Тайные архивы КГБ. Шпионские игры в Латвии: последняя уловка агента Бромберга

Колоссальной контрразведывательной и пропагандистской победой КГБ над ЦРУ должен был стать захват приземлившегося в Латвии американского шпионского самолета. Самолет в Латвию действительно вылетал — осенью 1955 года. Однако от позорного провала американцев спас их латышский агент Леонид Бромберг, вроде бы уже работавший на КГБ — но сумевший подать пилотам сигнал опасности, доказывает историк Зигмар Турчинскис.

СЕРИАЛ

Зигмар Турчинскис — научный сотрудник Института истории Латвии ЛУ. Подготовленный им материал был предложен к публикации под авторским заголовком «Дезинформация советской контрразведки в архиве Центрального разведывательного управления США» и с подзаголовком «Научный комментарий к публикации Lsm.lv "Лесные братья в тайных архивах ЦРУ"».

Rus.Lsm.lv опубликует статью г-на Турчинскиса с продолжениями — так же, как был опубликован и оригинальный документальный «сериал» «Тайные архивы ЦРУ. Лесные братья».

На русском текст публикуется в полном и согласованном с автором переводе, редакцией в текст вставлены несколько соответствующим образом атрибутированных пояснений в скобках. Материал также для удобства чтения разбит на разделы, названия большинству из которых также даны редакцией Rus.Lsm.lv. Наконец, в соответствии с принятыми на портале Lsm.lv стандартами оформления отдельные фрагменты текста выделены шрифтом. Выбор этих фрагментов также был сделан редакцией Rus.Lsm.lv.

Ранее в сериале «Тайные архивы КГБ. Шпионские игры в Латвии»:

В предыдущих сериях речь шла о советской дезинформационной кампании в 80-е годы ХХ века, а также о контрразведывательных оперативных играх МГБ СССР в 1950-е. Эти игры были частью гораздо более обширных мероприятий, проводимых московским «центром» — «вброс» в западные спецслужбы огромного объема дезинформации. Для этого в начале 1950-х в Латвии был даже создан лжеотряд «лесных братьев» — для демонстрации агентам британской разведки. ГБ удалось одурачить и британцев, и настоящих национальных партизан, и американцев. ЦРУ США считало, что располагает в Латвии эффективной сетью агентов и информаторов. Американские агенты латышского происхождения за Железный занавес действительно забрасывались. Однако все операции США в Латвии на самом деле были операциями советской госбезопасности: заброшенные агенты либо изначально работали на СССР, либо, оказавшись в руках ГБ, соглашались на двойную игру.

1 мая 1960 года над территорией СССР был сбит американский самолет-разведчик U-2. Его обломки выставили на публичное обозрение в Москве, а пленного пилота Гэри Пауэрса показательно судили. Это было тяжелое унижение для Белого дома и грандиозный международный скандал: фактически была сорвана встреча лидеров Востока и Запада в Париже. Отголоски скандала ощущались еще несколько лет.

Попытки КГБ захватить самолет ЦРУ США и последний индикатор надежности Бромберга

Однако захват американского самолета-шпиона был не новой, а давно лелеемой целью советской стороны. Об этом свидетельствуют рассекреченные архивные документы ЦРУ, которые позволяют наконец понять и немногие сохранившиеся в архивах Латвии документы КГБ.

Эти несколько документов, ранее никому ничего не говорившие, теперь, включаясь в общую картину, обретают смысл и содержание. Историю эту делает полностью визуализируемой и достоверной совсем свежеобретенный материал — серия фотоснимков с подготовленной КГБ взлетно-посадочной полосы.

На ней во всей красе собрался цвет руководства всей контрразведки КГБ СССР и высшее руководство КГБ ЛССР, а также чекисты низшего уровня, которые готовились изображать заброшенного ранее в Латвию агента ЦРУ Бромберга, плюс представители советской прессы.

Пленение шпионского самолета должно было стать моментом высшего триумфа в оперативной игре КГБ «Метеор».

Подготовка американцев к мысли о засылке самолета на территорию СССР началась осенью 1954 года. В мае того же года Леонид Бромберг десантировался в Латвии с заданием встретиться с Эдвином Озолиньшем (агентом ЦРУ CAMUSO/2), чтобы проверить созданную тем сеть агентов и через три-четыре месяца выбраться назад, пешком перейдя границу СССР с Норвегией в районе Мурманска.

