Глава Центра опросов общественного мнения: наш страх военной угрозы – отчасти субъективный

Исследование отношения общества к теме безопасности показало: среди русско- и латышскоговорящих респондентов оценки возможной военной угрозы резко разнятся. Кроме того, жители Латвии и Литвы более драматично смотрят на мир, чем их соседи в Эстонии, заявил в передаче Латвийского радио 4 «Открытый вопрос» Арнис Кактиньш, директор Центра изучения общественного мнения SKDS,.

Как сообщалось ранее на этой неделе, согласно «Индексу безопасности», подготовленному силами страховщика Ergo и Центра изучения общественного мнения SKDS, 62% респондентов в Латвии опасаются возможности военного конфликта на территории страны. (В ходе исследования было опрошено 1005 жителей Латвии в возрасте от 18 до 74 лет.) В Литве этот показатель еще выше – 68%, тогда как в Эстонии – лишь 45%. Тем не менее, наивысшим уровень опасений латвийцев был в 2015-м году: тогда показатель составлял 68% - как сейчас у Литвы.

«По-моему, это очень печально. Те, кто следит за новостями в мире, скорее всего, понимают причины. Только что начались или скоро начнутся в России очень серьезные военные маневры («Запад-2017», пройдут с 14 по 20 сентября. - Прим. Rus.lsm.lv.). Если сопоставить их масштаб с теми совместными с НАТО нашими силами, которые присутствуют в Латвии, то тут – что-то символическое в сравнении с тем, что там. Это ведь прямо у наших восточных границ.

Но это ведь не что-то новое. Однако «индикаторы тревоги» резко изменились после агрессии России по отношению к Украине. Отношение латвийского общества к России очень серьезно поменялось. Если и до того процент опасений был довольно высок, особенно среди латышскоговорящих, то после украинских событий, действительно,

большинство латышскоговорящей части населения просто в ужасе от того, что и как начало происходить буквально у нас на пороге».

Кактиньш оговорился, что у него при себе нет конкретных графиков, но отметил: если до украинских событий примерно третья часть жителей Латвии усматривала в России потенциальную угрозу безопасности Латвии, то после этот показатель «зашкалил за половину»:

«Что здесь важно? Что по этим вопросам довольно существенно отличается мнение латышскоговорящей публики и русскоязычной. Если говорить об опасениях насчет военного конфликта на территории Латвии, то среди латышскоговорящих респондентов всего 23% опрошенных в феврале этого года не были озабочены. То есть примерно каждый четвертый.

Если же смотреть на русскоязычную часть, то там не волнуются 52%. Разница очень существенная.

Если вопрос задать таким образом, является ли Россия угрозой нашей безопасности – то там тоже абсолютное большинство латышей видят угрозу, а среди русскоязычной публики, если правильно помню – 5-6-8%. Огромнейшая разница! В сущности, мы можем говорить, что по эти вопросам в обществе у нас налицо довольно серьезный раскол».

По словам Кактиньша, обращает на себя не только драматическая разница в восприятии потенциальных угроз в разных группах латвийского общества, но и то, что эстонцы, которые с геополитической точки зрения находятся в ничуть не менее выгодной позиции, чувствуют себя гораздо увереннее южных соседей: 

«Точно такая же методология, точно такой же опрос там был. Эстонцы, как бы странно это ни было, себя чувствуют более уверенно! Если смотреть  на индикаторы внешних угроз – они не настолько боятся всех этих факторов, таких как этнический конфликт (согласно результатам исследования, возникновения этнического конфликта опасается 54% опрошенных в Латвии, 46% - в Эстонии и 41% - в Литве. - Прим. Rus.lsm.lv) или военный конфликт на территории страны, или беженцы, мигранты – они как-то более позитивно смотрят на мир.

Но ведь у них примерно все то ж самое, те же исходные данные, те же соседи! Это показывает, что во всех этих страхах наверняка присутствует очень большой компонент субъективизма».  

0
Добавить комментарий
Новейшее
Популярное