Чем кончились попытки «твердо говорить» с Россией при продаже Latvijas gāze

Шаг до банкротства. «Газпром» то и дело грозит отключить Латвии газ. Надежды политиков построить газопровод аж до Норвегии — и привлечь такого уважаемого западного инвестора, который сумеет «твердо разговаривать» с  Россией. Rus.Lsm.lv вспоминает, какой была обстановка вокруг монополиста Latvijas gāze до приватизации и на первом ее этапе, когда начинался 20-летний путь к только что завершившейся либерализации газового рынка. Часть первая.

 Публикация подготовлена
по материалам
архива агентства LETA.

95-й. Кругом долги, угрозы отключить газ, хитрый Наглис...

1995-й год — это первый кризис периода латвийской независимости. В июне рухнул крупнейший банк страны — Banka Baltija. Казалось бы: естественные монополии — это же совсем другое дело, — все пользуются газом и электричеством. Но даже у монополий проблемы: многие либо совсем не платят за услуги, либо платят — но с большим опозданием.

Латвии пока не грозит прекращение поставок газа из России! — сообщает в апреле 95-го газета Diena. Издание объясняет: у Latvijas gāze есть возможность уже в ближайшее время оплатить треть долга перед концерном «Газпром», который составляет около 13 млн долларов.

Этот вопрос — а не отключит ли Россия газ? — политикам будут задавать еще несколько лет. В итоге — нет, не отключит.

Еще новость: в июле представители двух госмонополий — Latvenergo и Latvijas gāze —  встретились с руководством Рижской думы: у компаний нет денег, так как город не заплатил за тепло 23,5 млн латов. Увы, договориться об оплате не удалось. Глава Latvenergo Эдгар Бирканс обвиняет исполнительного директора думы Андриса Гринбергса в демагогии, и грозит, что «в следующем отопительном сезоне жители Риги могут остаться без тепла». Впрочем, горячая вода пока будет, добавляет Бирканс.

Тема взаимных долгов в 95-м году — очень сложная: город не может собрать с нищих жителей плату за «коммуналку» — и сам не платит Latvenergo за тепло и подогрев воды. Из-за этого Latvenergo не может заплатить LG около 14 млн латов — долг за газ. А LG не может расплатиться с «Газпромом», не говоря уже о долгах перед бюджетом по налогам. В итоге — парадокс: монополии — самые прибыльные компании страны. Latvenergo годом ранее заработала 21 млн латов прибыли, LG — 8 млн. Но это по финансовым отчетам — на бумаге. А в кассах обеих компаний — пусто. (19.06.1995, Tev)

Тем не менее, крупные западные инвесторы интересуются грядущей приватизацией LG — в общих чертах уже известно, что государство скоро компанию продаст. Как, кому, какими долями — пока не ясно.

Министр энергетики Юрис Озолиньш в апреле созывает пресс-конференцию, и заявляет: о желании купить акции LG уже заявил немецкий Ruhrgas. Далее Озолиньш сообщает, по сегодняшним меркам, удивительное: переговоры такого рода нужно вести не политикам, а... самим предприятиям, в данном случае — представителям Latvijas Gāze. (11.04.1995 BNS, NC)

А в мае LG грозит отключить газ всем предприятиям, которые используют его для подогрева воды, и кто за него не платит. В том числе Latvenergo. Всего должники не заплатили LG 48 млн латов — более половины от годового оборота компании (81 млн латов). Корень зла — муниципалитеты, которые не могут собрать с населения и предприятий платежи. Глава LG Адриан Давис говорит — он не надеется, что муниципалитеты начнут возвращать долги. А заставить их сложно — не хватает соответствующего законодательства. (31.05.1995 Diena)

А вот Адриан Давис жалуется газете Neatkarīgā cīņa:

LG выиграл все суды против должников, но получить деньги все равно не может. И, отвечая на вопрос, реально ли проложить газопровод в Норвегию, отвечает: «Идея возникла во времена правительства Годманиса. Реальна ли она? Человеку всегда нужно мечтать». (27.06.1995, NC).

Июль: Горячую воду, возможно, отключат всей Риге. Latvenergo сообщает, что эта услуга — попросту нерентабельна. Тем более, что еще за прошлый отопительный сезон рижане должны 30 млн латов. В свою очередь, LG сократил поставки газа Latvenergo на 50%, и грозит закрутить вентиль полностью, если та не заплатит долг в 8 млн латов.  (07.07.1995, Diena).