Чекисты подготовили целую историю о чрезвычайно трудной попытке обоих агентов перебраться через границу. Была использована ранее внушенная американцам ложь о травме Бромберга при приземлении после прыжка с парашютом – поврежденном колене и вывихе лодыжки. Эта ложь поначалу требовалась советской спецслужбе, чтобы затянуть реализацию заданий ЦРУ — при невыполнении всегда можно было сослаться на трайму. Фактически у Бромберга никаких травм не было. Лживая советская история, 28 июня 1955 года преподнесенная директору ЦРУ Алену Даллесу, и, вероятнее всего, относящаяся к октябрю 1954 года, действительно увлекательна:

«Как только условия [продолжительности] темного времени суток и местности стали подходящими, два агента предприняли попытку ухода (...) Они без затруднений добрались до Мурманска. Однако там они столкнулись с чрезвычайно строгими мерами безопасности из-за того, что маршрут был скомпрометирован в результате поимки двух агентов-эстонцев летом [того же года]. Агенты попытались задействовать резервный план и пересечь реку Тулома в 40 километрах к югу от Мурманска. Однако, перемещаясь ночью по каменистой местности, CAMBARO/2 [повторно] вывихнул ранее поврежденную лодыжку. Дальнейшее продвижение стало невозможным. О тяжести его травмы можно судить по тому факту, что 40 километров туда агенты прошли за 2 ночи, а на возвращение им понадобилось 7 ночей. Они смогли безопасно вернуться в Ригу поездом, преодолев примерно 1200 миль и затребовали от нас дальнейших инструкций».
(См. оригинал на сайте ЦРУ или русский перевод, ранее опубликованный Rus.Lsm.lv)

Фактически же ничего этого не произошло. Бромберг все время продолжал жить под строгим надзором на конспиративной квартире КГБ в центре Риги. Позднее бывший председатель КГБ ЛССР генерал-майор Янис Веверс, рассказывая об этом, зло похохатывал:

«На территории Норвегии неподалеку у условленного места близ границы шпионов долго ждал представитель разведслужбы [США]. И, конечно, не дождался!» (1)

Этими своими россказнями КГБ подталкивал ЦРУ к мысли, что вызволить обоих агентов из СССР можно только с помощью авиации, потому что Бромберг из-за травмы неспособен совершать дальние пешие переходы. И ЦРУ действительно на эту ложь купилось:

«Был сделан вывод, что лучший доступный на данный момент метод — эвакуация агентов на самолете».
(См. оригинал на сайте ЦРУ или русский перевод, ранее опубликованный Rus.Lsm.lv)

Первую попытку вывоза обоих ЦРУ организовало в феврале 1955 года и намеревалось провести операцию в марте, пока ночи еще темные. Позднее бывший председатель КГБ ЛССР генерал-майор Янис Веверс писал:

«В феврале 1955 года центр (ЦРУ) поручил Бромбергу подготовить надежную площадку для приземления в Айзпуте, Кулдиге или близлежащих районах. Площадку выбрали и подготовили чекисты. Началась длительная переписка с центром о времени приземления самолета. Эта операция по не зависящим от нас причинам не состоялась».(2)

ЦРУ чисто технически не успело ее подготовить:

«Предварительно операция была намечена к исполнению на март 1955 года, однако из-за нашей неспособности получить право дозаправки на Готланде она была отложена до момента, когда [ночная] темнота стала недостаточной».
(См. оригинал на сайте ЦРУ или русский перевод, ранее опубликованный Rus.Lsm.lv)

КГБ стал терять терпение. ЦРУ получило сочиненное гебистами от имени агентов письмо почти угрожающего содержания:

«(...) В предыдущем сообщении я писал, что буду ждать выполнения вашего обещания этой весной, хотя время и уходило. Очевидно, я ждал напрасно. Сейчас время упущено, и я должен сделать вывод, что вы, вероятно, даете обещания такого рода просто для того, чтобы успокоить ваших агентов. И другое ваше обещание, о доставке денег, также кажется всего лишь словами (...)

Что делать дальше? Вы ничего не говорите об этом в ваших сообщениях, только призываете меня залечь поглубже и воздерживаться от любых действий, способных [меня] раскрыть. Следует ли мне понять это так, что я не должен ничего делать сам и всего лишь ждать ваших инструкций?

