Кладбищенские воры и вандалы остаются для Латвии болезненной проблемой

Кладбища – символ печали и скорби. Для кого-то — место для созерцания и оценки прожитого. А еще для кого-то — бизнес или место преступления, сообщает Русское вещание LTV7 в передаче «Личное дело».

Неизвестные облили краской обелиск на месте захоронения жертв нацизма, вандалы осквернили могилы в Юрмале, на Братском кладбище задержан осквернитель. Это все — заголовки новостей. Вандализм на латвийских кладбищах — дело нередкое, порой резонансное, особенно если касается национального вопроса. 

Случается и такое, что к месту упокоения усопших приходят, чтобы их обокрасть. Кража — хищение чужого имущества — сама по себе уголовное преступление. Кража с могилы — еще и аморальный поступок. Как ранее писал Rus.lsm.lv, этот вид преступности и ранее имел достаточно ощутимый размах. Однако в последнее время масштабы явления приобрели массовый характер. С кладбищ уносят гранитные надгробия и ограды, стоимость которых может достигать тысячи евро.

Как признал Андрис Шиманис, руководитель фирмы по благоустройству могил, «на кладбище всегда воровали, воруют и будут воровать». Занимаются этим люди, лишенные этических «предубеждений». Для которых, как говорится, «ничего святого».

«Когда мы 27-го числа приехали, у нас вот это было снято, вот это, и еще около памятника двойная оградка была. Здесь вот кусочек был. Сегодня мы с вами приехали, кусочка уже нет, - показывает, какой ущерб был нанесен, пострадавшая Виктория. - Видимо это чей-то налаженный бизнес. Грязный».

Бабушка Виктории похоронена на новом Болдерайском кладбище. Женщина начала копить деньги для благоустройства собственной могилы еще при жизни, поясняет внучка:  

«15 лет у нас стояла со смерти дедушки простая оградка. 15 лет стояла, никто не брал! А бабушка как раз хотела себе поставить гранит. Она при жизни копила – вы сами знаете, какие пенсии у пенсионеров. Конечно, мы добавляли большую часть. Сейчас мы можем ее вернуть – но откуда я могу быть уверена, что ее опять не снимут даже с инициалами?»

Воры унесли гранит с могилы в два захода. Сняли ограждения и с двух соседних могил. Воров не смутило даже то, что на камне была гравировка.

«Я пошла говорить с руководством кладбища. И там мне сказали: это у нас происходит часто. Это у нас далеко не первый случай и не последний. Я написала заявление руководству кладбища и вызвала полицию. Приехала полиция, приняли заявление, сказали, что вряд ли нам чем-то помогут. Потому что это массово – это отследить очень тяжело», - сетует Виктория.

В Госполиции «Личному делу» рассказали: только за этот год по факту краж с могил на Болдерайском новом кладбище начато 28 уголовных процессов.

«В этом году в Болдерае за кражи с кладбищ никто не задержан. Но полиция работает над тем, чтобы были задержания», - говорит представитель Госполиции Гита Гжибовска. - Чтобы бороться с этой проблемой, полиция в сотрудничестве с Рижской полицией самоуправления регулярно проводит рейды. Но чтобы устранить проблему на корню, очень важно, чтобы были установлены видеокамеры. И нужно усилить охрану».

Но на Болдерайском кладбище уже стоят камеры. Гжибовска признаёт: их недостаточно. И охраны не хватает. Кладбище очень большое.

Рейды, как рассказали в полиции, проводятся летом раз в неделю, зимой — реже, раз в месяц. Поэтому шансов задержать преступников практически нет. Охраны на рижских кладбищах нет — с 2009 года действует только система видеонаблюдения, и то не везде. В год Рижское управление кладбищ на видеонаблюдение тратит 3 400 евро, признал и.о. начальника управления Гинт Зела:  

«На кладбищах есть несколько входов, что нормально. Чтобы люди могли зайти с любой стороны. И как раз через эти ворота они оборудование уносят. Из-за этого все проконтролировать, в принципе, невозможно».

В кадре — одни из ворот на новом Болдерайском кладбище.  Замка на них нет вообще. И, судя по всему, не предвидится. По словам Гинта Зелы, большие ворота закрываются на ночь, а маленькие остаются открытыми.

«Есть ситуации, когда… Ну, в общем, есть правила, по которым люди не могут находиться на кладбищах. В летнее время — после 10 вечера, зимой — после 7. После этого времени полиция может составлять протокол, что человек находится на кладбище. Но разные бывают ситуации. Может, у человека это единственное время, когда он может прийти на кладбище к близкому ушедшему в мир иной человеку. Это тоже не было бы правильно».

Впрочем, чтобы обокрасть могилы, совсем необязательно приезжать на кладбище под покровом ночи. На территорию захоронений вполне легально можно въехать на машине. Днем. Для этого достаточно купить пропуск. Целями въезда на территорию в здании администрации не интересуются, не записывают личные данные водителя и не фиксируют даже номер автомобиля.

Съемка скрытой камерой:

- А можно у вас пропуск купить?

- Инвалиды, пенсионеры есть?

- Нет.

- 8.54 евро.

- 8.54?

- Да. Чек положите просто на панель, чтобы видно было.

- А что, номер машины вам называть не надо?

- Нет, просто чек положите, чтобы полиция видела, что вы оплатили въезд.

- А полиция у вас тоже тут ездит, что ли?

- Ну бывает, проезжает.

Андрис Шиманис много лет занимается благоустройством могил, установкой памятников и ограждений. Жалуется: отрасль изуродована.

«На кладбище очень много ходит людей в рабочей одежде, сделали на вокзале визиточки и подходят к людям: мы вам можем это сделать, можем это сделать. Конечно, люди на это клюют».

В итоге ограждения и памятники оказываются установлены в лучшем случае некачественно, в худшем — исполнитель пропадает вместе с авансом. Но что важно: качественно установленную ограду снять не так уж просто, подчеркивает Шиманис.

- Нет ни цемента, ничего снизу. То бишь бери подмышечку и спокойненько уходи. И таких могил — миллион.

- Сколько весит?

- Ну возьмите, попробуйте, как женщина.

- Ну, довольно-таки легкая. Скажем так, я бы дотащила до забора.

- И не обязательно закрытые ворота в Риге могут спасти ситуацию. Это все — взял, отнес ночью где-то к воротам, посмотрел… И явно это работает не один человек, явно кто-то стоит, смотрит! Я считаю, что это орудует банда.

Рижское управление кладбищ обещает в скором времени заняться наведением порядка. Обещает привлечь Госполицию.

Вот только Виктория, которая каждый раз на могилу бабушки едет с тяжелым сердцем, не очень верит в положительный исход:

«Я уже не знаю, чего ожидать с каждым приездом на кладбище. Просто не знаю».

0
Добавить комментарий
Аналитика
Аналитика
Новейшее
Популярное