#LV99плюс Остзейцы высокомерны к латышам

Эта публикация появилась в рамках проекта #LV99плюс, посвященного столетию Латвии. На протяжении года он позволит со сдвигом в 100 лет следовать за событиями, приведшими к независимости. Автор — один из виртуальных (но не фейковых!) персонажей, «появившихся» на свет для участия в проекте #LV99плюс — реконструкции современными средствами событий, разворачивавшихся 100 лет назад в Латвии и в регионе.

ПЕРСОНАЖ

Николай Балашов, 45 лет (родился 12 июня 1872 года).

Интеллектуал, член партии кадетов. До войны был преподавателем русского языка и истории в Academia Petrina (Митавской мужской гимназии). В 1915 году гимназию эвакуировали в Таганрог. Николай, однако, остался в городе — из-за жены, балтийской немки Эмилии, которая уезжать не хотела. Николай — один из немногих русских, оставшихся в Елгаве (Митаве) и после ее занятия немецкими частями. В рамках проекта  #LV99плюс Николай время от времени делает заметки в дневнике и записи в Facebook.

В поезде сегодня* стал свидетелем живой полемики, пикировки даже. Со мной в Митаву отправился, видимо, некий чиновник Обер-Оста и рижский бюргер-немец.

Из беседы можно было понять, что они представлены друг другу недавно и свел их долг посетить обилие каких-то собраний, устраиваемых митавскими остзейцами.

В центре прений были латыши. Бюргер начал изливать все худое, что полагал о народности. Латыши опасны, лукавы и нелояльны. Значительная их часть — большевики, только и выжидающие, чтобы именем революции пустить немецкую кровь.

Порядочных в новой Великой Германии следует превратить в честных немцев. Остальных же или силой перевоспитать, или выгнать в Россию.

Чиновник Обер-Оста с этим ни за что не хотел согласиться. Он ежедневно общался с множеством представителей латышской народности, и они производили весьма благоприятное впечатление. Одно только удерживает их от искренней поддержки германского кайзера — те же остзейцы. Все эти их чрезмерные требования к их, остзейцев, будущему в Великой Германии препятствуют хорошим отношениям с латышской интеллигенцией.

Невозможно назвать человека паршивой овцой и получить его расположение.

Бюргер подобный ответ получить никак не ожидал и вспылил. Спор перешел к вопросу, культурный ли народ латыши. Аргументы перемежались более или менее скрытыми обвинениями. Бюргер пенял всему Обер-Осту, что тот сует нос, куда не следует. Чиновник же указывал на чрезмерное высокомерие остзейцев, полагая его ныне фактором более дестабилизирующим, чем какой угодно латышский революционный дух. Этим диспут и завершился. Остаток пути спорщики провели в безмолвии.

ПРОЕКТ

#LV99плюс включает в себя и попытку реконструкции исторической реальности в сети Facebook.

Чиновника митавские немцы, вестимо, примут не особенно тепло. Сам же я молча соглашался со всем, что тот говорил.

Остзейцы — все более активные ораторы, их пьянит упование на скорую победу, и в последнее время в своих высказываниях они не знают меры.

И латышская народность, конечно, эти громкие речи не может не услышать. А посреди всего этого — Обер-Ост, и его больше заботит порядок. У чиновников чаще находится значительно больше общего с образованными латышами, чем с немецкими дворянами или городскими патрициями.

(* 1918 год, 12 января. Запись в дневнике.)

0 комментари
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
История
Культура
Новейшее
Популярное