Карлису Шадурскису стоило бы поискать другую должность — ученый

«Среди ребят будет такая тихая фронда, которую будут поддерживать учителя. Министра это не интересует, чиновников это не интересует. В какой-то степени мы действительно начинаем жить в параллельных мирах», — заявил в эфире программы «Точки над i» LTV7 профессор Рижского университета им. Страдиня Денис Ханов. Гости обсуждали запланированный перевод всех средних школ на латышский язык обучения. 

«Для «научи меня на своем языке» должны в известной мере измениться и установки общественного сознания, которые во многом репродуцируются и эксплуатируются политиками. А эта установка такая — мы, собственно, ничего не обязаны.

Вот мы так страдали в советское время, и мы должны получить компенсацию, в том смысле, что все должно быть для значительной части латышского населения — в нормальном состоянии, все по-латышски»,

— считает политолог Юрис Розенвалдс.

«Ситуацию может изменить только избиратель. Поскольку, по сути, на политическом уровне сохраняется попытка скрыться за иллюзией того, что национальное государство каким-то образом копирует руссификацию позднего брежневского периода, когда страдали очень многие. В том числе интеллектуальная элита, и язык считался одним из инструментов доказательства того, что государство присутствует в обществе, а общество все более и более отдалялось от государства», — заявил Ханов.

Он считает, что подобное нежелание встречаться с реальностью присутствует и сейчас.

«Конечно, господин Шадурскис, памятуя о его репутации в кругах национальных меньшинств, вообще должен был бы, по идее, поискать другую должность, потому что здесь он обречен на непонимание, на протесты, и на то, что работа его так или иначе будет сведена к нулю»,

— добавил профессор.

По мнению Ханова, при реформе 2004 года, когда в школах нацменьшинств увеличили долю преподаваемых на латышском предметов до 60%, совершили много ошибок «в PR и медийном пространстве». 

«И сейчас мы подходим к той же ситуации, что среди ребят будет такая тихая фронда, которую будут поддерживать учителя. Министра это не интересует, чиновников это не интересует. В какой-то степени мы действительно начинаем жить в параллельных мирах. Эта идея латышского пространства, по сути, не базируется на его приятии. И это основная проблема, потому что отторжение будет глубоким, тихим, подпольным — и с ним почти невозможно будет работать», — отметил он. 

«В 2012 году мы упустили последний шанс услышать голоса недовольных, людей с другим мнением.

Пережили, забыли, выдохнули — и все. А необходим был целый ряд общественных дискуссий, которые не происходили. И то, что сейчас происходит, по сути дела, будет воспринято как еще одно доказательство присутствия национализма в культурном пространстве. Ребята закроются еще глубже, часть из них покинет Латвию, остальные будут жить в параллельном пространстве, мы не сможем достучаться», — указал Ханов.

Константин Чекушин, представитель Латвийского родительского форума и Латвийской ассоциации защиты русских школ, также сетует отсутствие диалога, его «симуляцию», причем это касалось уже момента, когда отменили право выбирать, на каком языке сдавать экзамен. 

«Все эти темы — мы вспоминали 2003 год — они, по большому счету, уже обговаривались. У нас повторяется цикл.

Они думают: «мы знаем, что они скажут, мы знаем, что им ответим, так зачем терять время на вот этот диалог? Все уже говорили. Давайте сделаем переходный период. Может, про это поговорим?». Отвечаешь: «Нет, мы принципиально против». «Ну, тогда с вами и говорить-то не о чем».

Примерно в таком тоне работает сейчас Министерство образования — сложилось у меня лично такое ощущение», — заявил он.

Чекушин добавил, что, кажется, Кабинет министров не вполне в курсе ситуации: ее понимает министр образования как профессионал, однако у многих глав других министерств, например, дети уже давно выросли, закончили школы и даже университеты.

«Они в своей повседневной жизни и русских не встречают, они, может, считают, что нас и нет здесь»,

— добавил он.

Елена Матьякубова, глава Общества русской культуры Латвии, член Совета по вопросам нацменьшинств при президенте Латвии, уверена: в медицину и педагогику «политика не должна соваться». Однако в текущих событиях постоянно чувствуется политика — нет подхода профессионального и социального, «есть политический заказ». 

«Наше государство создано на праве нацменьшинств на автономию в двух вопросах — образование и культура. Это база нашего государства»,

— подчеркнула Матьякубова. Она также указала, что и в 1935 году закрытие сельских школ стало болезненным событием.

