Тайные архивы КГБ. Шпионские игры в Латвии: методы, приемы и персоны

Ранее опубликованные Rus.Lsm.lv рассекреченные документы ЦРУ об операциях американской разведки в Латвии и ее контактах с латвийскими «лесными братьями» в массе своей являются «дезинформацией, созданной советскими спецслужбами», доказывает историк Зигмар Турчинскис. В серии статей, первую из которых Rus.Lsm.lv предлагает вниманию читателей сегодня, г-н Турчинскис описывает те же события, но анализирует их с другой стороны — опираясь в основном на документы КГБ.

СЕРИЯ

Зигмар Турчинскис — научный сотрудник Института истории Латвии ЛУ.

Подготовленный им материал был предложен к публикации под авторским заголовком «Дезинформация советской контрразведки в архиве Центрального разведывательного управления США» и с подзаголовком «Научный комментарий к публикации Lsm.lv "Лесные братья в тайных архивах ЦРУ"».

Rus.Lsm.lv опубликует статью г-на Турчинскиса в нескольких «сериях» — так же, как был опубликован и оригинальный документальный «сериал».

На русском текст публикуется в полном и согласованном с автором переводе, редакцией в текст вставлены несколько соответствующим образом атрибутированных пояснений в скобках. Материал также для удобства чтения разбит на разделы, названия большинству из которых также даны редакцией Rus.Lsm.lv. Наконец, в соответствии с принятыми на портале Lsm.lv стандартами оформления отдельные фрагменты текста выделены шрифтом. Выбор этих фрагментов также был сделан редакцией Rus.Lsm.lv.

11 июля текущего года был обнародован короткометражный фильм NATO TV о борьбе национальных партизан против советского оккупационного режима. Фильм вызвал волну агрессии и в российских официальных структурах, и в масс-медиа. Первой — и громче всего — высказалась глава пресс-службы МИД России Мария Захарова, в сообщении от 12 июня назвавшая национальных партизан «недобитыми фашистами». Среди прочего, она в своей истерике упомянула и открытые архивы ЦРУ США, таким образом указав, где следует искать «истину».

И латвийские СМИ попались. 29 июля Rus.Lsm.lv начал публиковать, а Lsm.lv перепубликовывать документальную серию «Лесные братья в тайных архивах ЦРУ» — в общей сложности семь публикаций, в которых цитируются документы из рассекреченных материалов ЦРУ с небольшими пояснениями авторов. Материал был хорош — «горячий» и актуальный. С точки зрения журналистики реакция — выдающаяся. У историков не запросили научного пояснения? Да зачем оно нужно? Почти как в приписываемом Ленину высказывании, что каждая домохозяйка может руководить государством, так и каждый может быть историком.

Никакой связи с «лесными братьями»

Нужно сразу сказать: ни один из опубликованных документов никак не связан с национальными партизанами — «лесными братьями».

Все опубликованные в серии документы из архивов ЦРУ, якобы составленные национальными партизанами — политические отчеты о положении в оккупированной Латвии, сообщения о движении сопротивления, просьбы национальных партизан о помощи и т.д. — дезинформация, созданная советскими контрразведывательными службами. Все.

В целом эти материалы рассказывают совсем другую историю — о борьбе разведок и контрразведок Запада и СССР в годы Холодной войны.

Чтобы дальнейшее было понятно, сначала дадим пояснение, что именно в то время КГБ понимало под дезинформацией. У КГБ СССР был свой «университет» — Высшая краснознаменная школа Комитета Государственной Безопасности при Совете Министров СССР им. Ф. Э. Дзержинского. В ней для нужд учебного процесса в 1972 году был издан «Контрразведывательный словарь». В нем обнаруживаются целых три термина: дезинформация («дезинформационные сведения»), оперативная дезинформация и дезинформирование.

