Организация «Спасите детей» осведомлена об адопции за границу за взятки

В то время, когда посреднические агентства, помогающие иностранцам усыновить латвийских сирот, только начали появляться, а детдомами еще руководили и в Минблаге работали люди, позднее позднее оказавшиеся связанными с этими агентствами – общественная организация «Спасите детей» годами писала в ООН, прося обратить внимание на нездоровую ситуацию в сфере адопции, сообщает Latvijas radio.

 Сейчас отношение государства «стало очень хорошим», но многие недовольны, что в сообщениях на имя ООН написано, где имеются упущения на уровне конкретных сотрудников системы внесемейной опеки, чиновников и министров, рассказала в интервью Latvijas radio Ингуна Эбела, руководитель общества «Спасите детей»:

«Но это не сравнить с самым первым сообщением – его мы готовили вместе с госструктурой в 1997 году. И когда представитель государства его увидел, нам запретили это заключение вообще куда-либо посылать».  

Вместо того, чтобы узнать мнение экспертов ООН о том, что следует улучшить, представители Минблага тогда распекали общественную организацию в газетах и грозили подать на нее в суд за очернение Латвии, вспоминает Эбела. Словно там не пытались помочь детям.   

«Поэтому любили организации, которые просто делили вещи или ездили в детдома на Рождество, а не смотрели в корень проблемы,

- отметила она. – Говорили, будто наши данные высосаны из пальца. Очень интересно: когда на нас собирались подавать в суд, Минблаг сам поручил департаменту здравоохранения проверить, скольким же латвийским семьям недоступны, например, нужные медикаменты и здравоохранение. Мы сообщали – примерно половине, и проверка показала – что 54%». 

Именно департамент здоровья был тем учреждением, с которым в 90-е удавалось сотрудничать лучше всего, говорит Эбела.

«Начиная с Комиссии Сейма по правам человека. В 1995-м депутаты сидели и молча слушали наших юристов, подготовивших семь законопроектов. И большинство их потом утвердили».  Так Латвия стала одной из первых в мире стран, где детей запрещено наказывать физически.

Организации «Спасите детей» удалось убедить учесть эту норму и в других законах, чтобы она действительно заработала на практике.  

И в 1996-м, когда телепередаче «Спасите детей» исполнилось 12 лет, воспитанники Салацгривского детдома пришли пешком на рижскую Закюсалу с флагом в руках, рассказывает Эбела:

«Они в Ригу протестовать пришли, потому что их в карцере держали, наказывали, раздевая и оставляя полуголыми. И руководил этим детдомом не кто иной, как свояченица президента Гунтиса Улманиса».  

Вместо того, чтобы признать, что в учреждении действительно что-то не в порядке, супруга президента начала публично поносить общество «Спасите детей».

«Это было больно. Фактически после этих открытий началась большая кампания в детдомах Латвии. И

общество разделилось: одни были на стороне этих детей, другие говорили, что они неуправляемые, подлые, нецивилизованные, и их нужно убрать с глаз долой».

Был драматический иск, подачу которого от имени пансионата Veģi инспирировал в 1999-м Минблаг – денег служащим дал на формальности, вспоминает руководитель организации. Не попадись тогда в этом судебном процессе молодой и отчаянный судья, который, очевидно, сумел понять этих униженных детей, кто знает, чем бы дело кончилось – но он отклонил иск.

Общественный резонанс тогда был столь велик, что даже Latvijas radio, которое теперь берет у Ингуны Эбелы интервью – три дня подряд называло ее в эфире «вирусом Эбола», признала глава организации «Спасите детей». На активистов ополчилось Бюро по правам человека, а глава Инспекции по защите прав детей пытался выгнать представителя организации с одного из семинаров.

По оценке Эбелы, Янис Рейрс («Единство») стал едва ли не первым министром благосостояния, который серьезно посмотрел на положение и предпринял решительные шаги. А вот его давнему предшественнику Айнару Баштиксу пришлось смолкнуть, когда он инициировал дискуссию о закрытии детских домов в будущем. Тогда «Спасите детей» предлагали развивать детдома в виде небольших центров – временных приемных семей ведь еще не существовало как таковых.

«Знаете, если бы он продолжил отстаивать эту идею, он бы лишился должности. Ему пришлось замолчать, и больше этот вопрос не поднимался».

Противники закрытия детдомов продолжают настаивать, что эти учреждения Латвии нужны. «Ситуация-то не изменилась: и тогда, и теперь на селе мало рабочих мест. Это же не секрет. А учреждения дают людям работу. Те, кто там работает, не заинтересованы, чтобы их закрыли, и местные власти не заинтересованы в этом», - поясняет Эбела.

Мешает реформам и то, что Латвия – страна маленькая, где «все всех знают». Того и гляди заденешь интересы близких или дальних знакомых и родственников. Потому и сиротские суды много где не могут полноценно работать, говорит она – платят им самоуправления, приходится смотреть, как бы кого не ущемить.  

Касательно предложенного министром Рейрсом запрета на адопцию детей иностранцами у Ингуны Эбелы, по ее словам, чувства противоречивые. Общество «Спасите детей» еще в 1993-м добилось временного такого запрета, потому что в Минобразования «действовал какой-то мистический кооператив, продававший детей за границу». А на телефон доверия «Спасите детей» поступали сигналы, что ребят пристраивают к приемным родителям за границу за взятки.   

«Все дети в детдомах, почти 90%, признавались психоневрологически больными. Они такими вовсе не были – но, оказывается, сотрудники могли получать доплаты, так их назвав.

Тогда и альтернативы не было. К прмеру, ребенок был инвалидом или болел, или был большим, какого никто в Латвии уже не хотел усыновлять – ну, тогда адопцию за границей  все же следовало разрешить. Но одновременно нужно было решать вопрос, чтобы это происходило по-честному: чтобы, во-первых, было реализовано право ребенка жить на этнической родине, и лишь если никто в Латвии его не усыновляет, тогда отпускать за границу.  Какое-то время так и было».

Но и тогда поступали звонки, что кто-то незаконно обходит очередь.

Сегодня система временных приемных семей оказалась в фокусе общественного внимания – и куда меньше слышно об усыновителях и опекунах. Эбела отметила: ежегодно увеличиваются суммы на поддержку приемных семей, но и на адопцию, и на опекунство. Раньше усыновители не получали вообще никакой финансовой поддержки.  

«Теперь речь идет о профессиональных временных приемных семьях. И это не аргументы, то, что мы слышим в Сейме – что это невозможно, потому что с этими детьми не справиться, они все необратимые наркоманы, что там психи, полностью духовно деформированные люди»,

- считает Эбела.

Реформу, по ее убеждению, нужно продолжать. А что до адопции латвийских сирот иностранцами, одним запретом тут проблему не решить:

 «Это дело неоднозначное. Потому что если не менять ситуацию здесь, в Латвии, то оставлять детей прозябать тут, как это было в предыдущие годы – тоже бесчеловечно», - говорит Эбела.

0
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
Аналитика
Аналитика
Новейшее
Популярное