На прежнюю работу возвращается лишь половина молодых матерей; жалобы на дискриминацию редки

Уязвимость молодых родителей на рынке труда в Латвии достаточно высока, свидетельствует «Материнский индекс» международной организации «Спасите детей!» за 2015 год. Латвия в рейтинге — на 40-м месте. Но другие параметры, такие как длительность оплачиваемого отпуска по уходу за ребенком и законодательная защита прав матерей – сотрудниц предприятий, выгодно отличают ее от других государств, сообщает Latvijas radio.

Ситуация в стране, согласно «Материнскому индексу» — хуже, чем даже в соседних Литве и Эстонии, не говоря уж о благополучных Северных странах. Защита молодых родителей от дискриминации осложняется тем, что они редко жалуются в официальные инстанции. А те могут предпринять какие-то действия лишь на основании полученных сигналов. Главным образом это связано с неосведомленностью молодых людей о своих правах, которой и пользуется работодатель.

В мае с.г. на «родительском» интернет-форуме Calis.lv одна мать, собиравшаяся вернуться к работе по окончании «декретного» отпуска, поделилась своей историей. По словам обескураженной женщины, за день до предполагаемого выхода на работу ей позвонили из офиса и сообщили: мы тебя больше не ждем. Предложили компенсацию в размере трехмесячной зарплаты.  

Другая мать столкнулась с тем, что работодатель не жаждал ее возвращения и пригрозил платить ей вполовину меньшую зарплату, если она вернется к работе. Трудовая инспекция тут оказалась бессильна, потому что договор найма, подписанный сотрудницей, был составлен в пользу работодателя.    

По сведениям Бюро омбудсмена, молодые родители зачастую растеряны и не знают, куда пойти разбираться с такой проблемой. За несколько лет в бюро получены единичные жалобы на нарушения такого рода, отметила советник обмудсмена Анете Илве:

«Дел молодых матерей сравнительно немного. В прошлом году у нас было ровно одно, в 2015-м два и в 2014-м тоже два».

Пострадавших призывают смелее обращаться к омбудсмену и в Трудовую инспекцию. В инспекции, кстати, тоже говорят, что обращений в связи с ущемлением прав родителей парадоксально мало: с начала года – еще ни одного не было.

Зато хватает запросов с просьбой разъяснить какие-то моменты. По три-пять раз в неделю люди интересуются в инспекции о том, какие права у трудящихся есть после рождения ребенка, по окончании отпуска по уходу за ребенком, спрашивают о праве на сохранение прежней должности, места работы, интересуются, могут ли настаивать на неполном рабочем днем, говорит глава консультативного центра Трудовой инспекции Зайга Строде.

По словам Анете Илве, наверняка очень редкие родители обращаются в суд. Исследование Бюро омбудсмена в 2012 году показало: молодые родители опасаются, что в случае, если они пойдут бороться за свои права, на них ляжет «клеймо сутяжников».

Данные, которые заставляют задуматься, действительно ли работают предусмотренные Трудовым законом правовые гарантии, «всплыли» в исследовании Балтийского центра изучения международной экономической политики под эгидой Рижской Высшей экономической школы. Авторы исследования вообще-то изначально изучали другой аспект: взяв статистику Государственного агентства обязательного соцстрахования (VSAA), сравнивали, как меняются зарплаты в то время, которое учитывается при расчете родительских пособий.

В исследовании рассматривали прирост зарплат в частном и общественном секторах, приняв допущение, что в  общественном секторе нет зарплат «в конвертах».  Брали ситуацию до 2005 года, когда еще не существовало детского пособия, привязанного к дородовому заработку матери, и ситуацию после реформы, рассказала автор исследования, доктор экономических наук Анна Засова. Оказалось, что получить достоверные данные о зарплатах матерей до и после рождения детей невозможно. Потому что неясно — вышли ли после «декрета» эти матери трудиться полный или неполный рабочий день.

«Мы в данных видим: зарплаты матерей снижаются, — но не можем сказать, связано ли это с неполным рабочим днем», — говорит Засова.

В попытках объяснить причины ухудшения материального положения трудящихся родительниц ученые выяснили, что множество матерей по окончании отпуска по уходу за ребенком вообще не возвращаются на прежнее рабочее место. Фактически речь о 50%. Тотальное большинство тех, кто меняет работу после появления ребенка, трудится в частном секторе. В общественном же матери чаще возвращаются на прежнюю должность. Но и там это максимум 60%, отмечает Засова. Похоже,

для многих мам рождение ребенка – стимул к поиску другой работы.

Не исключено, что из-за дискриминации. Потому что исследование Бюро омбудсмена в 2012-м показало: с дискриминирующим отношением столкнулось 43% опрошенных молодых матерей. В прошлом году опрос повторили, сейчас его данные обобщаются. Первые выводы теперь, по словам Анете Илве, не дают повода для беспокойства: большинство молодых родителей (матерей и тех отцов, что решили использовать отпуск по уходу за ребенком вместо мам) сообщили, что они вернулись на то же рабочее место, и им была сохранена та же зарплата. 

Руководитель консультативного центра Трудовой инспекции Зайга Строде говорит, что наиболее вероятной причиной выявленного в исследовании Анны Засовой снижения заработков является использование родителями права на неполный рабочий день. Закон дает это право и отцам, и матерям — например, вместо 8 часов в день они могут трудиться всего 4, и работодатель будет оплачивать только их, в связи с чем картина доходов семьи, естественно, изменится. Плюс право кормящих грудью матерей на дополнительные перерывы для кормления младенцев тоже может влиять на статистику (ведь эти перерывы работодатель оплачивать не обязан).

В Трудовой инспекции отмечают: если там все-таки констатируют по жалобе конкретного работника, что его права были ущемлены — работодателю придется устранить нарушение либо считаться с крайне неприятными санкциями, предусмотренными законом. Поэтому инспекция настоятельно советует родителям активнее бороться за свои права и обязательно собирать доказательства случаев дискриминации – документы, письма, в том числе электронные.

В таких инцидентах действует презумпция виновности — это работодатель будет обязан доказать, что он не дискриминировал сотрудника, например не препятствовал брать больничный лист В (по уходу за ребенком), пояснила Анете Илве.

 

0
Добавить комментарий
Новейшее
Популярное