Детектор лжи: Правду ли говорит Юлия Степаненко, утверждая, что защитники животных — террористы?

Пикетчики, собравшиеся у здания парламента в день, когда тот в третьем чтении голосовал за запрет использования диких животных в цирке, являются «узкой группой интересов», подобной организациям, которые «по данным Европола, связаны также с внутренним терроризмом и угрозой национальной безопасности. Автором утверждения является депутат Сейма Юлия Степаненко («Согласие»). «Детектор лжи» проверил истинность.

 

ЦИТАТА:

«В данный момент на депутатов оказывает давление узкая группа интересов, которая якобы представляет интересы животных. Такие [и] подобные организации в Европе, по данным Европола, связывают также с внутренним терроризмом и угрозой национальной безопасности. (В 2011 году участники конференции Европарламента и Eurojust в Гааге согласились объединить усилия [в борьбе] против таких экстремистов.) И в Латвии эта организация с удивительной настойчивостью и организованностью фактически терроризирует депутатов. Это очень сильное давление и на правительство, и на Сейм, и в ходе принятия этого законопроекта мне пришлось в этом убедиться».

(Выступление Ю.Степаненко
на пленарном заседании Сейма 15 июня,
цитируется по официальной стенграмме.)

Не все защитники животных — террористы

Депутат говорит правду о том, что в Нидерландах прошла конференция, темой которой были насильственные методы, к которым прибегают организации защитников животных. Проходила она, впрочем, не в 2011-м, а в 2010 году, когда и был опубликован пресс-релиз, на который ссылается Степаненко.

Важно отметить, что на конференции речь шла об организациях, которые использую преступные методы, например, самодельные взрывные устройства или зажигательные устройства, поджигают автомобили или здания, выпускают подопытных животных или открывают клетки на фермах по разведению пушных зверей. Экстремистами также называют тех, кто нападает на людей, вторгается в частные владения, прибегает к звонкам или письмам с угрозами. Иными словами, не всех защитников животных можно назвать террористами или экстремистами: речь идет только о нарушении закона в процессе защиты прав животных, а не о всех акциях этой направленности.

Аналогичный вывод о том, что является терроризмом, можно сделать и на основании 88-й статьи Уголовного закона, в котором упоминаются взрывы, поджоги, причинение ущерба, уничтожение, телесные повреждения, ущерб здоровью и угрозы.

Отдельный вид терроризма и экстремизма

Защитников среды и животных (например, Фронт освобождения животных и Фронт освобождения Земли — Animal Liberation Front и Earth Liberation Front), а также организации pro life (противников абортов) и расистские группы (например, Ку-клукс-клан) и прочие движения обычно называют террористами или экстремистами, если они используют насильственные методы. Это отдельный вид терроризма или экстремизма, обращенный на решение одного вопроса (single-issue terrorism или же special-interest terrorism). Как говорится в посвященном терроризму докладе Европола (см. стр. 55), цель таких групп или индивидов — изменить в конкретном обществе имеющуюся политику или практику. Политическая, социальная или экономическая системы в целом их не интересуют (такое разъяснение дается также и в остальных докладах Европола, а также в академических публикациях, например, в диссертации по юриспруденции Валдиса Воинса).

Рэйчел Монаган, исследующая проблематику политического насилия уже 20 лет, указывает, что такие действия обычно называют экстремизмом, а не терроризмом, поскольку они не создают угрозы государству. В Великобритании, как поясняет Монаган, при наказании нарушителей закона из этой категории, также воздерживаются от применения норм антитеррористического законодательства, рассматривая правонарушения как уголовные.

Террористы ли «Свобода животным» и другие активисты?

Чтобы общество «Свобода животным» и других активистов, которые явились протестовать к Сейму, посылали письма депутатам и прочими способами выражали свое отношение, называть террористами, необходимо, чтобы они использовали преступные методы (например, уже упомянутые выше поджоги, взрывы и т.п.).

Если в распоряжении депутата Степаненко есть информация о конкретных случаях такого рода, следует обращаться в полицию. И обобщения недопустимы — необходимо доказать вину конкретного правонарушителя, не затрагивая тех, кто высказывает мнение демократическим путем.

