  

Спектакль из жизни сибирской глубинки «Любовь – не картошка», поставленный режиссером Андреем Максимовым, пройдет вечером 2 ноября в рижском Доме конгрессов.

0
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
Культура
Культура
Новейшее
Популярное