Спор Осло с Брюсселем об аресте латвийской рыболовецкой шхуны чреват проблемами для всего ЕС

То, каким будет исход переговоров между Норвегией и Евросоюзом по поводу квот на промысел снежного краба, способно сильно повлиять на рыболовецкую отрасль многих стран Европы, сообщают зарубежные масс-медиа.

Латвийские рыбаки, первыми «попавшие под раздачу» из-за того, что выданные им в ЕС лицензии не признала Норвегия, и пытающиеся теперь вызволить свое судно и не платить огромный штраф, поначалу не подозревали, насколько высоки ставки в этом инциденте. Лишь недавно  глава рыболовецкой ассоциации Латвии и краболовной ассоциации ЕС Дидзис Шмит заявил, что в этом споре очевидно, замешано «много чьих-то интересов». По его прогнозу, остается лишь возможность подать иск в международный суд от правительства Латвии к правительству Норвегии.

Норвегия (в ЕС не входит) - в большой претензии к Евросоюзу за то, что тот, основываясь на Парижском договоре 1920 года, разрешил европейским судам из преимущественно прибалтийских стран ловить снежного краба в районе архипелага Свальбард (Баренцево море). По мнению официального Осло, этот шаг нарушает его национальный суверенитет, пишет британский ресурс Express.

Арест латвийской шхуны Senators и штраф в 200 тыс. евро, назначенный норвежцами ее владельцам, оказались «спусковым крючком» глубокого конфликта. Министр рыбного хозяйства Норвегии Пер Сандберг заявил:

«То, что произошло, совершенно ново. Слишком самонадеянно для ЕС было принять такое решение, не обращаясь к нам».

Как уже писал Rus.lsm.lv, Евросоюз в декабре 2016 года выдал рыбакам альянса 16 лицензий на добычу рыбных ресурсов в указанном районе. Латвийская шхуна Senators занималась ловлей снежного краба в шельфовых водах архипелага Шпицберген, что оговаривается Парижской конвенцией 1920 г, подписанной 42 странами. Однако Норвегия придерживается мнения, что под действие договора подпадает только около 22 км территориальных вод Шпицбергена – но не континентальный шельф, который является норвежским.

Конфликт по поводу ареста латвийского краболова и лицензий, которые Норвегия признавать не желает, развивается в русле продолжающихся дискуссий на тему Brexit между Евросоюзом и Великобританией. Выход Соединенного Королевства из ЕС предусматривает также и выход из Лондонской конвенции о рыболовстве, о чем не далее как 2 июля объявил британский министр окружающей среды Майкл Гоув.

«Мы возвращаем контроль над нашей рыболовной политикой. Это означает, что впервые более чем за 50 лет мы будем способны решать, кто сможет иметь допуск в наши воды», - сказал Гоув.

Согласно Лондонской конвенции по рыболовству (подписана в 1964 году), вокруг Соединенного Королевства оговорена исключительная экономическая зона для пяти стран. Рыболовецкие суда Бельгии, Германии, Ирландии, Нидерландов и Франции имеют право производить вылов рыбы на расстоянии до 6 морских миль от берегов Британских островов. Промысловые же суда других стран ЕС могут заниматься рыбным промыслом не ближе 12 миль от британской береговой линии. 

Выход Соединенного Королевства из Евросоюза, в случае если оно откажется и от конвенции, может лишить европейские страны доступа к рыбным ресурсам близ Великобритании - но и в отношении самой Великобритании возможны аналогичные шаги со стороны ЕС. Поэтому любое будущее решение между ЕС и Норвегией по поводу добычи крабов на шельфе может повлечь очень серьезные последствия для европейской рыболовецкой отрасли, указывает Express.

0
Добавить комментарий
Новейшее
Популярное