Летом становится известно: покупкой LG интересуются уже 5 крупных компаний — немецкий Ruhrgas, норжвежская Norsk Hydro, американский Enron, российский Газпром и французская Gas de France. Сперва предполагается, что продано будет 10-15% акций. Позже речь идет уже о 24-25%. Потом — о 32%.

Кто же получит LG? Этот вопрос на пресс-конференции задают министру энергетики Юрису Озолиньшу. Тот отвечает:

«Сейчас правила на нашем рынке диктует Газпром, который коммерчески агрессивен. Нужно найти такого партнера, интересы которого будут совпадать с интересами латвийского предприятия.» (13.07.1995, Latvijas Vēstnesis).

Между тем глава Агентства приватизации (АП) Янис Наглис сообщает: есть данные, что Ruhrgas и Газпром сотрудничают, и думают о приватизации. (20.07.1995, Бизнес и Балтия, Dienas Bizness, NC).

А вот видный «тевземец» Марис Гринблатс в интервью Rīgas Balss (08.08.1995) рассказывает о политике партии: крупные монополии — Ventspils naftas, Latvenergo, Latvijas gāze — надо продать «солидным, большим западным компаниям». А вырученные деньги... потратить на оплату долгов неэффективных компаний, — чтобы их тоже можно было кому-нибудь продать.

Большая часть приватизируемых акций LG может быть продана Газпрому, сообщает глава LG Адриан Давис. Компания уже передана в управление Агентства приватизации, которое составляет график продажи. (09.08.1995, Diena, Dienas Bizness).

Да это же второй пакт Молотова-Риббентропа! — пишут авторы Neatkarīgā cīņa, упоминая угрозы «экономической безопасности». По их мнению, истинные цели Газпрома не связаны с получением прибыли в латвийской компании, — и предлагают 24% акций продать латвийским банкам, компаниям и жителям. 

А вот смешная, по сегодняшним меркам, новость: по заказу правительства аудиторы из Coopers & Lybrand в октябре провели оценку стоимости VAS Latvijas gāze. Но стоимость предприятия — это секрет, который до конца приватизации не раскроют, говорит глава АП Янис Наглис. Почему? Ответ Наглиса: «Чтобы можно было выжать из потенциальных желающих по возможности большую цену». (02.10.1995, Dienas Bizness). Будущее покажет, что «провинциальная хитрость» тут не сработает: перед тем, как вложить свои миллионы, инвесторы будут требовать даже не один аудит.

Ясно, что одним из приватизаторов LG будет Газпром — сообщают в ноябре газете Diena сразу и Наглис, и Озолиньш. Причина: Газпром — единственный поставщик газа в Латвию. Поэтому в правилах приватизации записано, что один из акционеров должен обеспечить поставки газа. Наглис называет Газпром «доброжелательным партнером». Озолиньш, в свою очередь, заявляет:

Газпрому и другому западному инвестору должны принадлежать равные пакеты акций, — и Латвии нужен такой партнер, которые способен «хорошо и твердо говорить с Россией, и влиять на нее». (15.11.1995, Diena)

Декабрь: министр иностранных дел Валдис Биркавс встречается в Мадриде с российским премьером Виктором Черномырдиным — и обсуждает участие Газпрома в приватизации LG. «И он (Черномырдин) тут же тепло сжал обе руки Биркавса», —  иронизирует газета Diena. Впрочем, для Латвии это рукопожатие не опасно, а выгодно — при условии сохранения четкой ориентации политики безопасности на Запад, успокаивают своих читателей журналисты. (23.12.1995, Diena).

В начало

96-й. Инчукалнс «за бутерброд», немцы выкручивают руки...

Год начинается с угроз: Газпром «прислал телеграмму» руководству LG, и грозит сократить поставки на 25%. Причина все та же: долг LG составляет 9 млн долларов. Спустя две недели — выдыхаем: поставки не снижены, долг сократился до 5,9 млн долларов.