Я опять призываю вас ответить как можно быстрее, ведь лето коротко, и дать мне знать, есть ли у меня причины надеяться, что осенью мы уйдем отсюда. Обещания «сделать все возможное» меня больше не устраивают (...)».
(См. оригинал на сайте ЦРУ или русский перевод, ранее опубликованный Rus.Lsm.lv)

Вероятнее всего, эта дезинформация была сочинена летом 1955 года и, судя по агрессивному стилю, отправителем был агент «Пилот».

ЦРУ сделало вывод, что следующим подходящим для вывоза агентов временем будет период с 11 августа до середины октября 1955 года. То есть — начало осени, когда ночи уже темные, но еще сравнительно тихие.

Вторая попытка ЦРУ была уже масштабной международной операцией нескольких разведслужб.

27 августа было получено согласие датской разведки на использование копенгагенского аэропорта Каструп в качестве базы операции и аэродрома в Ронне на Борнхольме в качестве «аэродрома подскока». Датчане прикомандировали к группе американцев двух своих специалистов-разведчиков и двух связистов и помогли оборудовать временную штаб-квартиру. Они посодействовали и с подбрасыванием командованию собственных сил противовоздушной обороны легенды о возникновении в Балтийском море некоей магнитной аномалии, требующей изучения.

Легенда была нужна, чтобы под прикрытием «магнитной аномалии» осуществить ночной полет неопознанного борта и не вызвать воздушной тревоги. Датчане также выделили тральщик своего ВМФ, задачей которого было проведение спасательной операции на море, если какой-то из американских самолетов будет сбит советской авиацией. Само ЦРУ привлекло к операции три самолета — транспортник С-54 и два одномоторных L-20. Первый L-20 должен был заниматься исследованием «магнитной аномалии» и вывезти агентов, второй стоял наготове на американской базе в Висбадене — на случай, если с первым что-то произойдет, и на аэродром вылета придется срочно возвращать двойника. (См. оригинал на сайте ЦРУ или изложение на русском, ранее опубликованное Rus.Lsm.lv)

Комитет по встрече, которая не состоялась

Оперативная игра «Метеор». Подготовка к захвату американского шпионского самолета на устроенном КГБ летном поле в Курземе. На переднем плане спиной — двое неизвестных. Во втором ряду справа налево: 1. Начальник 2-го главного управления КГБ СССР генерал-лейтенант Петр Федоров; 2. Эдвин Озолиньш (агент «Пилот»); 3. Сотрудник 2-го отдела КГБ ЛССР старший лейтенант Янис Лукашевич (с фотоаппаратом на груди); 4. Председатель КГБ ЛССР генерал-майор Янис Веверс; 5. Начальник 2-го отдела КГБ ЛССР майор Алберт Бундулис (с карманным фонариком в руках). Снимок 10 сентября 1955 года.

Столь же тщательная подготовка велась и на советской стороне.

Полученный фотоматериал свидетельствует, что среди ожидавших появления американского самолета были начальник 2-го главного управления КГБ СССР генерал-лейтенант Петр Васильевич Федотов и замначальника 2-го главного управления КГБ СССР полковник Олег Михайлович Грибанов, а также председатель КГБ ЛССР генерал-майор Янис Веверс.

Одевшись в плащ Бромберга, готовился встретить самолет и замначальника 2-го отдела КГБ ЛССР майор Альберт Бундулис, а в костюме и с фотоаппаратом на груди собрался изображать представителя советской прессы замначальника 6-го отделения 2-го отдела КГБ ЛССР старший лейтенант Янис Лукашевич. В операции участвовал и предатель — Эдвин Озолиньш, он же агент КГБ «Пилот».

