Детектор лжи: Правду ли говорят в МИД Латвии, что средний доход в Китае — как в Латвии, и больше, чем в России?

«Учитывая, что покупательная способность китайского населения выросла в большое количество раз, по доходам на душу населения китайцы фактически обогнали Россию — фактически они на одном уровне с нашими латвийскими потребителями», — сказал госсекретарь министерства иностранных дел Андрей Пилдегович в интервью радио «Домская площадь» 4 ноября.

«Детектор лжи» проверил корректность этой прозвучавшей в эфире Латвийского радио-4 информации. Выяснилось, что в МИД Латвии ошибаются.

Что говорит Международный Валютный Фонд (МВФ)

Наиболее традиционный показатель, который используют для сравнения благосостояния в разных странах — уровень ВВП на душу населения, подсчитанный с учетом паритета покупательской способности (Purchasing Power Parity — PPP, т. е. фактически — уровня цен в стране). По последним доступным данным МВФ (за 2015 год), по этому показателю средний китаец по-прежнему сильно отстает и от среднего латвийца, и от среднего россиянина. Причем россиянин, с учетом уровня цен, немного опережает латвийца.

  • Китай — 14 339 международных долларов на душу населения.
  • Латвия — 24 652 доллара.
  • Россия — 25 965 долларов.

Что говорит Всемирный Банк

Аналогичный подсчеты ежегодно делает и Всемирный Банк (World Bank). Данные WB за 2015 год — почти такие же, как у МВФ.

  • Китай — 14 238 международных долларов на душу населения
  • Латвия — 24 286 долларов
  • Россия — 24 451 долларов

А что со средней зарплатой?

Впрочем, это все-таки объем произведенного валового продукта, который приходится на среднего жителя, — а не «уровень доходов», о котором говорил Пилдегович. C доходами — сложнее: по зарплатам статистика ведется, например, для стран-членов Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР, OECD), куда в этом году вступила и Латвия. Но данных по России и Китаю там нет.

Правда, этим летом в ряде российских СМИ появились статьи со ссылкой на аналитиков «Сбербанка», — о том, что средняя зарплата в России в 2015 году (когда из-за падения цен на нефть резко упал курс рубля) — впервые стала меньше китайской (см. например, публикацию РБК). Новость вызвала бурю в блогосфере. Однако аналитики российского банка не разобрались в особенностях китайской статистики, которая учитывает только зарплаты в городах, да и то не на всех предприятиях, — и сделали неверный вывод о доходах всего населения Китая.

Китайская статистика, которая «завышает»

Бирки «Детектора лжи»

Правда — утверждение правдиво, оно ясно и понятно, не преувеличено, не сомнительно и доказуемо.

Полуправда — утверждение почти правдиво, но все же неточно, допущены ошибки в статистике и сравнениях, однако в целом мысль ясна и частично соответствует действительности.

Пустая болтовня — утверждение неправдиво и недоказуемо. В нем имеются существенные отклонения от статистики или иных данных, риторика чрезмерна, и доказательств, что оно могло бы быть хоть в чем-то правдиво, нет.

Вне контекста — в аргументации допущены ошибки, сравниваются логически несопоставимые вещи. Фактические данные могут быть подлинными, но контекст, в котором они приводятся, необоснован и ошибочен.

Сеяние паники — часть фактов правдива, но использованы сильные преувеличения, в результате чего сгущаются краски, и аудитория вводится в заблуждение. Информация не соответствует существующей ситуации.

О том, что китайская статистика — очень своеобразная, в США даже написаны несколько книг (например, эта). Есть там и про китайские показатели зарплат, которые, по расчетам авторов, сильно завышены.

Дело в том, что Статбюро КНР считает только зарплаты в городах (urban areas) — и то выборочно. А там в 2015 году трудилось лишь около половины от всех занятых по стране — 404 млн человек из общих 774 млн занятых. Статбюро не публикует данные по зарплатам 370 млн работников в сельской местности (rural areas), зарплаты которых ниже городских даже не на десятки процентов, а в разы. И это только во-первых.

Во-вторых, Статбюро КНР считает зарплаты в двух группах городских рабочих. Первая и главная — это зарплаты в госсекторе и в наиболее крупных частных корпорациях, где заработки традиционно самые высокие. Так, широко цитировавшая цифра «средней китайской зарплаты» в 2015 году, на которую ссылались и российские СМИ (62 тысячи юаней в год до уплаты налогов), — это лишь самый высокий по доходам сегмент рынка труда, в котором заняты примерно пятая часть от всех работающих по стране. В пересчете на наши деньги, получается 703-786 евро в месяц, в зависимости от валютных колебаний в 2015 году, когда евро стоил от 6,57 до 7,35 юаней.