России нельзя продавать 51% акций, говорит Валдис Биркавс. При этом он считает, что сотрудничество с Россией в вопросе приватизации LG — лучший пример. (07.02.1996, Neatkarīgā Rīta Avīze Latvija). Увы, спустя всего 5 лет, когда государство распродаст свои акции, выяснится: у российских Газпрома и «Итеры» в LG — контрольный пакет. Да и с немцами они отлично поладят. 

Но надежды еще остаются. Один из главных ожидаемых результатов приватизации — добиться независимости в поставках газа от продавца-монополиста из России, сообщает агентство LETA (14.02.1996). Увы, и тут еще 20 лет — без альтернативных вариантов.

Планы продать в марте инвесторам первые 32,5% акций LG — откладываются, сообщает Янис Наглис газете Diena. Газпром готов купить, а вот западные инвесторы — нет, поясняет он. В чем проблема? Оказывается, западники хотят дождаться результатов международного аудита LG за последний год, который проводят SIA Invest–Rīga и Coopers&Lybrand. (02.03.1996, Diena).

Вскоре станет известно: аудиторы оценили компанию в 90 млн латов. Напомним, ранее Наглис надеялся «выжать цену побольше», вообще не показывая инвесторам результаты аудита.

Из 8 претендентов на LG остались только три, сообщает Юрис Озолиньш: Gazprom, Ruhrgas и Gaz de France. Правила приватизации предусматривают, что два инвестора получат по 16,25% акций компании.  (08.03.1996, Diena).

А вот интервью «Бизнес & Балтии» с представителем норвежской Norsk Hydro Келлом Эйкландом, который в 96-м году говорит и по сегодняшним меркам на удивление разумные вещи: советует правительству —

не спешите с приватизацией LG, потому что это преждевременно и для компании, и для Латвии. Сперва приведите в порядок газовое хозяйство, и его ценность увеличится, советует варяжский гость.

И добавляет: «Не спешите с Газпромом». (26.03.1996, Бизнес и Балтия). Увы, его советов не послушают.

А вот и баланс LG за 1995 год: в прежние годы компания набрала кредитов — большей частью чтобы расплатиться со старыми долгами перед Газпромом — на 62 млн долларов. При этом клиенты должны за газ 59 млн латов, но 17 млн из них вернуть не удастся, считают аудиторы.

Перед приватизацией государству следует отделить от LG и перенять Инчукалнское газохранилище, пишет Dienas Bizness. Ведь построить такое хранилище обошлось бы в пару миллиардов долларов. Но, скорее всего, государство отдаст хранилище «за бутерброд» тому, кто пообещает погасить долги LG, пишет газета. (06.05.1996, Dienas Bizness).

В июле закончен уже «тройной» аудит LG — в третий раз компанию по заказу инвесторов оценивало бюро Deloitte & Touche. Премьер Андрис Шкеле в разговоре с журналистами возмущен: потенциальным инвесторам мало одного аудита, заказанного Агентством приватизации! (07.06.1996, Diena)

Сюрприз: к трем ранее известным претендентам добавился четвертый — Parex banka, — и это полная неожиданность для всех. Банк готов купить 10% компании.

Руководство АП заявляет, что это банкиры так себя рекламируют. (27.07.1996).

Итак, инвесторы выбраны 1 августа — это будут Газпром и немецкий консорциум Ruhrgas/Preusen Elektra,

сообщают в АП. Заплатят они по 2,5 лата за акцию, деньги будут вложены в капитал компании. Договор планируется подписать в октябре. (02.08.1996)

«Будет ли Риге тепло?» — статья с таким заголовком выходит в октябре в официальном госиздании Latvijas vestnesis. Этот вопрос задают и президенту Rīgas siltums Арису Жигурсу, и исполнительному директору Рижской думы Андрису Гринбергсу. Оба успокаивают: будет, будет. (17/10/1996, Latvijas vestnesis).

Инвесторы считают, что LG может взыскать лишь около 10% от долгов клиентов, которые в целом составляют 57,4 млн латов. АП настроено оптимистичней — примерно 30%. (08.11.1996, LETA)

Под конец года — неожиданность: немецкий инвестор Ruhrgas/Preussen Electra откладывает подписание договора.