Спасательная операция ЦРУ состоялась в ночь на 11 сентября 1955 года, когда маленький самолет L-20 под покровом ночи вошел в воздушное пространство СССР. К утру L-20 вернулись на Борнхольм без разведчиков. Вот рапорт об их действиях той ночью:

«Самолет миссии вернулся на Борнхольм в 04:19, не совершив посадку в зоне назначения. На допросе навигатор и пилот показали, что маршрут был пройден, как планировалось, но в связи с сильной турбуленцией они прибыли в зону цели до 00:11. Они также сообщили, что видели огни на открытом поле, которое распознали как зону приземления. Огни не были расположены в установленной форме буквы L, из-за чего они не были сочтены условленным опознавательным сигналом [recognition signal]. Экипаж решил, что это не может быть правильной зоной посадки. В поисках верной световой модели они кружили над зоной назначения около 25 минут. Покинув зону в 01:11, самолет начал возвращение на базу».
(См. оригинал на сайте ЦРУ или изложение на русском, ранее опубликованное Rus.Lsm.lv)

Оперативная игра «Метеор». Начальник 2-го отдела КГБ ЛССР майор Алберт Бундулис, одетый в плащ схваченного агента ЦРУ США Леонида Бромберга готовится встречать американский шпионский самолет. Фото сделано в ночь с 10 на 11 сентября 1955 года.

Описание этого события со стороны КГБ можно прочитать в конспекте оперативной игры «Метеор», который вел Лукашевич:

«Решение задержать самолет.
Площадка была найдена (Эзере, Пампали) и подготовлена, чтобы самолет после посадки больше не мог взлететь.
Самолет прилетел, облетел вокруг летного поля и улетел обратно.
Были поданы сигналы.
ЦРУ сообщило, что летчик не видел сигнальных огней.
Последовал острый обмен сообщениями».(3)
(Цитата в переводе с латышского. — Rus.Lsm.lv)

Этот «обмен сообщениями» можно увидеть и в материалах ЦРУ. Уже в полдень того же дня, 11 сентября, в эфире прозвучали полные возмущения упреки КГБ в связи с тем, что самолет не приземлился:

«Радиосообщение от CAMBARO/2 было получено 11 сентября в 13:00, сообщалось, что он и его партнер минувшей ночью с 22:00 до 02:00 были в зоне посадки. Ни одного самолета видно не было, но около 00:15 был слышен тихий звук самолета далеко к северу от зоны посадки. Огни были зажжены правильно, и опознавательный сигнал подан, но не привлек ни одного самолета». В конце изложения этого составленного КГБ сообщения в качестве последнего предложения значится заключение аналитиков ЦРУ: «Это сообщение, как и все предыдущие, содержит все необходимые индикаторы, указывающие на свободу от контроля [КГБ]».
(См. оригинал на сайте ЦРУ или изложение на русском, ранее опубликованное Rus.Lsm.lv)

Поскольку в распоряжении ЦРУ оказались два противоречащих друг другу донесения, летчики были отправлены на «детектор лжи».

Внутренний компас не подвел

Проверка показала, что «осознанной лжи с их стороны не было и в итоге было сделано заключение: они были искренне убеждены в том, что не допустили ошибку в навигации. Оба верили, что прибыли в предусмотренную зону посадки». Пятистраничный отчет завершался заключением:

«В обстоятельствах этого дела ничто не проявляется как легко объяснимый контроль RIS (Russian Intelligence Service — Rus.Lsm.lv). […] Мы считаем, что фактически авиаторы допустили навигационную ошибку».
(См. оригинал на сайте ЦРУ или изложение на русском, ранее опубликованное Rus.Lsm.lv)

ЦРУ считало, что все в порядке, и попытку вывоза обоих агентов следует повторить максимально быстро. Следующая миссия началась в ночь на 21 декабря 1955 года, однако «была прервана. Самолет вернулся на базу, преодолев менее трети пути [до предполагавшегося места посадки]. Агенты-авиаторы сообщили, что заблудились, однако при их допросе эта версия не подтвердилась.

Допрос также дал основания думать, что их рассказ выдуман под влиянием страха и демонстрирует их намерение отказаться от еще одной попытки.

Впоследствии использования услуг этих агентов-авиаторов было прекращено». (См. оригинал на сайте ЦРУ или русский перевод, ранее опубликованный Rus.Lsm.lv)

Таким образом, в отличие от аналитиков ЦРУ, обращавших внимание только на индикаторы безопасности в письменном тексте (а те неизменно свидетельствовали о «свободе от контроля КГБ»),

летчики видели истинную «ситуацию на земле» и заметили что-то нехорошоее. Фактически они начали саботировать операцию ЦРУ, и за это были выгнаны с работы.

Но что же они увидели на земле?

