Я думаю, что Собчак с «дядей Володей» о чем-то договорилась — политолог

«Наивно верить, что Собчак вдруг сама спустилась на сцену, как бог из машины на веревке. Нет, конечно, ей помогли спуститься», — так политолог Дмитрий Орешкин в эфире программы «Точки над i» LTV7 прокомментировал решение Ксении Собчак баллотироваться в президенты России на выборах, которые состоятся в 2018 году. С Орешкиным согласились и другие аналитики.

«У нас очень непонятная ситуация. Важно понять, соберем подписи — не соберем, зарегистрируют — не зарегистрируют, потому что до конца никто не знает, есть ли договоренность с Кремлем. Даже те, кого она [Ксения Собчак] позвала с собой. По крайней мере, нам сказали, что их нет. Я склонна верить Ксении», — заявила Елена Лукьянова, адвокат, преподаватель российской Высшей школы экономики, участник предвыборной команды Собчак.

По мнению политолога Андрея Бердникова, убедительнее пока звучат аргументы тех, кто считает, что между Собчак и Кремлем есть договоренность.

«Однозначно, амбиции самой Собчак играют роль. Вопрос, как далеко ей дадут пойти... Ясно, что власть российская заинтересована, чтобы был альтернативный кандидат»,

— добавил он.

Бердников перечислил основные аргументы, которые приводят в пользу того, что у Собчак есть договоренности с Кремлем. Во-первых, для регистрации ей необходимо собрать 300 тысяч подписей, а также начать кампанию, что в короткий срок сделать очень сложно. Кроме того, ее кандидатура — в отличие от Алексея Навального — не замалчивается федеральными каналами. «Те эксперты, которые мне симпатичны на российской стороне, склоняются к той точке зрения, что договоренность есть».

«Я достаточно слежу за этими вопросами, и все-таки я бы сказал, я склоняюсь к тому, что договоренность с Кремлем — на каком уровне, на каких стадиях — существует», — считает Карлис Даукштс, политолог, профессор-эмерит Балтийской международной академии.

Он отметил, что в сентябре уже велись разговоры о том, что Кремль ищет к выборам для Владимира Путина «спарринг-партнера». Даукштс подчеркнул, что готов говорить в адрес Собчак комплименты — по поводу ее смелости, сильного характера.

«Я думаю, что она с дядей Володей о чем-то договорилась, — добавил он... Нужно задать сакраментальный вопрос — кому это выгодно».

Когда начались первые разговоры о поиске «спарринг-партнера» для Путина, упоминали и кандидатуру Собчак, однако в тот момент она достаточно резко эту информацию опровергла.

«Больше всего это похоже на то, что в Кремле идет внутренняя дискуссия. Обычно, когда объясняют ситуацию в России, говорят, что Кремль многобашенный. Условно говоря, одна башня с другой каким-то образом спорили, и этот фальстарт, этот слив был инструментом как раз спугнуть ее, спугнуть команду, которая ее двигала, с тем, чтобы они, увидев реакцию общества на такой слив... как-то выбрали другого», — уверен политолог Андрей Рыбалов.

Лукьянова, однако, не согласна с такой точкой зрения. Она подчеркнула, что решение баллотироваться — очень трудное, поэтому Собчак тянула с его принятием. Кроме того, Ксения, возможно, как раз и задумалась о выдвижении своей кандидатуры, когда начались разговоры о «спарринг-партнере».

«Ксения, в любом случае, человек с собственной волей, который делает, что считает нужным. Я 100% уверен, что она где-то с кем-то говорила, где-то с кем-то договорилась... Да, она согласилась, возможно, действовать в рамках какой-то стратегии, согласилась на какие-то условия, но это абсолютно свободный человек»,

— подчеркнул Рыбалов.

Лукьянова подтведила: да, о своем выдвижении Собчак действительно говорила с Путиным «Если это твой крестный папа, если это человек, которого ты знаешь с детства, наверное, это неприлично — делать что-то за глаза. Ты идешь и его уведомляешь... Это честно, это порядочно, это нормально»

«Здесь есть такая проблема, что не слишком это все естественно. С одной стороны, это дочка бывшего начальника [под началом Анатолия Собчака, отца Ксении, Путин работал в мэрии Санкт-Петербурга — Rus.lsm.lv], это крестная, которую он называет на «ты», «Ксюша».

И здесь, я думаю, будет интересно, как эти личные отношения войдут или не войдут. Наверное, какой-то элемент договоренность должен быть — как далеко ты заходишь на личном»,

— указал Андрис Спрудс, глава Латвийского института внешней политики.

«Для меня это репутационный риск, если она креатура Кремля. А с другой стороны, в общем, мне все равно, потому что уже невозможно в старом формате жить, работать. Нужно что-то новое», — призналась Лукьянова.

Спрудс указал: важно понять, кто рискует больше — Кремль, оппозиция или сама Ксения Собчак. «Если с Ксенией Собчак все время будет эта ассоциация, что это проект [Кремля], и Кремль даже может играть в эту игру — если она даже не проект, он может играть в игру, что она проект. И это вопрос доверия — к оппозиции... Было ясно, что Навальный, хотя и были договоренности, не проект Кремля, но здесь этот вопрос останется. И, по большому счету, есть риск дискредитации всего нового свежего поколения политиков и нового подхода... Я здесь больше вижу риска не для Ксении Собчак, а для оппозиции нового поколения»

«Здесь очень важно понимать, что есть проект Кремля. Например, если они ее тестируют для 2024 года как возможного демократического преемника... может, ей лучше, в конце концов, быть проектом Кремля?.. Если альтернатива этому проекту — кровавая революция»,

— отметил Рыбалов.

«Надо понимать степень узости коридора, в котором находится Владимир Путин или его люди. Когда они продумывали эту акцию — а они, естественно, ее продумывали, тут не надо быть аналитиком — им надо было нейтрализовать Навального, им надо было предложить раздраженному городскому избирателю какую-то альтернативу. Когда они думали про госпожу Собчак, естественно, они думали, что ей дается своего рода карт-бланш: она может говорить все, что угодно, она может говорить даже про Крым... Ничего удивительного в этом нет, говорить теперь, что Кремль в ужасе, никаких оснований тоже нет. Ей было разрешено участвовать, значит, ей было разрешено говорить то, что она считает нужным — до определенного предела. Предел заключается в том, что нельзя критиковать лично Владимира Путина...

Наивно верить, что Собчак вдруг сама спустилась на сцену, как бог из машины на веревке. Нет, конечно, ей помогли спуститься, и понятно, откуда это происходило...

И в рамках этого проекта у Собчак довольно широкие возможности говорить то, что она считает нужным, и это полезно для страны. Полезно отрезвить и услышать другую точку зрения, в том числе с федеральных каналов. Она это сможет сделать», — считает политолог Владимир Орешкин.

«Здесь нужно применить логику из фильма «Матрица», где Нео — порождение системы, которое является инструментом изменения системы. Так и тут. Система в каком-то смысле порождает кандидата Собчак, чтобы кандидат Собчак помогала системе меняться», — уверен Рыбалов.

«Мне кажется, в России все-таки есть усталость от той власти, которая сейчас.

Здесь есть какая-то динамика, которая будет тем более давить на нынешнюю элиту. С другой стороны, все-таки есть запрос на, я бы употребил слово, современность, что-то более современное, более динамичное. Ксения Собчак — противоречивая личность, но нельзя отрицать, что она современная личность», — считает Спрудс.

0
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
Аналитика
Аналитика
Новейшее
Популярное