Сперва немцы хотят получить от Латвии гарантии касательно долгов клиентов, которые были сделаны, когда в LG хозяйствовало государство. В ответ представитель АП Андрей Тикнусс заявляет — просьба отвергнута, так как «этого не предусматривает законодательство Латвии». Зато у Газпрома пока претензий нет, говорит Тикнусс. (06.12.1996, Dienas Bizness). Увы,

договоры о покупке акций LG до конца года так и не подпишут.

В начало

97-й и далее

Новый срок подписания договоров — 1997 год, 1 апреля, день дурака. Янис Наглис уже не столь высокомерен, и молчит об уникальном латвийском законодательстве, особенности которого раньше объясняли немецким инвесторам. Готовится проект: государство через Минфин переймет долги муниципальных и госкомпаний перед LG — на сумму около 30 млн латов, — то есть, возьмет на себя более половины от всех долгов. (17.02.1997). Вскоре приходит ответ немцев: они удовлетворены.

В итоге договор подписан. Каждый инвестор получил по 16,25% акций.

А вот снова

Адриан Давис — теперь он нахваливает Газпром, и даже признается в «семейственных» отношениях с главой правительства РФ Виктором Черномырдиным.

И добавляет, что после появления нового инвестора  надеется сохранить свой пост президента LG (я же в компании уже 32 года!), — и готов «поработать еще пару лет». (03.04.1997, Vakara Ziņas). Поработает он еще 18 лет — до 2015 года.

Газета Diena, между тем, сообщает:

Анатолий Горбунов — на тот момент министр охраны среды и регионального развития, — посоветовал Latvijas gāze проконсультироваться у астролога.

Зачем? Выяснить вероятность технологической катастрофы в газовом хозяйстве... Журналисты просят у Горбунова комментарий, тот отвечает, что дело было не так: обратиться к астрологу — это один из вариантов, но решение должна принять сама компания. (14.08.1997, Diena).

Малоизвестная компания Ave Lat Grupa сообщает, что тоже хочет участвовать в приватизации больших предприятий — купить доли в Latvenergo, Latvijas gāze, Latvijas kuģniecība и в Ventspils nafta. Председатель правления Эрик Мастейко уведомляет, что на контрольный пакет Ave Lat не претендует, хватит и миноритарного участия. (29.09.1997, Diena, Dienas Bizness). Интересное совпадение: около месяца назад Андрис Шкеле перестал быть главой правительства.

В 98-м году тот же экс-премьер Шкеле встретится с жителями Кулдиги, и скажет: «Я против того, что сохраняются и все еще действуют такие монополии, как Latvenergo, Lattelecom, Latvijas gāze, Latvijas dzelzceļš. Я их сломаю! Любой ценой!» Далее Шкеле говорит, что должна быть конкуренция. Будто бы годом ранее это не его правительство утвердило договор с новыми акционерами LG, дающий компании монопольные права на 20 лет. (18.04.1998, Lauku Avīze)

Тем временем текущий премьер Гунтар Крастс пересказывает старую идею соединения газопроводов Балтии и Норвегии, которую он всецело одобряет. Правда, критики говорят, что это нереально, потому что будет стоить миллиарды... Но Крастс стоит на своем: «Такие проекты ни один нормальный мыслящий  человек не может критиковать! Те, кто это делают, либо хотят доказать, что Крастс — полная бестолочь (galigs nejega), либо лоббируют интересы Газпрома». (02.05.1998, Neatkarīgā Rīta Avīze Latvijai).

В начало

Вместо финала

Подобных новостей — зачастую смешных, глядя из 2017 года, — в истории LG будет немало.

Приватизация будет идти долго, и последний пакет акций LG государство продаст в 2002 году — жителям, за сертификаты, за смешные деньги.

Французская Gas de France, не получив доли LG, фактически обвинит Агенство приватизации во взяточничестве. Правда, доказано так ничего и не будет.

Именно российские Газпром и Итера в итоге получат контрольный пакет.

Российские СМИ выяснят, что Итера — это «теневая структура» Газпрома. Наглис будет это опровергать и обижаться. Но к такому же выводу придет и Bloomberg.

А то, о чем многим мечталось в 90-е годы — создание добельского газохранилища, трубопровод в Норвегию, уход от зависимости от Газпрома — так и останется мечтами.

В начало

Продолжение следует.

 

 

0
Добавить комментарий
Аналитика
Аналитика
Новейшее
Популярное