Свалка всея ЕС: Латвия накапливает и свои, и соседские опасные отходы

Этим летом в юрмальской Слоке произошел пожар — горела нелегальная свалка. Следом, как по цепочке, вскрылось множество проблем. Например, выяснилось, что Латвия ежегодно принимает заграничный — опасный, а порой и токсичный — мусор в качестве импорта. И не всегда делает по закону. При этом страна не справляется и с собственными отходами: журналистам программы «Личное дело» LTV7 удалось обнаружить очередную нелегальную свалку — аналогичную сгоревшей.

Юрмала: гори свалка синем пламенем

Свалка в Олайне, или Кандидат на лавры Слоки

Опасный импорт: как в Латвию ввозят отходы

В Латвии следы иностранного опасного мусора теряются

Не мусорить! Как стране справиться со своими отходами

В Латвию ежегодно ввозятся сотни тысяч тонн отходов, среди которых и опасные. Импортируют отходы британцы, шведы, немцы: в пределах Евросоюза по сути нет ограничений, а природный налог в Латвии значительно ниже — даже легально избавиться от отходов гораздо дешевле.

Юрмала: гори свалка синем пламенем

К теме отходов и свалок особый интерес появился после большого пожара. В начале лета в Слоке на нелегальной, как позже выяснилось, свалке произошел пожар. Тушили долго.

С огнём боролись полсотни спасателей, вертолёты, специальный поезд. О том, что под боком находятся опасные отходы, в Юрмале знали все — и жители, и власти. За полгода до пожара дума и Государственная служба среды начали споры с владельцем территории — о том, что можно, а что нельзя хранить на этом участке.

Сейчас о пожаре напоминают обгоревшие деревья и черная земля. Общий объем вывезенного мусора составил 12,5 тысячи тонн. Для этого технике — грузовикам и тракторам — пришлось выполнить 400 рейсов. Нашли и опасные отходы: батарейки, кабели, электронику. На уборку территории государство потратило более 500 тысяч евро.

По делу о пожаре в Юрмале начали два уголовных дела. Управление экономических преступлений — дело о загрязнении окружающей среды и нарушении правил хранения отходов. Второе уголовное дело лежит на столе Криминальной полиции Рижского региона — здесь расследуют умышленный поджог. По обоим делам подозреваемых нет.

Свалка в Олайне, или Кандидат на лавры Слоки

Журналисты обнаружили нелегальную свалку пластиковых отходов неподалеку от Олайне — на территории механической мастерской. Примерно тысяча тонн пластика незаконно хранится под открытым небом. И очень напоминает сгоревшую в июне свалку в Слоке. Уборка мусора в Олайне вскоре может стать заботой налогоплательщиков.

Примерно полгектара территории мастерской занимают мешки с разрезанным пластиком и упаковкой, а также пластик, измельченный в хлопья. Лежит давно: через мешки проросла трава, а в некоторых случаях и деревья высотой до метра. На упаковке читается страна происхождения отходов — Дания.

«Личное дело» связалось с владельцами земли. Выяснилось, что мешки с пластиком принадлежат компании Plastex, которая арендует территорию у механической мастерской. Бухгалер компании Ольга Подважук сообщила, что переработанный пластик тут хранится примерно с 2013 года.

«Когда-то давно он хорошо уходил в Китай. В какой-то момент китайцы перестали его брать. Его сложно реализовать. И его очень дорого было вывозить», — сказала бухгалтер.

Выяснилось также, что разрешения категории B, которое необходимо для хранения такой продукции, у компании Plastex нет. Да никогда и не было. Просто фирма сначала привезла на площадку отходы, а потом озаботилась необходимостью оформления разрешения.

«Мы должны были очистить полностью площадку. Но получался замкнутый круг. Необходимо было больше 50 машин, чтобы вывезти всё. Потом нужно было получить разрешение и обратно всё завезти. Это невозможно выполнить», — говорит Ольга Подважук.

По предварительным оценкам, здесь сейчас под открытым небом, на неподготовленной площадке, незаконно хранится около тысячи тонн пластиковых отходов. До 31 октября Госслужба среды дала предприятию время на очистку территории. Но компания Plastex (стоимость — 1 евро, принадлежит некоему Андрису Боже) просит отсрочку. У нее сейчас финансовые трудности.

«С марта компания не ведет сделок. У нее долги с этого времени. У фирмы возникли проблемы. И сейчас это стало всем понятно: арендаторам и нам», — отметила бухгалтер.

По ее словам, реально компанией управляет некий гражданин России по имени Юрий. Но он сейчас скрывается у себя на родине — и связаться с ним не могут даже сотрудники фирмы.