ТЕРМИНОЛОГИЯ

  • Дезинформация — специально подготовленные сведения, используемые для создания у противника неправильных представлений о действительности, на основании которых он может принимать решения, выгодные дезинформирующей стороне (...)

 

  • Оперативная дезинформация — метод оперативной деятельности, заключающийся в доведении до противника таких заранее подготовленных сведений, которые создают у него неправильное представление о деятельности контрразведки (планах, силах, средствах и т. д.) и могут способствовать принятию противником выгодных ей решений (…)

 

  • Дезинформирование — метод оперативной деятельности, заключающийся в доведении дезинформационных сведений до противника или третьих лиц с целью введении их в заблуждение.

 

  • Игра оперативная — система контрразведывательных операций и мероприятий, в ходе которых орган государственной безопасности от имени и при участии своего агента, действующего в составе агентурного аппарата противника, с использованием полученных им от вражеской разведки средств связи, систематически направляет противнику различного рода дезинформационные сведения и отчеты агента с легендированными данными. Таким образом, действия противника оказываются под контролем органов КГБ и с помощью агента направляются в выгодном им направлении (...) В случаях, когда это целесообразно (...), в И.О. с противником (...) могут также использоваться (...) арестованные агенты капиталистических разведок (...) о провале и аресте которых противник не знает.

Источник: «Контрразведывательный словарь»

Чтобы читатель понял эти действия КГБ в прошлом и не попался на подобные провокации России сегодня, хотелось бы дать научное пояснение опубликованным Lsm.lv архивным материалам ЦРУ США, а также рассказать о ранее неизвестном факте. Его упусти в 50-е годы прошлого века аналитики ЦРУ США и о нем старались в 80-е годы умолчать пропагандисты КГБ.

Выдвинутой руководством КГБ СССР

высшей целью оперативной игры был захват американского шпионского самолета, который должен был произойти 11 сентября 1955 года в Курземе. Эта операция провалилась.

О том, как обе стороны противостояния дошли до нее, и почему операция сорвалась, и будет этот рассказ.

Что и откуда нам известно

Начать необходимо с того, что сейчас в Интернете нам публично доступны две неравноценных группы источников сведений о борьбе спецслужб в годы Холодной войны. Первая — действительно первоисточники из архивов ЦРУ США: планы, инструкции, приказы, сообщения, отчеты и т.д. Вторая — созданная КГБ дезинформация — «Справка № 5038 по материалам архивного дела Lursens-S (оперативная игра КГБ ЛССР с английской разведкой в 1948-1954 годах)». Справку в целях пропаганды (дезинформации) подготовила группа ветеранов чека на основании материалов оперативной игры КГБ.

Но есть еще и третья и четвертая группа источников, доступных исследователям, однако до сих пор остававшихся незамеченными и неиспользованными. В первую очередь это записи, черновики, различные заметки, пометки и таблицы, появившиеся в процессе подготовки этой справки КГБ*. И эта группа источников почти равноценна, хотя по объему и несоизмеримо меньше материалов архива КГБ.

Почему эти материалы до сих пор оставались незамеченными и неиспользованными? В первую очередь потому, что у нас в Латвии слишком мало исследователей- профессионалов, которые способны работать с такими материалами. Во-вторых, пока не были доступны архивы ЦРУ, обнаруженные в Латвии материалы советской стороны был слишком односторонними, что не давало возможности создать логичную общую картину событий. Именно по этой причине до сих пор латвийские исследователи широко не использовали и не анализировали и четвертую возможную группу источников — обвинительные заключения обоих осужденных советской стороной разведчиков ЦРУ Леонида Зариньша и Леонида Бромбергса**.

Чтобы приступить к главной теме — обнаруживаемой в архивах ЦРУ дезинформации советской контрразведки и шпионскому противостоянию во времена Холодной войны, следует понять, как в 80-е годы ХХ века создавалась советская дезинформация, которую тогда официально называли «контрпропагандистскими мероприятиями», направленными против «идеологических диверсий империалистов».