Что ответила Юлия Степаненко

Депутат в своей аргументации использовала три источника: уже упомянутый пресс-релиз  Европола о конференции в Нидерландах, доклад Европола о тенденциях и ситуации с терроризмом за 2015 год и книгу Эльжбеты Послушны (Elżbieta Posłuszna) «Связанные с правами животных и окружающей средой экстремизм, терроризм и национальная безопасность» (Environmental and Animal Rights Extremism, Terrorism, and National Security). Комментируя в своем ответе ситуацию в Латвии, Степаненко привела и сказанное в дебатах депутатом от VL-«ТБ»/ДННЛ Илмаром Латковскисом: «Когда я вышел к пикетчикам, мне казалось, что главное для них — меня разорвать, а не узнать, как я проголосую».

Ни один из этих источников не указывает на связь «Свободы животным» и других активистов с террористической или экстремистской деятельностью. Однако и в ответе «Детектору лжи», и в поданной президенту просьбе вернуть закон на повторное рассмотрение, Юлия Степаненко утверждает, что в Госполицию подано заявление об угрозах, которые в связи с законопроектом получали ее близкие.

В ответ на просьбу подтвердить факт подачи заявления Госполиция в конце июня ответила, что таковое было получено 9 мая, т.е немногим менее, чем 2 месяца назад и за 2 дня до рассмотрения законопроекта во втором чтении. Начата ведомственная проверка. Это означает, что в распоряжении полиции нет информации, достаточной для принятия решения о начале уголовного или административного делопроизводства. После завершения проверки Госполиции предстоит принять решение — начинать ли уголовный процесс или административное производство, переслать заявление другому учреждению или же оставить его без рассмотрения.

ВЫВОД

Бирки «Детектора лжи»

Правда — утверждение правдиво, оно ясно и понятно, не преувеличено, не сомнительно и доказуемо.

Полуправда — утверждение почти правдиво, но все же неточно, допущены ошибки в статистике и сравнениях, однако в целом мысль ясна и частично соответствует действительности.

Пустая болтовня — утверждение неправдиво и недоказуемо. В нем имеются существенные отклонения от статистики или иных данных, риторика чрезмерна, и доказательств, что оно могло бы быть хоть в чем-то правдиво, нет.

Вне контекста — в аргументации допущены ошибки, сравниваются логически несопоставимые вещи. Фактические данные могут быть подлинными, но контекст, в котором они приводятся, необоснован и ошибочен.

Сеяние паники — часть фактов правдива, но использованы сильные преувеличения, в результате чего сгущаются краски, и аудитория вводится в заблуждение. Информация не соответствует существующей ситуации.

Юлия Степаненко использовала источники выборочно.

Так, в аргументацию не вошли более свежие (за 2016 и  2017 годы) доклады Европола. В них указано, что в 2015 и 2016 годах в государствах Европейского Союза не констатированы случаи терроризма, связанного с правами животных.

В 2015 году группы защитников прав животных использовали для своих целей ненасильственные демонстрации, онлайн-кампании и судебные инструменты. В Великобритании зафиксированы отдельные случае запугивания и незначительные уголовные правонарушения (см. стр. 43).

Аналогично описывается и 2016 год — активисты в основном использовали мирные методы в установленных законом рамках, устраивая демонстрации и онлайн-кампании. В Бельгии активисты тайно засняли происходящее на звероферме.

Депутат поместила информацию в неадекватный контекст — террористами или экстремистами можно назвать индивидов-активистов, которые нарушают закон, а не всех защитников животных в целом.

Приравнивание демократических протестов к терроризму можно рассматривать и как сеяние паники.

Приведенный Юлией Степаненко аргумент о высказанных ее близким угрозах также неприменим в данном контексте.

Во-первых, пока неизвестно, будет ли начато дело. Во-вторых, неизвестно, какие именно и кто именно высказал эти угрозы. В-третьих, по-меньшей мере пока нет ни одного достоверного случая, связывавшего бы произошедшее с активистами, собравшимися у Сейма или высказывавшими свое мнение иным образом.  

Бирка: Вне контекста/Сеяние паники

0
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
Аналитика
Аналитика
Новейшее
Популярное