По мнению Романа Алиева, директора Рижской Классической гимназии, идею реформы в информационное пространство вбросило Национальное объединение.

«Уже потом, я думаю, министр образования вынужден был тоже играть определенную свиту короля. Это в определенной степени использование одного и того же ручейка, чтобы политически наполнить свои собственные капиталы перед выборами».

Он считает, что пришло самое время поставить цели образования — «уже невозможно больше отвлекаться от этого вопроса. Надо осознать всем эти цели образования, чтобы работать, чтобы выстраивать планы действий»

Доктор педагогики, проректор Института транспорта и связи Лиесма Осе уверена, что не хватает диалога «между людьми, которые определяют друг друга как “разные”», хотя бывают положительные моменты. «Мы начинаем диалог — и возращаемся, шаг вперед — шаг назад». 

«Когда эти ребята покидают школу, они снова попадают в раздельное пространство, где царствуют стереотипы, страхи и наша абсолютно безответственная политическая элита, которая продолжает создание этой пропасти. Мы сейчас говорим не только о Национальном объединении — все хороши.

Мы видим, что Шадурскис подхватил эту картофелину и понял: если он сейчас это не решит, то, возможно, исчезнет вообще с политической сцены.

Речь идет о том, что нам необходимо, по сути дела, сформулировать требования — это должно идти и от избирателей, и от неправительственных организаций — о принципиальном пересмотре отношения к разнообразию, к межэтническому диалогу и, собственно говоря, к национальным меньшинствам. Сколько десятилетий в быту люди ощущают на себе не только тени истории XX века, но и это безалаберное отношение политической элиты к, скажем, национальным меньшинствам. И эти люди — часть этого общества, они останутся этой частью, и политическая культура должна выстраиваться, скажем, согласно этому профилю», — добавил Ханов.

«Тут мы подходим к сути проблемы интеграции — это, по сути дела, потемкинская деревня. Танцы, песни, пляски, хороводы, этнографические выставки не решают проблемы. Министерство культуры, находясь, по сути, в зависимости от Национального объединения, недееспособно в области интеграции... Диалога нет»,

— уверен он.

Розенвалдс отметил: «есть какие-то здравые мысли в этих предложениях. Но, с другой стороны, 
то, как это происходит, — только отталкивает людей. В этом я вижу огромную проблему... Некоторая часть политической элиты распиливает — не в буквальном, конечно, смысле — латышский электорат, а об остальном она просто не думает. Я вижу очень важным, чтобы разумный голос раздался со стороны латышской политической элиты, чтобы появились какие-то силы, которые будут ориентироваться и на другую часть электората...»
 
«Ощущение, что происходит процесс свертывания демократии», — заявил Валерий Епископосов, директор 12-й Лиепайской средней школы. Он считает, что, по сравнению с 2004 годом, ситуация изменилась в худшую сторону.

«Если раньше был диалог... сегодня диалога вообще нет: ни профессионального, ни политического, ни человеческого вообще. Мы, директора школ, узнаем о том, что происходит, только из печати».

Епископосов подтвердил, что выступает против идеи Шадурскиса и считает ее политической в худшем смысле.

«На мой взгляд, в условиях нейтрализации русскоговорящего населения очень важно, как себя поведет латышская интеллигенция.

Это огромная роль. Они должны видеть, к чему приведет дальнейшее закручивание гаек. К сожалению, я боюсь, инстинкт самосохранения должен сработать. Мы видим, что творится в мире. Если только возникнет раскол в обществе, раскачать его очень просто... Нельзя давать такой возможности тем, кто это хочет сделать... Язык — он придет, интеграция происходит, не надо форсировать процесс».

Как ранее сообщал Rus.lsm.lv, партии правящей коалиции в понедельник 9 октября одобрили предложение Министерств образования о продолжении реформы школ нацменьшинств, предусматривающее, что с 2020/2021 года все общеобразовательные предметы в средних школах будут преподаваться на латышском языке. Планируется, что на родном языке ученики школ нацменьшинств смогут осваивать родной язык, литературу и предметы, связанные с культурой и историей.

Планы Минобразования по постепенному переводу преподавания общеобразовательных предметов в школах нацменьшинств полностью на латышский язык вызывают настороженность в Резекне. В тамошних школах опасаются, что к такому шагу общество еще не готово.  В Даугавпилсе на грядущие изменения смотрят без страха. Рижские школьники к реформе готовы, считает Айсма Балтиня, преподающая латышский язык в русской столичной 74-й средней школе.

0
Добавить комментарий
Аналитика
Аналитика
Новейшее
Популярное