Как КГБ писал историю. Советская дезинформация в 80-е годы ХХ века

В начале десятилетия абсурдная советская экономическая система переживала кризис. Подлинным шоком для Москвы стали волнения в Польше и создание движения «Солидарность» осенью 1980-го. Руководство СССР воспринимало его в пределах своего понимания мира, сочтя, что «американский империализм (…) развернул необъявленную политическую войну против Советского Союза» (цитата дается в переводе с латышского — Rus.Lsm.lv).

Одной из мер противодействия стало усиление идеологической борьбы в исторических вопросах. В Институте марксизма-ленинизма при ЦК КПСС была сформирована группа ученых, задачей которой было «разоблачать антикоммунистические фальсификации в национальных вопросах». В Балтии три Института истории партии при соответствующих республиканских ЦК начали готовить и с 1985 года публиковать статьи, сборники документов и серии монографий о социалистических революциях 1940 года в Латвии, Литве и Эстонии, социалистических преобразованиях, классовой борьбе и борьбе против злобных западных империалистов и их агентов.

Эта

«классовая борьба» в советской терминологии в значительной степени означала борьбу против национальных движений сопротивления — национальных партизан и подпольных организаций, и, вместе с борьбой с западными агентами, затрагивала историю деятельности КГБ.

Причастность КГБ к преподнесению этих исторических вопросов лучше всего видна в материалах архивов Литвы. Там КГБ оставило гораздо больший объем различных документов — приказов, инструкций, распоряжений и т.д. Сверхзадачи были идентичными, отличались (с учетом специфики каждой советской республики) только тактические направления деятельности. Так, 24 марта 1987 года справка за подписью начальника Первого отдела КГБ ЛитССР гласит:

«В ЦК КП Литвы поступило Постановление Политбюро ЦК КПСС от 25.02.1987 года «О мерах по противодействию идеологическим диверсиям против республик Советской Прибалтики».

В Постановлении указывается:

(...) ЦК Компартии Литвы, Латвии, Эстонии оказать содействие в комплектовании делегаций, в подготовке необходимых пропагандистских материалов. Обеспечить и совместно с КГБ осуществить наступательные мероприятия, направленные на нейтрализацию антисоветских кампаний центров реакционной прибалтийской эмиграции».

Председатель КГБ ЛитССР Эйсмунтас 19 октября 1988 года утвердил «План контрпропагандистских мероприятий по разъяснению населению республики сущности политических процессов 30-х — 40-х годов в Литве»:

«В последнее время в связи с происходящими в СССР процессами демократизации и гласности значительно возрос интерес населения республики к событиям 1930-1940 гг. (...) причем отдельные авторы трактуют события 30-ч — 40-х годов в Прибалтике с внеклассовых, псевдоисторических позиций. (...)

Для разоблачения подобных попыток, оказания положительного идеологического воздействия на население республики (...) [следует] организовать публикацию в республиканской печати цикла [cоответствующих] статей. (...)

К обработке и подготовке для публикации указанных материалов привлечь резидентов «Рашидова», «Дымова», агента «Ореста». Редактирование статей поручить агенту «Каралюсу».

Самое важное, что нам показывают эти доступные в Литве документы — это механизм деятельности системы: постановления московского Политбюро ЦК КПСС доводились «на места», где следовали соответствующие действия. Связанными же с историей КГБ вопросами занимались только и единственно резиденты и агенты чека.

Ту же систему мы можем увидеть и в Латвии. Например, 19 октября 1987 года Госкомитет по телевидению и радиовещанию ЛССР получил заявление Дишлера Индулиса Карловича***:

«По предложению т. Лукашевича передаю в ваше распоряжение для дальнейшего использования в историко-политических и контрпропагандистских передачах материал о махинациях буржуазных националистов на заключительном этапе Великой Отечественной войны (…) Фактологический материал исследован и проверен в сотрудничестве с канд. ист. наук Я. Дзинтарсом» (цитата дана в переводе с латышского — Rus.Lsm.lv)

Индулис Дишлерс был бывшим курелисовцем, политрепрессированным. Уже началось движение Атмоды, когда в 1989 году под псевдонимом «Освальд Эглите» была издана его книга «В болоте теней» (Ēnas purvā), в которой он оболгал курелисовцев.