Кроме этого, указала Подважук, большая часть продукции, что лежит сейчас под открытым небом, когда-то была получена от компании Pet Baltija — это крупнейший в странах Балтии переработчик пластмассы. В свою очередь, предприятие Pet Baltija отрицает, что это их пластик. Однако признает, что ранее сотрудничало с компанией Plastex, для которой сортировали отходы — до появления у Pet Baltija нового оборудования.

«В апреле и мае этого года акционерное общество Pet Baltija приобрело у Plastex 14,5 тонны пластмассы и пластиковых хлопьев, которые как исходный материал были переработаны в PET хлопья в соответствии с производственными сертификатами Pet Baltija», — официальный ответ предприятия.

В то же время, у компании Plastex изначально были продолжительные и непростые отношения с Госслужбой среды. «С этим предприятием мы имеем дело уже с 2012 года. В то время они еще работали на территории Риги, и уже тогда они незаконно хранили отходы. И к ним применили административное наказание в размере 200 латов», — рассказала заместитель директора Госслужбы среды Айна Сташане.

Впрочем, потом три года компания Plastex спокойно работала безо всяких разрешений. Пока ее снова не оштрафовали на 400 евро — в 2015 году. А на прошлой неделе, уже после обращения журналистов в Госслужбу среды, фирму обязали выплатить 1500 евро.

И возникает вопрос. Если испытывающая финансовые трудности компания с уставным фондом в 1 евро обанкротится, то от нее останется тысяча тонн пластиковых отходов. Кто будет убирать?

«Не смогу ответить на ваш вопрос. Когда все происходит незаконно, как в этом случае, это всегда кончается именно так. В конце концов, государство обязано заниматься этими свалками», — сообщила Айна Сташане.

Она также признает, что эта тысяча тонн, лежащая сейчас под открытым небом, вполне может стать головной болью Госслужбы среды. Тогда пластиковые отходы передадут на утилизацию другой компании — за деньги налогоплательщиков. Кстати, сейчас в Латвии аналогичных этой нелегальных свалок, по подсчетам ведомства, около 30 штук. Правда, не все они с пластиком.

Опасный импорт: как в Латвию ввозят отходы

На сгоревшей свалке в Слоке были пластиковые отходы, завезенные из Швеции. На свалке, обнаруженной журналистами в Олайне, — отходы из Дании. Латвия ежегодно импортирует из различных стран сотни тысяч тонн бытовых отходов.

Данные Министерства среды и регионального развития свидетельствуют: количество импортируемых в Латвию отходов растет от года к году.

В прошлом году к нам ввезли 308 000 тонн отходов. За шесть лет — с 2011 по 2016 год — это более 1,5 млн тонн отходов. И если учесть, что на сгоревшей свалке в Слоке хранилось 23 тысячи тонн отходов, то более 1,5 млн — это порядка 70 юрмальских свалок.

Кроме этого, в страну ввозятся опасные отходы. Например, в прошлом году в Латвию ввезли почти три тысячи тонн таких отходов.

В латвийском законе по обслуживанию отходов написано: в страну нельзя импортировать больше отходов, чем она способна переработать. За этим должна следить Государственная служба среды.

В Латвии есть только одно предприятие, у которого есть соответствующая лицензия на сжигание различных отходов — это компания Cemex. Ежегодно она сжигает 100-120 тысяч тонн мусора, в последние годы — все меньше.

В то же время, Латвия экспортирует бытовые и производственные отходы. Из страны в прошлом году вывезли 223 тысячи тонн бытовых и почти 11 тысяч тонн опасных отходов.

То есть количество импортируемого мусора превышает объем того, что вывозится из страны.

В Латвии следы иностранного опасного мусора теряются

Латвия принимает грузы с опасными отходами — например, из Швеции. Мусор можно провезти со всеми необходимыми разрешениями, которые строго регламентированы на уровне ЕС. А можно указать в накладной, что это отходы из так называемого «зеленого списка», то есть неопасные. Процесс упрощается, предприниматель экономит.

«По неофициальным данным, такая возможность есть. И это очень нас волнует. В принципе, под неопасными отходами может скрываться что угодно, даже токсичные отходы», — указал Андрей Лашков, член правления Латвийской ассоциации по обслуживанию опасных отходов.

«Дело в том, что эти перевозки — по зеленому списку — вообще никак не контролируются», — добавила Айна Сташане, представитель Государственной службы среды.

В профильной ассоциации бьют тревогу. В законах есть дыры, которые используют недобросовестные предприниматели.

«Если с опасными отходами есть оповещения и есть некий контроль, хотя он тоже документальный. Но не де факто, де юре идет документация. В ситуации, когда есть неопасный груз, данного контроля нет», — пояснил Лашков.

