Латвийцы готовы стать беженцами, но к другим беженцам относятся плохо

В случае вооруженного конфликта более половины населения страны самого боеспособного возраста станет беженцами,  Латвию покинут самые образованные и самые хорошо оплачиваемые. При этом к находящимся сегодня в Европе беженцам латвийцы, и в особенности русскоязычные, относятся неприязненно, показало исследование, проведенное службой изучения общественного мнения SKDS. Авторы исследования указывают, что ксенофобия по отношению к беженцам чрезвычайно опасна.

АНАЛИЗ

Обсуждая в эфире передачи «Точки над i» отношение латвийцев проблеме беженцев и мигрантов, одна из авторов исследования директор социально-политических проектов службы изучения общественного мнения SKDS Иева Строде заявила, что в стране обозначилась новая и очень опасная тенденция. Раньше многие политики старались заработать очки на так называемом языковом вопросе. По ее словам, с появлением беженцев, политическая карта «русские идут» утратит свою актуальность, поскольку ее заменит более страшная — ксенофобия.

«В речах политиков уже наступили выборы. А люди и так насторожены, на чём очень легко играть. И это чрезвычайно опасно! Если мы выпустим этого чёртика из табакерки, обратно мы уже не сможем его загнать», — подчеркнула Строде.

Опрос в целом был посвящен отношению к беженцам, однако в анкете был и вопрос, позволяющий респондентам примерить на себя одежду беженца или беженки:«Если в Латвии вспыхнут вызванные внешними силами беспорядки и у вас будет возможность уехать из Латвии, вы уедете или останетесь?»

В целом

варианты «уеду» и «скорее уеду» выбрали 40,5%, «останусь» и «скорее останусь» — 49,8%.

Затруднились определиться 9,8% респондентов.

Максимальный удельный вес готовых бежать выявился среди самых молодых — 57,9% среди 18-24-летних и 58% среди 25-34-летних.

Остаться из этих людей предполагают лишь 30,8% и 34,1% соответственно.

Среди людей всех возрастов, дома разговаривающих по-латышски, «уедут» и «скорее уедут» 35,7%, по-русски — 48,6%. Опрос не выявил принципиальных отличий с точки зрения готовности покинуть родину в минуту опасности в зависимости от рода занятий (независимо от языка и возраста): ответы и студентов, и домохозяек, и руководителей, и чиновников, и безработных уложились в диапазон от 43,9% до 51%. Два выраженных исключения составляют пенсионеры — 20,1% и крестьяне — 8,8%.

Среди лиц с высокими доходами готовы уехать 58,1%, среди лиц со средне-высокими — всего 30%. Самый высокий процент готовых стать беженцами выявлен в группе респондентов с высшим образованием — 42,3% против 34,2% у получивших основное образование.

При этом к перспективе принимать беженцев у себя латвийцы относятся, очень мягко выражаясь, без теплоты.

Теоретически

прием спасающихся от военных действий людей в целом «точно поддержали» и «скорее поддержали» бы 70,2% респондентов (среди говорящих дома по-латышски — 73,9%, по-русски — 64,5%).

Вдвое меньше симпатии к преследуемым по политическим или религиозным мотивам — всего 36,3% (среди говорящих по-латышски — 39,4%, по-русски — 32,2%). В стране, где за последние 15 лет на заработки на Запада подалась без малого четверть населения,

к экономическим мигрантам отношение и вовсе неприязненное: лишь 26,9% респондентов готовы впустить их в Латвию (25,7% из числа говорящих дома по-латышски и 28,7% из числа русофонов).

Когда же социологи задали уже не теоретический, а вполне практический вопрос — о приеме 250 беженцев из стран ЕС (на момент проведения опроса об увеличении квоты втрое еще не было известно), ответы оказались еще более выраженными и довольно точно повторяющими результаты недавнего Eurobarometer (согласно данным это исследования, как уже писал Rus.lsm.lv, Латвия по уровню нетерпимости к мигрантам разделила c Чехией первое место в Европе).

О «полной поддержке» решения правительства принять в Латвии эти 250 человек (социологи в вопросе не забыли напомнить и о следующим за каждым из них европейском финансировании в 6 тыс. евро), заявили лишь 4% респондентов. Еще 19,1% сообщили, что «скорее поддерживают». Категорически против были 41,7%, «скорее против» — 28,9%. Итого — 23,1% «за», 70,7% — против.

Сторонников приема уже реально находящихся в Европе беженцев среди говорящих дома по-русски существенно меньше, чем среди говорящих в семье по-латышски: 17,3% и 26,8% соответственно. Ощутимо больше среди русофонов и тех, кто «совершенно не поддерживает» прием беженцев: 47,3% против 38,2 среди говорящих дома по-латышски.

В целом чем старше человек, тем меньше он поддерживает решение о приеме 250 беженцев. Число противников этой меры плавно растет с 62% в группе 18-24-летних до 76,9% в группе 55-74-летних.

Опросу SKDS проводился 14-27 августа на выборке в 1004 респондента, состав которой повторяет этнический, лингвистический, возрастной, региональный, образовательный, имущественный и т.д. срезы населения Латвии.

Cогласно продвигаемому Еврокомиссией проекту квотированного распределения беженцев, как уже  писал Rus.lsm.lv, Латвия должна принять в общей сложности 776 человек. Премьер Лаймдота Страуюма заявила, что по-прежнему против квот, но упомянутых в плане Еврокомиссии людей Латвия примет. Аналогичные заявления в четверг сделали главы правительств Литвы (ей полагается 1105 человек) и Эстонии (373) Альгирдас Бутквявичюс и Таави Рыйвас.

 

0
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
Аналитика
Аналитика
Новейшее
Популярное