Кто же эти два персонажа, Лукашевич и Дзинтарс, по приглашению которых Дишлерс бросился клеветать на своих бывших боевых товарищей?

Янис Лукашевич на тот момент был уже отставным генерал-майором Первого главного управления (внешняя разведка) КГБ СССР. Свою карьеру он начал в сороковых годах как радиооператор НКГБ, позднее стал оперуполномоченным отдела контрразведки. В 50-е годы был заместителем начальника и Первого (разведка), и Второго (контрразведка) отделов КГБ ЛССР. В 60-е стал начальником Первого отдела, заместителем председателя КГБ ЛССР. Под псевдонимом «Яков Константинович Букашов» работал в советской резидентуре в Лондоне. В семидесятые годы был уволен в запас.

Янис Дзинтарс (настоящее имя Валдис Клуцис) на тот момент был сотрудником Института истории Академии наук ЛССР. Карьеру в советских оккупационных структурах начал как комсорг Либагской волости Талсинского уезда. Позднее работал старшим оперуполномоченным в вентспилсском районном отделе чека. За слишком брутальное обращение с арестованными вылетел с работы. В середине 50-х продолжал карьеру в структурах компартии. С 1961 года — сотрудник Института истории Академии наук ЛССР.

Одновременно он в публично доступных материалах**** идентифицируется как источник информации КГБ «Седой». Одно из порученных им Комитетом госбезопасности заданий было поддержание связи с ученым остзейского происхождения Дитрихом Лебером (Dietrich A. Loeber). В середине 80-х

он получил новое задание — разъяснение правильной истории.

Остается лишь вопрос о статусе Дзинтарса: вероятнее всего, он был не просто агентом, а резидентом. «Контрразведывательный словарь» сообщает о резидентах:

«Резидент — внештатный секретный сотрудник органов государственной безопасности, руководящий группой агентов или доверенных лиц. В качестве Р. вербуются члены КПСС и ВЛКСМ, не занимающие руководящего положения в партийных и комсомольских организациях, бывшие работники КГБ и некоторые другие лица».

Янис Дзинтарс, как член компартии и бывший сотрудник КГБ, очевидно соответствует именно статусу резидента. В упомянутом выше документе КГБ ЛитССР

вопросами истории поручается заниматься двум резидентам — скорее всего, членам компартии, тесно связанным с КГБ.

Итак, Янис Лукашевич и Янис Дзинтарс против «идеологических диверсий» врага боролись сообща. Лукашевич как генерал устанавливал и согласовывал с Москвой направления деятельности и темы, разыскивал связанных с КГБ людей, готовых принять участие в «контрпропагандистских мероприятиях». В свою очередь Дзинтарс как советский историк скрупулезно следил за соответствием публикуемых материалов всем идеологическим требованиям компартии.

Разумеется, у каждого из них были и свои любимые темы. Янис Дзинтарс специализировался на направлении своей юности — писал о борьбе с национальными партизанами (например «Латышская фашистская буржуазия на службе гитлеровской разведки»). Его статьи и серии статей с подобными заголовками регулярно появлялись в газетах Cīņa, Padomju Jaunatne и региональной прессе. Латвийское телевидение в 1985 и в 1986 году по концепции Дзинтарса даже сняло два цикла документальных фильмов — «По следам оборотня» и «Конец оборотня». Каждый — в шесть серий.