Ежегодно в Латвии раскрывается от трех до пяти случаев нелегальной перевозки мусора, признают в Министерстве среды и регионального развития. Однако сколько опасных отходов предприятиям все же удается ввезти в Латвию под видом мусора из «зеленого списка»?

«Вопрос в том, сколько таких случаев раскрывается… Это несколько случаев в год, когда груз возвращается обратно или задерживается. Но мы допускаем, что на самом деле таких нарушений может быть больше», — указала Алда Озола, заместитель госсекретаря министерства по вопросам защиты среды.

Только в прошлом году в Латвию ввезли 308 тысяч тонн отходов: 22% всего импортируемого бытового мусора в качестве горючего использовал латвийский завод Cemex, это почти 70 тысяч тонн.

Вопрос — где хранится остальное? В Министерстве среды и регионального развития ссылаются на Государственную службу среды. Она, мол, контролирует, куда впоследствии уходят ввезенные отходы. Но и здесь не могут дать точного ответа.

«Это нельзя все отследить, потому что те отходы, которые валяются, классифицируют как отходы, которые можно ввозить по «зеленому списку». Об этих перевозках мы узнаем только из данных статистики, которую получаем через год», — добавила Сташане.

А судьба этих отходов неизвестна. В лучшем случае их ждет переработка, в худшем — свалка.

«При импорте отходов должно быть понятно, какие из них опасны, и что происходит потом. В любом случае, при импорте такого сырья должно быть ясно: кто их прислал, куда оно будет отправлено и что с ним будет дальше. Чтобы не было так, что в развитых государствах хранение на полигонах намного дороже, чем в Латвии, и какие-то нечестные предприниматели пытаются ввезти сюда отходы, получив за это деньги заграницей, и затем — в лучшем случае — попытаться их переработать, или где-то их оставить и просто забыть», — считает Каспар Закулис, директор компании Latvijas zaļas punkts.

Чиновники обещают систему изменить. Изобретать велосипед не будут, возьмут пример с соседей.

«В Литве, например, перед осуществлением перевозки отходов, в том числе в рамках страны, нужно проинформировать госучреждения за несколько дней до этого. Изучив определенные факторы риска, инспектор решает, отправляться ли на проверку или нет. Если инспектор прибывает на место, а ему говорят, что груз уже уехал, вы опоздали, то, соответственно, этот объем не зачисляется для льготы по уплате налога на природные ресурсы. Конечно, нужно пересмотреть и штрафы. Да, это накладывает на предпринимателей определенное бремя, но, на наш взгляд, это необходимо для предотвращения нелегальных перевозок и мошенничества», — уверена Озола.

Министерство среды и регионального развития выступит со своими предложениями по усилению контроля в этой сфере уже в сентябре.

Не мусорить! Как стране справиться со своими отходами

Но, помимо чужого, есть еще и латвийский мусор. Тот, который страна производит, но не успевает переработать. У Латвии есть 10 лет, чтобы научиться делать это.

По официальной статистике, в прошлом году Латвия произвела более 2,5 млн тонн бытовых отходов — и более 20% хранится на полигонах.

Однако депутаты Европарламента предлагают с 2030 года следующее: необходимо перерабатывать по меньшей мере 65% мусора, а на полигонах хранить только 10%.

Но пока у Латвии с этим большие проблемы. Мусор годами лежит на временных полигонах, говорят и в Министерстве среды и регионального развития.

«От общего объема бытовых отходов пластмассовые отходы составляют 12-13%. Большая часть этого материала пока не перерабатывается. Часть уходит как так называемый материал RDF, который имеет достаточно большую энергетическую ценность. Но мест, где можно использовать этот материал, очень-очень мало. Какая-то часть уходит в Эстонию. Большая часть пластмассовых отходов хранится на временных полигонах в течение нескольких лет», — пояснила Озола.

У Латвии есть возможность выполнить европейские директивы к 2030 году, но для этого должны подключиться самоуправления — нужно стимулировать жителей сортировать мусор. Тогда его можно будет перерабатывать. Пока же только два латвийских самоуправления — Стопиньское и Броценское — установили для жителей специальные контейнеры.

«Не хватает самого важного решения — от Министерства среды и регионального развития — о том, что биологические отходы следует сортировать. Есть директива от Еврокомиссии о том, что биологические отходы нельзя хранить. Но нет указаний с другой стороны. Вроде бы хранить нельзя, а нужно перерабатывать. Но чтобы можно было переработать, отходы должны быть отсортированы», — указала Даце Ариня, представитель Латвийской ассоциации по обслуживанию отходов

Минсреды пока не планирует принимать соответствующее решение. Вот такой замкнутый круг: чтобы из него выйти, у Латвии есть чуть больше 10 лет. Время пошло.

0 комментари
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
Аналитика
Аналитика
Новейшее
Популярное