Что и почему нужно знать о виднейших латышских большевиках

В 1917 году сильнейшей латвийской политической партией является Социал-демократия Латвии (СДЛ). До Первой мировой войны — это численно крупнейшая организация в Российской социал-демократической рабочей партии, к которой латвийские социал-демократы присоединились после Революции 1905 года.

Во главе СДЛ стоят способные ораторы, идеологи и организаторы, играющие важную роль и в латвийской, и в российской истории. В преддверии Первой мировой войны первое место в латвийской партии получает наиболее радикальное социал-демократическое направление — большевики.

1. Петерис Стучка (1865-1932)

После трагической гибели Яниса Янсона-Брауна (на пароходе, потопленном германской подлодкой в Северном море в 1917 году) Петерис (Пётр) Стучка превращается в бесспорного лидера СДЛ. Он, хорошо образованный, интеллигентный и прагматичный — ветеран революционного движения.

После Октябрьского переворота Стучка становится первым российским комиссаром юстиции и закладывает основания советской правовой системы.

Позже, в конце 1918-го — начале 1919 года, Стучка возглавляет правительство Советской Латвии. После ее падения Стучка, вернувшись в Россию, больше не достигает таких высот власти, как в 1917-1918 годах. Стучка умирает в Москве в 1932 году, его хоронят у Кремлевской стены.

2. Фрицис Розиньш (1870-1919)

Еще одним видным лидером латвийских большевиков становится Фрицис Розиньш (Фридрих Розинь). В революционном подполье его знают под псевдонимом Козерог (Āzis). Февральскую революцию Розиньш встречает в эмиграции в США. После возвращения становится главой Республики Исколата, занимает пост председателя исполкома Совета рабочих, солдатских и безземельных депутатов Латвии.

Потом Розиньш работает в России заместителем народного комиссара по делам национальностей (этот пост занимал Иосиф Сталин), комиссаром по латышским делам.

В 1919 году в правительстве Советской Латвии он исполняет обязанности комиссара земледелия. Весной 1919 года Розиньш внезапно заболевает (возможно, воспалением легких) и умирает.

3. Юлий Карлис Данишевскис (1884-1938)

Юлий Данишевскис (Карл Юлий Данишевский) принадлежит ко второму поколению латвийских социалистов, которому не выпало пережить время романтического и очень наивного «новотеченского» социализма (1893-1897).

Он к идеям социализма приходит уже после распада «нового течения» в 1900 году, и является одним из активных участников Революции 1905 года.

В 1917 году Данишевскис быстро поднимается по партийной карьерной лестнице. Это происходит главным образом благодаря хорошим ораторским качествам и все возрастающему радикализму.

Он возглавляет главную латвийскую большевистскую газету Cīņa («Борьба»), является членом Рижского совета и Исколата.

После взятия Риги он со многими другими большевиками остается в оккупированном германцами городе.

Звездный час Данишевскиса приходит немного позже — в 1918-1920 гг. Сперва он становится членом Революционного военного совета Республики, что было одним из самых высоких постов в военной иерархии Советской России;

после этого — фактическим руководителем армии Советской Латвии.

И, наконец — председателем Революционного военного Трибунала РСФСР.

Почему это важно: латвийские большевики были социально неправильного происхождения

Большинство латвийских большевиков родились в семьях состоятельных, даже богатых латвийских крестьян. Позже социалисты таких зажиточных хозяев будут презрительно называть «серыми баронами». Стучка в этом смысле является особенно ярким примером. Его отец — не только самый богатый крестьянин округи, но и активный участник национального движения. Его большие доходы позволяют сыну получить прекрасное образование (Юридический факультет С.-Петербургского университета) и начать карьеру адвоката.

После завершения учебы Стучка занимает большую квартиру в центре Риги и ведет совершенно «буржуазный» образ жизни.

Это хорошие годы, во время которых они со своим другом Янисом Плиекшансом (Райнисом) поочередно руководят «Ежедневным листком» (Dienas Lapa). Стучка читает марксистскую литературу и водится с другими сторонниками социалистических идей. И правда, до самой Революции 1905 года Райнис радикальнее избалованного хорошей жизнью Петериса. Даже в ссылку в Сибирь после ареста «новотеченцев» Стучка отправляется с размахом: по пути в Москве посещает театральные представления.

ПРОЕКТ

Эта публикация появилась в рамках проекта #LV99плюс, посвященного столетию Латвии. На протяжении года Rus.Lsm.lv будет со сдвигом в 100 лет следовать за событиями, приведшими к независимости. Проект включает в себя и попытку реконструкции исторической реальности в группе в Facebook. Этим «займутся» персонажи, как бы живущие в то время и рассказывающие о нем. Они — виртуальные, но ни в коем случае не «фейки», а, скорее, актеры, играющие в исторической постановке.

Многие другие защитники рабочих, безземельников и прочих дискриминируемых и эксплуатируемых элементов тоже оказываются выходцами из состоятельных семей. Это, в частности, относится и к Розиньшу и Данишевскису.

Еще одна черта, которая объединяет почти всех латвийских большевиков, — это многие годы, проведенные в тюрьмах, ссылках или эмиграции. Кажется, именно несоразмерные репрессии царского режима большую часть хорошо образованной молодежи превращают в революционеров. Конформизм же народно-национального движения, в свою очередь, толкает их в объятия большевистского интернационализма. Идею самостоятельности Латвии они считают неприемлемой и даже опасной.

Латвийскую большевистскую партию создали люди молодые (52-летний Стучка и 47-летний Розиньш были одними из самых старых большевиков), интеллигентные и закаленные в репрессиях царской (а также немецкой оккупационной) власти. В 1919 году у них появилась возможность социалистическую мечту реализовать в латвийской жизни. Результатом стала полная катастрофа. В конце 1930-х большинство погибло в сталинском «Большом терроре».

0 комментари
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
История
Культура
Новейшее
Популярное