Янис Лукашевич также обращался к делам собственной молодости. Он в свое время принимал участие в контрразведывательной игре против британской разведслужбы MI-6 и американской ЦРУ. В середине 80-х Лукашевича повлекло в сентиментальность, и он написал так и не опубликованные мемуары об этой игре

«Долгий поединок. Документальный очерк о подрывной деятельности английской разведки в Латвийской ССР в послевоенный период и о том, как органам госбезопасности удалось парализовать потуги "Сикрит интеллидженс сервис"»*****.

КГБ признал, что Лукашевич нашел подлинный материал, который после соответствующей обработки и адаптации можно выпустить в общественное обращение. Для этого было несколько причин, и внешне-, и внутриполитических:

Во-первых, поскольку игра на оккупированной территории Латвии велась против агентов MI-6 — латышей, против них были сконцентрированы почти все доступные на тот момент чека латышские национальные кадры, и лучшие оперативные сотрудники, и агенты. Таким образом,

операцию можно было выдать за борьбу латышского народа против агентов западного империализма.

Во-вторых, эта игра завершилась тяжелым провалом британских разведслужб. В начале 80-х, когда и СССР, и вся советская система переживала кризис (который коммунисты в рамках своего мировоззрения считали новым злодейством западных империалистов),

появлялась возможность показать, насколько могучими были службы безопасности СССР в прошлом и насколько они сильны и теперь.

В-третьих, с помощью такого рассказа можно было скрыть неудачу, к которой в конце концов привела оперативная игра против американской разведки. Речь идет о провалившейся попытке захватить американский шпионский самолет. К тому моменту

КГБ так и не понял, заметило ли ЦРУ это фиаско.

Поэтому, невзирая на то, что главными врагами были американцы, пространнее говорить пришлось о борьбе с британской разведслужбой.

Для переработки и адаптации подготовленного Лукашевичем материала к последующему публичному использованию были привлечены еще два отставных сотрудника чека — подполковник Николай Ларионов и майор Казимир Кипурс. Начальник Второго (контрразведывательного) отдела КГБ ЛССР полковник Янис Кирштейнс 4 февраля 1986 года утвердил подготовленный этой троицей материал — «Справка № 5038 по материалам архивного дела Lursens-S (оперативная игра КГБ ЛССР с английской разведкой в 1948-1954 годах)».

Фактически эта справка изначально предназначалась не для местного, а для международного потребления.

Информацию передали продюсеру BBC Тому Боверу. В августе 1987 года в Ригу прибыла съемочная группа BBC, которая вместе с Латвийским телевидением сняла документальный фильм «Красная паутина» (The Red Web). Для съемок были подняты в ружье бывшие оперативники и спецагенты, рассказывавшие о своих былых подвигах. В Ригу из Москвы специально для съемок первый и единственный раз привезли бывшего советского супершпиона Кима Филби. В съемах активно участвовал Андрис Траутманис, отставной офицер КГБ. В гостиной его квартиры была снята беседа Лукашевича с Филби. Только после завершения съемок было принято решение показать смонтированный из отснятого материала местный вариант под названием «Игра» (Spēle). Он был показан по Латвийскому телевидению зимой 1987-88 годов.

Ким Филби в Латвии, у ресторана «Сените», в октябре 1987 года. Слева направо: Янис Лукашевиц, Андрис Траутманис, Ким Филби и его жена Руфина Ивановна Пухова, неизвестный, сопровождавший Филби из Москвы.

Положение советского оккупационного режима в 1987 году с каждым днем становилось все более тревожным. В попытке спасти хоть что-то, гласности была предана и история о борьбе чекистов с агентами американских империалистов. Янису Лапсе и Николаю Кокоревичу, журналистам с писательскими претензиями, ранее работавшим под бдительным присмотром историка КГБ «Седого», были выданы два дела. Во-первых, методичка, в 1969 году написанная бывшим председателем КГБ ЛССР Янисом Веверсом для нужд Высшей школы КГБ — «Обзор оперативной игры с американской разведкой (по агентурному делу «Метеор»)». Во-вторых — собственноручно составленный Янисом Лукашевичем «Конспект контрольно-наблюдательного дела МЕТЕОР арх. № 31448 на 68 страницах»****** (оба названия даны в переводе с латышского — Rus.Lsm.lv).