В Латвии средняя по всем отраслям и секторам брутто-зарплата в 2015 году составляла, согласно ЦСУ, 818 евро.Таким образом, даже этот средний показатель в Латвии — выше, чем доходы самой привилегированной группы китайских работников.

Второй сегмент зарплат, который с 2009 года подсчитывает Статбюро Китая — городские работники малых и средних предприятий частного сектора, где зарплаты также ниже на десятки процентов. Считать их (и то не всех) начали только после китайского «статистического скандала» — когда опубликованные цифры показали рост зарплат в 2009 году, хотя частные предприятия в кризисное время массово сокращали зарплаты. Поэтому в китайской прессе, в том числе англоязычной, указываются сразу два показателя средних зарплат — для каждой из групп.

Китайские работники второй группы (частного сектора) в 2015 году в среднем зарабатывали 39 589 юаней в год (брутто). Это 3 299 юаней в месяц, — или 449-502 евро. По данным экспертов Германской торговой палаты в Китае, статистика «покрывает» лишь около 38% от всего рынка труда Китая.

Отдельно публикуются данные по самому низкооплачиваемому сегменту городского рынка труда, который составляет треть от всего работающего населения страны — это 277 млн сельских «трудовых мигрантов», приезжающих работать в города. Эта группа в Китае считается «маргинальной» и наименее защищенной социально: у большинства — лишь основное школьное образование, условия работы — самые тяжелые, возможностей сделать карьеру, получить образование, и тем более приобрести жилье в городе — практически нет. В 2015 году эти работники зарабатывали в среднем 3 072 юаня, или 418-468 евро в месяц до вычета налогов.

Наконец, самый массовый и самый бедный сегмент — 370 млн сельских рабочих (около половины от всех занятых в стране), китайской статистикой, как уже сказано выше, не учитывается вовсе. Но, по расчетам Goldman Sachs, в 2014 году жители села в среднем зарабатывали лишь около 170 долларов в месяц. И даже если учесть, что рост зарплат в «городском» Китае в прошлом году был весьма внушительным — от 7 до 9% в зависимости от сектора, вряд ли для сельских рабочих ситуация поменялась кардинально.

В России же средняя зарплата в 2015 году составляла 34 тысячи рублей. С учетом средневзвешенного годового курса евро (67,8 рублей) это — 501 евро в месяц. Это меньше, чем в Латвии и в «верхнем» сегменте Китая, но выше, чем в частном секторе Китая, не говоря уже о китайской провинции.

Правда, все эти данные относятся к номинальным зарплатам — без учета того, сколько на эти деньги можно приобрести товаров и услуг в разных странах.

Доходы на душу населения

Еще один показатель, который можно использовать для сравнения — доступные доходы на душу населения (кроме зарплат, сюда входят пенсии, социальные пособия и пр.).

  • В Китае в 2015 году они составили в среднем по стране 21 966 юаней на жителя, или 1 830 юаней в месяц. Это примерно 249-278 евро в месяц.
  • В Латвии последние по времени данные относятся к 2014 году — 387 евро в месяц на человека. Официальных данных за 2015 год нет, однако предполагать, что этот показатель изменился больше, чем на несколько процентов, нет оснований.
  • В России доходы на душу населения за 2015 год составили около 30 тыс. рублей в месяц. Это около 402 евро в месяц — намного больше, чем в Китае.

Что ответили в МИД

Вопрос о том, на каких данных г-н Пилдегович основывает свои высказывания, Lsm.lv адресовал МИД Латвии.

Госсекретарь Андрей Пилдегович в телефонном разговоре ответил, что комментарий готовит пресс-служба. Пресс-секретарь министерства Раймонд Янсонс письменно уведомил, что «в распоряжении МИД — широкий спектр источников, в том числе сообщения диппредставительств и партнеров, обзоры, аналитика и т д.» — но конкретных источников не указал, кроме двух ссылок на российские СМИ (эта и эта), которые, как уже сказано ранее, учитывали данные лишь «верхнего» — самого привилегированного — сегмента рынка труда Китая.

Бирка: пустая болтовня

0
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
Аналитика
Аналитика
Новейшее
Популярное