Земля в иллюминаторе

Во время Второй мировой все воюющие стороны старались забросить в тыл противника и разведчиков, и диверсантов, и создать различные партизанские формирования. Все они время от времени нуждались в доставке, в снабжении и в эвакуции из тыла противника.

Чтобы знать, где самолетам высаживать десант, сбрасывать груз или садиться, была разработана целая система сигналов. Поскольку в то время разнообразные электронные системы связи только развивались, каждое государство разрабатывало упрощенную систему сигналов — в том числе костров. С помощью последних обозначали зону десантирования или посадки. Эти сигналы должны были быть очень точными, поскольку враг в обманных целях разводил похожие костры в других местах.

Одновременно такие сигналы могли еще и сообщать, что на земле безопасно, или же ровно наоборот — что там таится опасность.

Как следует из сообщения ЦРУ,

Бромберг должен был развести костры в форме буквы L. Однако американские пилоты этого знака на земле не увидели и сесть не рискнули.

Последняя уловка агента

Хотелось бы высказать гипотезу:

Бромберг сделал это намеренно. Он предоставил КГБ неверную информацию о сигналах. Возможно, это был его последний индикатор безопасности, с помощью которого он мог подать знак своим, что схвачен. Последний индикатор на крайний случай.

Американские летчики поняли его правильно. Очевидно, они не впервые сталкивались с такой ситуацией. Сидящие же в штабах аналитики ЦРУ, как и подобает истинным буквоедам, следили за индикаторами безопасности только и единственно в текстовых сообщениях. Но те Бромберг был вынужден выдать. Так что в 1955 году США и Данию (раз уж самолет ЦРУ вылетел из Дании) от международного скандала и унижения спасли Бромберг и два пилота.

ЦРУ же так ничего и не поняло. Еще 30 апреля 1956 года директор ЦРУ Аллен Даллес получил очередной меморандум просьбой разрешить еще одну операцию вывоза агентов. В документе виден совершенно ошибочный анализ ситуации:

«Изучение сообщений агентов и анализ ситуации привели нас к твердому убеждению:

а. Чтобы в ожидании эвакуации самолетом осенью удержать агентов на месте и под нашим контролем, одних слов недостаточно.
б. Если только искренность наших намерений не будет подтверждена драматическим и конкретным действием, таким, как пролет [над Латвией и сброс контейнера со снабжением], первый агент действительно разорвет отношения [с нами], а второй предпримет независимую попытку ухода.
в. Отставка первого агента приведет лишь к тому, что [Центральное разведывательное] управление лишится услуг квалифицированного внутреннего агента.
г. Предполагается, что второй агент не сможет выбраться [из СССР], опираясь лишь на свои собственные ресурсы, и такая попытка закончится его поимкой. (Здесь видно, что ЦРУ находилось во власти подсунутой ГБ дезинформации о якобы травмированной ноге Бромберга, из-за которой тому трудно перемещаться — З.Т.)
д. Поимка этого агента неизбежно приведет к компрометации и поимке первого агента и примерно 12 субагентов.
е. Если учесть и потенциальное число осознающих и не осознающих контактов [с ЦРУ агентов] этих 12 субагентов, становится очевидно, что Советы получат превосходную возможность устроить массовый публичный суд с соответствующим пропагандистским применением.

Мы полагаем, что такой провал будет иметь куда более серьезные последствия, чем даже сбитый [американский] самолет».
(См. оригинал на сайте ЦРУ или русский перевод, ранее опубликованный Rus.Lsm.lv)

ЦРУ так и не поняло, что вся ситуация указывает на куда более честолюбивую цель КГБ СССР — захват американского шпионского самолета. Американцы не поняли это точно так же, как и то, что с 20 сентября 1952 года, когда контактный адрес прибыло первое письмо с тайнописью от агента «Пилот», они все время общались со своими противниками — советской контрразведкой. Вся информация, которую они за это время получили, была только и единственно советской дезинформацией. И у плененного Бромберга единственная возможность сообщить об этом своим появилась только 11 сентября 1955 года — с помощью уже устаревшего к тому моменту сигнала: расположения костров.

ГБ же быстро поняла, что Бромберг ее обманул.