Два писаки произвели литературный труд под названием «Незваные гости» (Nelūgtie viesi). Перед публикацией текст, однако, подвергся основательной цензуре. Из выданного Лукашевичем материала в основном была взята информация о похождениях агента чека Эдвина Озолиньша в Швеции и в шпионской школе ЦРУ в Германии. Сам ход оперативной игры в Латвии пересказывается в интерпретации Веверса, обходящей неудачную попытку захватить шпионский самолет ЦРУ. В августе и сентябре 1987 года статью «Незваные гости» опубликовал******* журнал Zvaigzne. Однако, в отличие от показанной по телевидению истории про игру чекистов против британцев, этот рассказ большого резонанса не получил и быстро исчез в водовороте надвигавшихся событий Атмоды.

Таким образом, можно сделать вывод, что

в середине 80-х КГБ с помощью своих отставных сотрудников и агентуры очень активно включился в разъяснение вопросов истории, пытаясь на базе былых успехов развернуть новую кампанию дезинформации

с целью повлиять на общественное мнение и внутри-, и внешнеполитически. Это «активное мероприятие» КГБ входил в развернутую КПСС идеологическую борьбу против «американских империалистов». Интересно, что

всяческие курировавшиеся компартией сочинения о «социалистических революциях» в Балтии давно уже попали на свалку истории, а результаты «активного мероприятия» КГБ продолжают жить

в наши дни и переписываются из одной работы в другую.

Пример тому — сделанные сотрудниками латвийского Центра документирования последствий тоталитаризма нелепые выводы: «Уже в 1945 году (…) у руководителя отдела НКГБ ЛССР Яниса Лукашевича появилась идея (…) выдать сотрудников и агентов структуры безопасности за борцов национального движения сопротивления. (…) Благодаря профессионализму сотрудников НКГБ ЛССР началась игра, в ходе которой КГБ ЛССР долгое время успешно контролировал деятельность разведки Великобритании в Латвии********».

Таким образом, в свое время и

Центр документирования последствий тоталитаризма пошел именно по дорожке, которую проложила в 1980-е советская кампания дезинформации.

Продолжение следует.

 

 

* TSDC arhīvs, 8. fonds, 1. apr., 3., 5., 6. lieta “Latvijas PSR VDK ģenerālmajors Jānis Lukašēvičs “Lursens” pieraksti 1968. – 1987.” вернуться >
** LNA LVA 1986.f., 1.apr., Zariņa Leonīda Nikolajeviča apsūdzības lieta Nr. 21841; LNA LVA 1986.f., 1.apr., Bromberga Leonīda Petroviča apsūdzības lieta Nr. 40596. вернуться >
*** TSDC arhīvs, 8. f., 1.apr., 6. l., 146.lp. вернуться >
**** Latvijas Okupācijas muzejs. Izstāde “Čekas vēsture Latvijā”. вернуться >
***** Документ находится в распоряжении автора. вернуться >
****** TSDC arhīvs, 8.f., 1.apr., 6.lp. 55. – 123. lp. вернуться >
******* Nikolajs Kokorēvičs, Jānis Lapsa. Nelūgtie viesi. Zvaigzne, 1987, augusts – septembris. вернуться >
******** Ritvars Jansons, Indulis Zālīte. LPSR valsts drošības dienesta izveidošana un tā represīvie uzdevumi. Krājumā: Totalitārie režīmi un to represijas Latvijā 1940. – 1956. gadā. Latvijas vēsturnieku komisijas raksti 3. sējums, Rīga, 2001., Latvijas vēstures institūta apgāds, 388. – 389. lpp. вернуться >

 

0
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
История
Культура
Новейшее
Популярное