«Не бывает коррупции без жертв» — специалист Центра Карнеги

«Даже когда люди очень резко реагируют на коррупцию, даже когда им удается свалить правительство, иногда сеть отрубает себе голову и бросает ее собакам, чтобы пересоздать себя и выжить», поэтому коррупция продолжает существовать, заявила в интервью LTV Сара Чейз, старший сотрудник Фонда Карнеги, специалист по коррупции и безопасности в Афганистане.

«Серьезная, структурированная, насильственная коррупция на самом деле стоит за многими проблемами безопасности, с которыми сегодня сталкивается мир», — уверена Чейз. И это, по ее мнению, относится к множеству стран. «Когда люди сталкиваются с систематической насильственной коррупцией, на определенном этапе они обращаются к экстремизму. Для Афганистана это — жестокая «военная» религия, для Украины — революция».

Коррупция — это не только отдельные люди, добавила Чейз. «Это связи, и эти связи интегрируются в различных сферах деятельности.

Не бывает «просто» наркоторговца, который платит «просто» пограничнику, чтобы переправить товар через границу. Этот наркоторговец — в союзе с пограничником. Они связаны одной сетью...

Это произошло на Украине. И не только — мы видели это в Тунисе, Египте, Гватемале, Бразилии... Даже когда люди очень резко реагируют на коррупцию, даже когда им удается свалить правительство, иногда сеть отрубает себе голову и бросает ее собакам, чтобы пересоздать себя и выжить».

Чейз считает, что это

главный вопрос, стоящий перед гражданским обществом: как не просто лишить власти одного-двух-трех человек, но прекратить существование коррупционной сети.

Она, с оговоркой на то, что не является специалистом по Украине, согласилась:

Россия — один из игроков, который заинтересован в коррупции в этой стране и в использовании последней в своих целях — как и в других странах Восточной, а иногда и Западной Европы

(например, Марин Ле Пен во Франции), добавила Чейз.

Чейз не согласна, что слово «коррупция» обесценилось. «Я думаю, что мы, люди, позволили нашей морали немного соскользнуть. В прошлом мы бы были значительно более требовательны к вопросу, откуда взялись твои деньги... Но все больше деньги сами по себе становятся способом оценки, каков наш статус в обществе».

В данный момент, указала она, прежде всего деньги дают людям статус:

«Мы обесцениваем людей, которые в деньгах не заинтересованы. Мы ценим людей, которые получают деньги, даже криминальным путем».

Часть проблемы с коррупцией в том, люди смеются, что крадут не у них, а из какого-то, допустим, абстрактного европейского фонда (как это было, например, в случае экс-президента Андриса Берзиньша).

«Но не бывает коррупции без жертв. И об этом мы должны помнить. Эти деньги могли бы помочь 50 молодым латвийским стартапам построить очень интересный бизнес, нанять людей и что-то в этой стране изменить», — отметила Чейз.

По ее мнению, в данный момент людей сажают в тюрьму за определенные правонарушения, но коррупционеры остаются на свободе. Одна из функций наказания — «напомнить людям, где граница между тем, что можно делать, и что нельзя. Сейчас в США мы говорим, что нельзя убить одного человека, но можно выкинуть 4 млн американцев из их домов... Как кто-то может понять, что хорошо и что плохо? Я думаю, мы теряем направление», — указала она.

И наметила стратегию решения проблемы. «Во-первых, мы должны участвовать. Мы не можем отойти и просто сказать, что это политика... Каждый из нас, в нашей ежедневной жизни... Мы должны менять модель и требовать определенный уровень.

Давайте больше не смеяться над криминальностью наших публичных должностных лиц, давайте скажем «Эй, это для нас опасно».

Что должно измениться во всей структуре ведомств, чтобы на смену одному коррумпированному чиновнику не пришел другой [такой же]?»

«Это наша обязанность. И если мы не будем ее исполнять, кризисы безопасности будут случаться один за другим», — уверена Чейз.

Это означает — выйти на улицы, если потребуется. И не чтобы убрать с поста определенного политика, но изменить систему. И для этого людям надо быть умнее членов коррупционной сети, не давать ей возможность меняться и подстраиваться.

Допуская коррупцию в ежедневной жизни,

«вы жертвуете будущим своей страны, будущим своих детей для своего сиюминутного комфорта. И в этом смысл — мы больше не можем этого себе позволить», — уверена она.


(Интервью на английском языке)

0
Добавить комментарий
Новейшее
Популярное