В конспекте оперативной игры «Метеор» Лукашевич записал: «Анализ показал, что Бромберг предупредил ЦРУ о том, что он находится под контролем КГБ. Были получены сведения, что он готовится к побегу. Пытались всячески [на него] повлиять. Много говорили. Демонстрировали, что побег невозможен. Не помогло».(4) (цитата в переводе с латышского — Rus.Lsm.lv)

18 января 1956 года последовал официальный арест. Первым Бромбергу был задан вопрос:

«Как вам известно, американская разведка в феврале, сентябре и декабре 1955 года хотела осуществить вывоз вас из Латвии, однако в силу разных причин отказалась это сделать. Как вы объясните такое поведение американцев?»(5)

Вероятнее всего, услышав этот вопрос, по меньшей мере в одном смысле

Бромберг мог облегченно вздохнуть — свою миссию он выполнил.

Теперь возникал вопрос о том, какой ценой он сможет купить себе жизнь — если вообще сможет.

На допросах Бромберг говорил много и подробно. Однако ГБ так и не смогло выяснить, когда он говорил правду, а когда опять пытался обмануть. Во время следствия, для проверки сказанного Бромбергом и изучения всей американской экипировки, были назначены 7 научно-технических экспертиз радиоаппаратуры, средств тайнописи, оружия и других предметов. Все изъятые у него вещи были разобраны на мельчайшие детали, одежда распущена до последней петельки, а документы проверены всеми возможными химикалиями. До 28 июня 1956 работу еще не закончили две группы экспертов — назначенная КГБ СССР оружейная экспертиза, которая при проверке боевых патронов нашла дополнительные средства тайнописи, которые Бромберг не выдал. Бромберг был допрошен еще несколько раз, однако исчерпывающих ответов так и не дал. Кроме того, с результатами задерживалась и сформированная из местных научных кадров группа химиков, которая проверяла тайнопись на изъятых у Бромберга документах. Одновременно на протяжении всего следствия оперативный отдел КГБ ЛССР, согласуя свои действия с КГБ СССР, продолжал оперативные мероприятия(6) в игре против ЦРУ, которая полностью прекратилась лишь в декабре 1956 года.

В итоге Бромеберг выиграл себе жизнь. Военный трибунал Прибалтийского военного округа 11 июля 1956 года вынес Бромбергу смертный приговор, который 8 августа заменил 25 годами заключения и 5 годами высылки.(7) Бромберг был настолько интересным и интригующим кадром, что его уничтожение было сочтено нецелесообразным. В конце концов КГБ так и не смогло раскусить, в какой момент и кто — ЦРУ или Бромберг его обманул.

Среди старых чекистов блуждали разные версии, в том числе и о проверке номеров выданных денежных знаков, о порядке, в котором патроны были заложены в обойму и их проверке и так далее.

Рассекреченные же документы ЦРУ позволяют нам увидеть, что все, словно в хорошем триллере, произошло в самый последний момент и что предупреждение приняла не разведка, а ее агенты-летчики.

ЦРУ и в дальнейшем продолжало интересоваться судьбой своего пропавшего агента. Так, 7 января 1974 года были получены сведения от некоего информатора, опрошенного в декабре 1973 года (личные данные вымараны). Судя по содержанию документа, информатор ранее был политическим заключенным, эмигрировавшим затем на Запад, вероятнее всего, евреем по национальности. Он показал:

«1. Во врем заключения Информатора в советском трудовом лагере, он познакомился с полковником (имя неизвестно) БЛОМБЕРГОМ, родившимся в 1913 году. Информатор впервые встретил Субъекта в лагере «Потьма-11» [в Мордовии], позднее [оба] отбывали срок в лагере «Потьма-12».
2. Согласно сказанному информатором, Субъект, который умер в июле 1970 года, был латышом, работавшим на американскую разведку.
(…)
5. Субъект был приговорен к 25 годам заключения в исправительно-трудовом лагере и к 5 годам высылки. Поскольку в тот момент Субъекту было 45 лет, это означало фактически пожизненное заключение.
6. Инфоматор утверждал, что не знал имя Субъекта и что весь лагерь звал того просто «полковником Бломбергом». Информатор описал Субъекта как очень сильного мужчину, «как Джеймс Бонд», который, исключая состояние сердца, был в исключительной физической форме.
(…)
8. Информатор показал, что за время, совместно проведенное в лагере, КГБ дважды надолго вывозило Субъекта в Москву (возможно, для допросов). После проведенного в Москве времени Субъект выглядел очень изможденным. Фактически он умер вскоре после второй поездки в Москву.
9. Информатор описал Субъекта как очень серьезного и значительного человека, которого в лагере все уважали, и латыши-заключенные — в особенности.

Комментарий к вышеизложенному

10. Полковник Бломберг, вероятнее всего, идентифицируем как Леонид Бромберг (AECAMBARO/2)». (8) (цитата в переводе с латышского — Rus.Lsm.lv)

На сей раз полученные ЦРУ сведения были совершенно точными. Сохранились воспоминания бывших латышских политзаключенных, в которых к Бромбергу выражается то же полное уважения отношение.

Леонид Бромберг умер в лагере «Потьма-12» в Мордовии 28 июня 1970 года.(9)

О Николае Балодисе (AECAMUSO/3) от его живущей в США сестры поступило сообщение о том, что брата в 1969 году на рижской улице сбила машина. Однако в конспекте игры «Метеор», составленном Лукашевичем, говорится, что Балодис умер в 1980 году. (10) Скорее всего, это указывает на то, что КГБ запретило Балодису связываться с живущей в США сестрой, которой подослали ложное сообщение о смерти брата. Как мы видим, сообщение дошло и до ЦРУ. Приходится сделать вывод, что КГБ опять подбросило ЦРУ дезинформацию, не позволив заглянуть за Железный занавес.

Единственный человек, о котором ни ЦРУ тогда, ни исследователям сейчас не удалось — и не удаётся — получить никакой достоверной информации — считающийся главным предателем агент КГБ «Пилот» Эдвин Озолиньш (AECAMUSO/2).

Конспекты и заметки Лукашевича не дают ни малейшего намека на его дальнейшую судьбу.

Пост-правда на грани яви и лжи

Глядя на объем оказавшейся в архивах ЦРУ США дезинформации советской контрразведки, приходится заключить, что во время Холодной войны разведки стран Запада столкнулись противником ранее невиданной силы.

Им противостоял правивший в СССР режим, во имя будущей коммунистической утопии создавший почти идеальную тоталитарную систему, в которой государственная власть и службы безопасности контролировали полностью всё и вся.

Советские органы безопасности в целях обороны с 20-х годов ХХ века отработали совершенно новое мероприятие — дезинформацию. Ранее же даже сам термин был неизвестен.

Это была целая система дезинформации, создававшаяся, развивавшаяся и пополнявшаяся на протяжении 70 лет.

Архивы ЦРУ США открывают неожиданную и фантастическую паутину лжи, в свое время так плотно опутавшей документы ЦРУ, что аналитики этой разведслужбы были не в состоянии ее больше увидеть. КГБ удалось стереть все воспринимаемые здравым рассудком границы между ложью и реальностью.

Железный занавес был практически непробиваемым и непрозрачным. Но именно это в конце концов и привело СССР к самоизоляции, отставанию и развалу.

 

 

 

1 Jānis Vēvers. Indīgās saknes. Čekista dokumentāls apraksts. J. Moteļa literārā apdare., Rīga, Liesma., 1970., 102.lp. вернуться >
2 Jānis Vēvers. Indīgās saknes. Čekista dokumentāls apraksts. J. Moteļa literārā apdare., Rīga, Liesma., 1970., 102.lp. вернуться >
3 TSDC arhīvs. 8.f., 1. apr., 6.l., 78.lp. вернуться >
4
TSDC arhīvs. 8.f., 1. apr., 6.l., 79.lp. вернуться >
5 LNA LVA 1986.f., 1.apr., Bromberga Leonīda Petroviča apsūdzības lieta Nr. 40596., 1.sēj., 234.lp. вернуться >
6 Turpat, 4.sēj., 158.lp. вернуться >
7
Turpat, 4.sēj., 392.lp.  вернуться >
8 См. http://numbers-stations.com/CIA_Latvia/Brombergs,%20Arturs%20%20%20Vol.%202/BROMBERGS,%20ARTURS%20%20%20VOL.%202_0089.pdf  вернуться >
9 LNA LVA 1986.f., 1.apr., Bromberga Leonīda Petroviča apsūdzības lieta Nr. 40596., 4.sēj., 394.lp. вернуться >
10 TSDC arhīvs. 8.f., 1. apr., 6.l., 123.lp. вернуться >

 

 

 

 

0 комментари
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
История
Культура
Новейшее
Популярное